Выбирай город!

Страница: 2 из 4

баньку, заварить веники, а потом раскочегарить до 70 градусов. А сам, включив сигнализацию, пошел печь оладушки из специально закупленного для этого кефира. Спать в планы ребят сегодня не входило. Уже два месяца лежала почти готовая система спутникового телевидения, только никак было не получить нужную ширину полосы. Точнее ее надо было сделать очень узкой. Даже из конденсаторов и резисторов военного исполнения такой фильтр было не собрать. А вот сегодня на РЛС по плану меняли блоки и то, что не подлежало обязательной сдаче, как всегда доставалось радистам. Так что к утру уже можно было бы смотреть новости по Би Би Си и Си Эн Эн.

Сам факт звонка по АТС в пол-одиннадцатого ничего странного не пресдтавлял.

 — Слуш младжант Потехин, — привычно рявкнул он в гарнитуру. (А попробуйте найти на крейсере туалет, кухню или хотя бы лестницу!)

Странно было слышать незнакомый низкий женский голос:

 — Ой, да не ори ты так, младший сержант! Ты готов?

Андрюха не знал, к чему он должен быть готов, и в его молчании ясно слышалось непонимание и нерешительность.

 — Это Света.

Час от часу!

 — С метео.

(Ой, блин!)

 — А-а! Так я же с вами ни с кем не познакомился. Что решили?

(Ну, если сауну — не успеет теперь прогреться, Гоша уже, наверно, прикрутил кероси)

 — Парную.

 — Есть, парную. Заходите, — сказал Андрюха, и почти уже положил гарнитуру, — Отставить! Вас сколько будет.

 — НАС — трое, а ВАС?

Неотвратимое приближение того самого ясно слышалось в уверенном женском голосе. В конце концов все когда-нибудь делают это. Таких как Андрюха в 19 лет уже мало осталось. Надо решать, что сказать.

 — Тебе чего, не сосчитать? Если вас так много, то мы не пойдем.

 — Ну что ты! Просто я думаю где нам третьего для вас найти.

 — А неужто два защитника Отечества не справятся с тремя хрупкими созданиями?

 — Э-э... 3 лица, 22:45, парная, принял, конец связи, — с выпрыгивающим из груди сердцем Андрюха бросил гарнитуру. Щелкнул тумблером, вызвал баню.

 — Гоша, еще три веника и идеальную чистоту. 10 минут.

Должно было еще остаться литра 3 пива. А чего его беречь?

Андрюха достал банку пива, отключил сигнализацию от калитки, отнес банку и кружки в баню. Нехорошо было держать Гошу в неведении, и тем более показывать, что он младший.

 — Георгий. Дело такое, к нам мыться идут бабы с метео. Я собираюсь их е... Ты будешь?

Гоша ошалело уставился на товарища и только дернул головой.

 — Тогда оденься поприличнее, женщины все-таки. Будут через 5 минут, — сказал мл. с-т Потехин уже не мыслящий жизни вне армейского порядка, к которому личному составу метеослужбы еще привыкать и привыкать. Девушки явились через 25 минут, и ребята от нервов успели извести почти дневную норму «Дымка».

Надеясь друг на друга, солдаты при виде девушек стушевались еще больше. Андрюха посмотрел на Гошу взглядом ничего хорошего не обещающим и представился.

Светой оказалась дылда, боевую звали Аня, а ту, что так хотела в баню Наташа. Гоша вообще потух, и Андрюше пришлось представлять и его. Потом он пригласил гостей осмотреть хозяйство.

 — А давайте в баньку, — нетерпеливо заверещала Наташа, — я 100 лет в настоящей бане не была.

Потолкавшись немного в сомнении, что же делать, показывать дорогу, или пропустить дам вперед, двинулись. Наташа, вбежав в предбанник, как ни в чем не бывало, быстро разделась и побежала в парную. Ребята усиленно делали вид, что снимают сапоги отвернувшись к стене. На самом деле надо было еще поправить штаны незаметно от девушек. Света с Аней переглянувшись бросили свои сумочки на диванчик и подошли к ребятам со спины. Андрюха почувствовал, что сейчас его будут использовать как вибратор со сменными наконечниками, и восстановил свое положение мужчины и хозяина. Он обернулся, и увидел, что его выбрала Аня. Ему было наплевать на ее выбор, он просто сделал наоборот.

 — Давай, Светик, не стесняйся, помоги. Мне чего-то крючок не расстегнуть.

И Гоша как с вышки в воду головой:

 — Дюха прав. Не стой, Аня. Парная остынет, больше топить не будем.

Пока Света склонив голову, разбиралась с Андрюхиным крючком, он обнял ее за плечи, и тихонечко провел руками по спине. Тело девушки отозвалось мелкой дрожью. Она расстегнула крючок на воротнике и выпрямилась. Нет, шлюхой она не была, это все тоже напускное. Сейчас перед Андрюхой стояла девчонка, смущенная ничуть не меньше его. Ему захотелось поскорее от этого избавиться. Как там, «Раньше ляжем — раньше кончим»? Вспотевшими пальцами он расстегнул верхнюю пуговицу Светиной блузки. Она только вздохнула и шире открыла глаза. Вторая пуговица. Еще четыре. Третья. Может через голову снять? Да ну, еще порвется, тонкая она какая-то. Четвертая. Пятая. Ну хоть бы помогла, что ли. Шестая. Как там в кино делают? Андрюха положил свои ладони повыше груди и проведя по скованному телу руками до плеч, скинул с них блузку. Света дала ей упасть на пол. С х/б проще, три пуговицы и поясной ремень расстегиваются одним движением, другим куртка снимается через голову. Полторы секунды. Ну, может быть 1, 6. Ну, 1, 65 максимум с поправкой на обстоятельства.

«Ах, черт! Я это делаю! У меня получается!», горело в Андрюхином мозгу.

Лифчик расстегивался сзади, Андрюхе пришлось наклониться и его лицо оказалось совсес близко к ее груди. Какой-то новый, не похожий ни на что запах заполнил Андрюху целиком. «Все, что делается в постели — верно», Андрюха вспомнил, что где-то читал, и отпустил последний внутренний тормоз. Он ткунлся лицом прямо Свете в грудь, стал целовать то, что не было скрыто лифчиком. Захотелось укусить за кожу шеи — и вцепился как вампир. Как-то неожиданно подвернулось лицо. Хорошо! Какое оно яркое, страстное и нежное! А губы, а рот, а язык! Сложный, слишком страстно и оттого нетехнично выполненный поцелуй прозвучал всплеском и хлюпаньем. Это развеселило обоих. Уже успокоившись Андрюха снял лифчик и стал целовать грудь. Света тоже опомнилась и начала расстегивать Андрюхины штаны. «Надо было гражданские плавки надеть». Андрюхе вдруг стало стыдно своих армейских семейников.

«Чистота» — именно это слово, написанное белыми объемными буквами по красному фону, как «Слава КПСС», и его значение вспыхнули в Андрюхином сознании когда он снова вдохнул запах Светиного тела. Света пахла Чистотой. Полной, всеобъемлющей Чистой баз малейшего изъяна. Андрюха не был таким, хотя бы потому, что мылся в последний раз неделю назад. Он тоже был девственником, но сейчас это ему показалось случайностью среди его похотливых замыслов и пошлых шуток. Нельзя, ни в коем случае недопустимо, чтобы Света это узнала. Она умрет, когда узнает, какая он, мл. с-т Потехин, грязная и пошлая скотина. Расширенные возбужденные Светины ноздри подсказали: «Запах», а он еще «Дымком» накуренный, и уже целовался. Как, как отодвинуть ее? Андрюха расстегнул юбку сбоку, и одним движением вниз снял юбку вместе с трусами до колен, и сам присел, вырвав штаны из Светиных рук. Никогда не стоявшая голой перед мужчинами, Света инстинктивно схватилась за юбку. Андрюха отпустил ее и стал снимать свои штаны. Света отпустила остатки своей одежды, и слегка переступая, дала ей упасть на пол. Босоножки она сняла не наклонясь, наступая на задники. Раздевшийся быстрее Андрюша подождал, когда Света закончит свои дела. Она подняла на него свои глаза (все таки, она была 186, а Андрюха при призыве был 190, и вроде бы еще вырос, а она еще ссутулилась от смущения) и поняла, что он за ней некоторое время следил, и смутилась еще больше.

Андрюха снова присел, подхватил ее на руки и пригибаясь, но стараясь держаться подальше от ее лица понес ее в мыльную.

...  Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх