Великолепная Зейнаб

Страница: 3 из 5

при дворе султана, он должен был поговорить с пашой и добиться, чтобы тот поторопился с решением.

И вот уже послан гонец к брату с просьбой выполнить обещание, немедленно приехать в Измир, дело касается интересов рода. Прошло несколоко томительных дней. Застанет ли гонец брата в Софии? Согласиться ли он приехать немедленно? Позволят ли ему военные дела? К счастью брат был в Софии, понял, что из-за пустяков сестра не стала бы его вызывать через месяц после свадьбы и не теряя времени поехал в Измир.

Зейнаб отвела ему лучшуе комнаты на своей половине дворца. Охранялись эти комнаты телохранителями брата. Слуги паши доступа туда не имели. Когда брат отдохнул от дороги, Зейнаб предложила ему искупаться в бассейне, который был по ее приказанию устроен так, как бассейн во дворце Камеля. Она пришла в залл, где был бассейн, как ни в чем не бывало разделась вслед за братом и стала рядом с ним плескаться. Мало ли они купались вместе? Он сначала не придавал этому большого внимания, но Зейнаб как бы шутя обняла брата, прижалась к нему грудью. Когда она показала ему всю прелесть своего обнаженного тела, он почувствовал, что ее присутствие, ее прикосновение будит в нем желания, но ведь она была его сестрой. Он решил прекратить купание.

 — Подожди, Камель! Еще несколько минут, — сказала Зейнаб, — я вымою твою спину, а затем натру тело измирскими духами, у вас таких нет. Натирая тело брата душистыми травами, стоя перед ним во всей своей греховной красе, Зейнаб взяла в руки член брата, это не вызвало ни каких волнений, но теперь пальцы Зейнаб невольно затрепетали и их тайная ласка передалась нервам этого чувствительного органа и не смотря на усилия Кемаля остаться спокойным, член подвел его. В руках Зейнаб он стал быстро наливаться, твердеть и расти и... стал во всей своей мощи, готовый к бою. Камель, смущаясь, отвернулся. Зейнаб сделала вид, что ничего не заметила и кончила натирание. Просто взяла еще небольшой пучек травы и сказала брату:"Придется добавлять травы, он почему-то увеличилсяв моих руках!»

Одевшись в богатый вечерний наряд и угощяя брата изысканным блюдом, Зейнаб любовалась его мощной фигурой, слушая его уверенную речь, а просебя радостно думала:» Так, значит я тебя возбуждаю. Ты не можешь оставаться равнодушным. Твой член выдал тебя, но теперь я знаю, как добиться, чтобы он стал моим.»

Паша был в от'езде, видимо он еще не давал ни каких распоряжений, касающихся Зейнаб. Отношение слуг к ней не изменилось. Но когда она рассказывала брату о своих опасениях, Кемаль похвалил ее за то, что она его вызвала. Дело было бдействительно серьезным. Самолюбивый паша не задумываясь свалит вину за бесплодие на свою жену и разведется с ней. И тогда рухнет весь план присоединения Измира к владениям Истамбульского паши. Кемаль решил дождаться приезда мужа Зейнаб, поговорить с ним о том, что бы тот не торопился с разводом. Зейнаб может отправится с поклонением в одно из святейших мест, где по милости Аллаха многие женщины излечиваются от бесплодия.

Таким образом Кемаль расчитывал на свое личное влияние. Едва ли паша рискнет сорится с ним. Пока еще у него нет достаточных и проверенных оснаваний для развода. И так, Кемалю предстояло быть гостем у сестры несколько дней. Вечером они долго гуляли по аллеи парка, вспоминали детство и юношеские годы, прощаясь Зейнаб как обычно поцеловала брата, но сделала вид, что оступилась и упала на руки Камеля. Она почувствовала, как он вздрогнул, когда его рука коснулась на мгновенье ее нежной и теплой груди. Еще днем из дворца были удалены все красивые рабыни и заменены пожилыми, под предлогом того, что телохранители Камеля, прибывшие с войны, могут заразить женщин дурными болезнями. Зейнаб приказала без ее разрешения не впускать ни одной женщины в комныты занятые братом. Расчет ее был прост и точен. Когда Кемаль потребовал, чтобы ему прислали перед отходом ко сну наложницу, он получил, немолодую, некрасивую пленницу — полячку правда, блондинку, но с такой отвислой грудью, что Камель прогнал ее. На следующий день был приготовлен в комнатах Камеля обед, слуг не было. Зейнаб прислуживала сама. Камель пил вино не подозревая, что в нем намешан возбуждающий напиток. Рассказывая о своих походах, с удивлением посматривая на свою красавицу сестру, которая была сегодня в открытом платье. Платье из тонкой ткани, под которой угадывались все линии ее груди, живота, бедер и...

 — Мы пойдем гулять позже, — сказала Зейнаб, — а теперь давай полежим на тахте, мне надо с тобой поговорить.

Улягшись рядом с братом, задумчивая и томная Зейнаб, сказала ему:"Знаешь Камель, теперь я замужняя женщина и стала замечать то, на что раньше не обращала внимания. Может быть не я виновата в том, что не могу подарить сына своему мужу. Может виноват он.

 — Почему ты так думаешь? — спросил Камель.

 — Потому что орган, который делает детей, у него слишком маленький, ну вот чуть-чуть длиннее моего среднего пальца. К томуже у моего мужа от какой-то мягкий. А ведь женщина должна почувствовать удовольствие, правда Кемаль?

 — Да, конечно, — ответил Кемаль, приподнявшись немного, внимательно посмотрел в глаза сестре.

 — Как по твоему, можно таким маленьким членом сделать сына. Вот у тебя я видела орган, так твой наверное в десять раз больше, чем у моего мужа. Он такой большой, что у меня наверное не войдет и там вообще не поместиться.

 — Не говори, девочка, — попробовал отшутиться Кемаль, — и войдет, и поместиться, у вас там все растягивается. Но причем здесь я? Ведь разговор о муже, а не о бо мне.

Но в этот момент член Кемаля предательски поднялся и подвел своего хозяина. Зейнаб увидела, как халат брата в определенном месте вздулся бугром в одно мгновение, и запустив руку под халат, она вытащила об'ект спора и воскликнула:» Ну, знаешь, я уже не девочка, не морочь мне голову! Разве такая громадина поместиться во мне? Покажи! Бестращный воин, опытный мужчина на этот раз растерялся. Не успел он оглянуться, как Зейнаб сбросила с себя панталоны, обнажилась, раздвинув ноги, крепуко держа в руках член и потянула брата на себя. Но едва головка оказалась во влагалище, она с такой силой сжала ноги, что член дальше не пошел.

 — Вот видешь, я же говорила, что не войдет! — воскликнула Зейнаб, делая вид, что отталкивает брата. Но она видела, что самообладание уже покинуло его. Грубо, схватив ее за грудь, навалившись на нее все своим большим телом, он всадил член в нее так глубоко, что она едва не задохнулась. Кемаль может быть и опомнился, но Зейнаб обхватила его в об'ятия, зделала несколько движений навстречу его члену и прошептала

 — Послушай, ведь это же действительно удовольствие! Не вынимай! — и все свершилось как было задумано. Когда струя семени оросила матку Зейнаб и она разжала об'ятия, Кемаль вскочил на ноги. Бледный, с растрепанными волосами, он схватился за голову.

 — О горе мне!

Зейнаб привела в порядок свое платье и лежа, закинув руки за голову спокойно смотрела на брата из под опущенных ресниц.

 — Теперь у моего мужа, Измирского паши, будет сын похож на своего дядю по линии матери, ведь такое сходство бывает нередко. Только надо будет еще несколько раз повторить, чтобы уже был сын наверняка. Кемаль смотрел на нее удивленный, гневными глазами:"Что ты говоришь? Как ты можешь так спокойно говорить о грехе? Ведь мы с тобой нарушили закон!

 — Закон выдумали люди, Кемаль. Выдумали для того, чтобы в семье братья не заставляли жить с ними сестер. В богатых и знатных семьях история знает не мало примеров любви и близости братьев и сестер. Боги ни когда не наказвали за это. Успокойся Кемаль, иди ко мне, все будет хорошо...

Кемаль не соглашался, он был правоверен. Но велеколепная Зейнаб была обольстительна. Когда она среди ночи ушла к себе, в ее влагалище было 6 зарядов, которые ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх