Великолепная Зейнаб

Страница: 4 из 5

обеспечили рождение сына. 6 раз она испытала блаженство, которое дает мужчина женщине, у которого член крупного калибра. Утомленный Кемаль, оставшись один, думал, что из всех женщин, которых он знал, самая прекрасная и приятная была его сестра. И обратив свое лицо к востоку он стал молить бога простить его. На следующий день им не довелось остаться на едине, до поздней ночи дварец был полон родственников, пришедших послучаю регилиозного праздника. Изредка брат и сестра обменивались взглядами, значение которых было понятно только им. Расспрашивая родственников о досопримечательностях города, Кемаль узнал, что не далеко от города есть магила знаментого святого чудотворца. К ней в праздничные дни отправлялись целые процессии. Они проводят у могилы целый день и очень многим удается излечиться от недугов. Кемалю пришла в голову мысль, что будет лучше, если сестра с'ездит до приезда паши на могилу святого. Тогда паше будет труднее отказать в отсрочке с разводом. Солнце еще не взошло, когда из боковых дверей дворца выехали два всадника и направились по горной дороге к гробнице святого. Одним из всадников была закутанная в черную чадру Зейнаб, другим был Кемаль. Бало вполне естественно, что брат отправился проводить сестру в это путешествие. Вскоре всадники остановились у здания гробницы. Их поразило царившая здесь тишина. Вчера возле могилы было полно поломников, а сегодня был обычный трудовой день и ни кого. Гробница не охранялась. Кемаль и Зейнаб осматрели гробницу, присели отдохнуть в траву в тени. Вокруг далеко ни души. В сидельных сумках была еда и вино. Когда они подкрепились, Кемаль уже вполне прмирившись с тем, что он грешник, потянулся к Зейнаб, пытаясь положить ее на спину. Но она неожиданно поднялась на ноги и жестом зовя брата за собой, вошла в гробницу.

 — Здесь лучше, Кемаль! — сказала она, — пусть святой видет, как избавляются от бесплодия не читая молитв.

Она подошла вплотную к надгробию, и легла животом и грудью на теплую мраморную плиту и повернув голову с лукавой, обольстительной улыбкой посмотрела на брата. Штанов на ней уже не было, она успела снять их. Только короткая, легкая юбченка прикрывала темную промежность ног. Но Кемаль оробел, член на мгновение поднялся и сник. Святое место на стенах, суровые изречения, как здесь можно заниматься таким?

 — Что же ты стоишь, как евнух? — раздался голос Зейнаб, — Аллах повелел плодиться, но не сказал в каком месте можно, а в каком нельзя. Зейнаб бесцеремонно обхватила его член, погладила рукой, затем снова легла грудью на мраморную плиту надгробья. Юбченка поднята, Кемаль увидел налитые ягодицы, стройные ноги. Он зажмурил глаза, чтобы не видеть цитат из корана и просунул руку через бедро Зейнаб, нашел все, что нужно, и медленно ввел фаллос во влагалище. Дальше все было так, как и в сцене с гречанкой в Софии, только здесь Зейнаб не зрительницей была, а артисткой и показала брату, что не даром на Востоке учат девочек угождать мужчине в любви. Легкое покачивание тела вперед и назад, в такт движения члена, сжимание и расжимание бедер, тихие стоны восклицания: « Ах, как хорошо», все было сделано, чтобы угодить брату и в тоже время заставить выдать все полностью, что он может. И Кемаль выдал все, что мог. Твердый и большой, как рог, фаллос делалл медленные, ненапряженные жвижения до предела, то вонзаясь в глубину, оттягиваясь до взвода, чтобы головкой сильнее разжечь клитор. Паузы были полны сладострастных поцелуев. Руки сильно и нежно ласкали груди и живот сестры в момент оргазма, доведенная до иступления Зейнаб, издала стон физического удовлетворения. Долго после этого стояли они, склонившись к надгробью. Кемаль не вытаскивал член, пока тот вовсе не сник. Дыхание постепенно успокаивалось, тела остыли, хотелось отдохнуть, не расставаясь друг с другом. Они лежали на душистой горной траве, смотрели на звезды, разговаривали, когда было, что сказать, несколько раз их тела сплетались в страстном об'ятии. Кемаль был в расцвете мужской силы. Зейнаб умела возбуждать страсть.

Так прошел этот чудесный день поклонения святому чудотворцу. Перед выездом на улицы Измира, Зейнаб натерла глаза луковцей, пусть все видят, что она наплакалась во время молитвы

Кемаль гостил у сестры еще несколько дней, каждый день они встречались, проводя дневные жаркие часы в зале для купания, а ночные в спальне Кемаля. Телохранители Кемаля, отявленные головорезы, надежно охраняли их от посторонних глаз. Брат и сестра не об'яснялись в любви друг другу, они предавались к сжигавшей их страсти молча и только отдельные восклицания изредка выражали удовольствие или неудовлетворение.

Очень выразителен был язык их взглядов, долгих поцелуев, движения рук и ног, соединившихся половых органов. Они спробовали все способы сношения. Кемаль ложился на спину, а сестра верхом на члене в экстазе совершала половой акт. Инициатива полностью принадлежала ей и она полностью ею пользовалась. Она любила отдаваться стоя, на небольшой возвышенности, чтобы сравняться с Кемалем, прижаться к нему всем телом в то время, когда он вспарывал ей влагалище своим твердым фаллосом. Потом она уступала желаниям брата, которому нравилось класть ноги сестры на свои плечи и всаживать в нее член до самого корня. Расжигая себя, хмелея от страсти, они не знали ни каких границ. Член Кемаля побывал и во рту сестры и между ее сближенными глазами, зато сестра испытала особое удовольствие, когда брат языком раздражал ее влагалище. Оба они доводили друг друга до полного изнеможения, а потм отдыхали в блаженном забытьи. Это была великолепная любовь самца и самки, смело бросивших понятие греха ради наслаждения. До того, как приехал старик паша, брат и сестра успели насытиться друг другом и, пришедшая разлука не огорчила их. Паша, конечно, согласился с доводами Кемаля, повременить с разводом. После посещения гробницы святого, иначе поступить было нельзя. Кемаль уехал, а через две недели старухи, шпионившие за Зейнаб по поручению паши, доложили ему, что его молодая жена забеременела. Слава Аллаху.

 — Теперь у меня будет законный наследник! — воскликнул обрадованный паша.

Прошло 3 года, Зейнаб превратилась в пышную полногрудную и статную женщину. Слава о ее красоте и уме уже шла по городам обширной страны. Материнство придало ей зрелость, а высокое положение правительницы Измира сделало властной, настойчивой и уверенной в себе. Малолетний сын ее воспитывался няньками. Паша умер до совершеннолетия сына и Зейнаб была полновластной хозяйкой двора, города и подчиненной ей провинцыи. Она подобрала себе способных и знающих помощников, отлично справляющихся с государственными делами. Но была у Зейнаб и другая, тайная жизнь. Едва наступал вечер и дворец погружался в сон, Зейнаб потайным ходом проходила во флигель, выстроенный по ее приказу в глубине парка. Другой выход из флигеля вел к обрыву над морем. Во флигеле были роскошные комнаты, особенно одна, где было устроено широкое и удобное ложе с шелковыми и богато расшитыми подушками. Было несколько комнат, разделенных толстыми стенами с массивными дверями, в которых не смотря на приличное убранство, что-то напоминало тюремные камеры. В подвалах флигеля жили слуги, а сверху он охранялся несколькими львами, свободно ходивгими в клетках, опоясывающих весь дом. После смерти паши, его горем был распушен, а евнухи остались на службе у Зейнаб. Каждый был предупрежден, что за разглашение тайны, его ждет смерть. В измирский порт приходили корабли из всех стран мира и Зейнаб поставила своей целью попробовать мужчин всех национальностей. Ее увлекала страсть коллекционировангия. Выполняя волю ненасытной властительницы, евнухи разглядывали всех моряков в порту, сходивших на берег. Выбрав наиболее сильного и красивого матроса, евнухи заманивали его в кабак, где после кружки пива и сильной дозы снатворного, он терял способность сопротивляться. В закрытом палантине, схваченного моряка доставляли в одну из комнат флигеля. Там его несколько дней готовили,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх