Выбирай город!

Страница: 3 из 4

Свете, родом из уральской деревни, Ленинград, безумно понравившийся сначала, за 5 лет просто надоел. Свету всегда интересовали только люди, ее не впечатляла ни природа не архитектура и уж подавно не магазины. Судя по людям, Ленинград был лучше чем Свердловск и Оренбург. Уж, несомненно, лучше, чем Магнитогорск и даже лучше чем Москва. Но все равно он оставался Городом, большим городом, где люди то так далеко разбросаны друг то друга, что приходится орать, пытаясь быть услышанным, то стиснуты так тесно, что приходится отталкивать даже тех, с которыми хочешь быть близкой. Может именно потому, что Света не хотела здесь оставаться (а для девушки простейший способ — выйти замуж), то и на парней она смотрела без интереса. Она хорошо знала людей, и в любой компании выглядела своей. Настолько своей, что никому в голову не могло прийти, что у нее нет и никогда не было парня. Она ничего не имела против половой жизни, и не собиралась оставаться старой девой, но ей не хотелось ни одного из известных ей мужчин. Ни деревенских, они вообще ни о чем не думали. Ни студентов, они думали неизвестно что, или какую-нибудь гадость. Были, были в Питере нормальные городские, но они были ей, увы, недоступны. Когда появилась возможность работать в военной части, Света вызвалась первой. Во-первых, это в Сибири, во вторых, среди военных хороших людей гораздо больше. Света ехала искать мужа.

С Аней они познакомились на первом курсе, но подругами не были и компании у них были, как правило, разные. Их свело только общее распределение. Аня было вообще искательницей приключений. Ну, на три годика махну в Сибирь. Куда захочу — туда и поеду. Свете такое поведение импонировало, и она поддерживала Аню во всех ее выходках. Подколоть как-нибудь солдатика они решили как только сели в машину, а Андрюха еще докуривал. Аня посмотрела на него в окно и вздохнула:

 — Бедные солдатики! Как они 2 года без девушек?

 — Штыком и прикладом! — рявкнула, картинно взяв под козырек Наташа. Не банщица, а еще одна. Вообще, все три остальные девушки были Наташами, и поэтому 2 из них и вызвались остаться на первое дежурство.

Все засмеялись.

Андрюха с первого взгляда Свете никак не приглянулся. Она и не приглядывалась. Выйти замуж за военного, значит за офицера. Солдаты, таким образом, не мужчины. Она без стеснения поддержала Анины пошлые шуточки. Солдатик на нормальном дворовом уровне парировал. Не Спиноза. Но то, как он выходил из машины, как поправлял пилотку и давал распоряжения о бане и захлопывал дверь выдало в нем Мужчину. Хозяина. С первого взгляда в нем не было человеческих недостатков. Привыкшая, что так не бывает, Света согласилась пойти с девчонками в баню скорее из спортивного интереса «где же у этой особи червоточинка».

Наташе, тоже из деревни, действительно было наплевать на все. Что, у нее мужиков не было? Да всех и не сосчитаешь. А в нормальной деревенской бане действительно давно не мылась. Ну, пусть подглядывают! Она даже так не думала, просто ей в данный момент хотелось в парилку, и все остальное по боку.

Ане было интересно приключение. Она была в плену широко распространенного заблуждения, что солдаты звери, особенно по этой части. Ее интерес был на грани зоофилии. Ну, а не удастся сейчас — не страшно, познакомимся, там говорят, солдатиков еще много.

Света о половой части как и Наташа даже не подумала всерьез. У нее не было привычки об этом думать, когда ситуация складывалась в эту сторону она всегда легко и без обид этого избегала. Ей был просто интересен Андрюха как таковой. Она и позвонила ему сама. И нарочно его подразнила.

Когда перед выходом Аня приняла таблетку и дала ей, до нее, наконец, дошло, что там будет ВСЕ на самом деле, что именно за ЭТИМ идет Аня. Света оторопела.

 — Ты чего? — удивилась Аня, — Гандон надеть ты не там никуда не успеешь. Пей.

Света послушно запила таблетку, в глубине души все же веря в свои силы.

И снова, когда она увидела Андрюху, она почувствовала что-то необычное. Нельзя сказать, что он ей понравился, просто в нем не было ничего, что ей не нравится. Все его слова, жесты, были естественными. Мальчишка волновался, но был искренен.

Когда Аня предложила перейти в наступление самим, уже там, в предбаннике, Света обрадовалась, что ей достался Гоша. Сейчас он начнет ее жадно и неприятно лапать, неумело и слюняво тыкаться в лицо, и она без труда от него отделается. Андрей же не запускал в ней этого механизма сопротивления.

Нет, Света не испугалась и не смутилась, когда Андрей подставил ей свою шею, она была занята тем, что судорожно искала повод оттолкнуться от Андрея, но едва она наклонилась к нему, остатки надежды воздвигнуть защиту рухнули. На этой груди, на этой шее, под этим подбородком было столько тепла, столько чего-то хорошего, что Свете стало жалко, что на х/б всего один крючок. От Андрея исходила чувство уверенности, защищенности, которое она только что потеряла. Близкое к этому теплу лицо покраснело именно от этого излучения, а вовсе не от стыда или смущения. Спина, которой этого тепла не досталось, начала мерзнуть. Наверно, эти невидимые мурашки заставили Андрея обнять девушку за плечи. В конвульсиях скончался последний Светин страх, когда Андрюхины руки легли ей на спину. Как бы потом ребята этот вечер не вспоминали, что бы ни говорили, Света отдалась Андрею именно в этот момент, и ничего изменится уже не могло.

Новый страх пришел позже. Она же ничего не умеет! Ни как раздеваться, ни как давать себя раздеть, ни как раздевать мужчину. О том, что они будут делать голые Света пока не подумала, хотя тоже ничего не знала. Она наклонила голову, чтобы Андрей не видел ее глаз и стала искоса смотреть на Аню с Гошей. Но у них ничего не было видно. Они представляли из себя тугой клубок из которого вылетали стоны и предметы одежды.

Пока Андрей жадно и ненасытно целовал ей шею и грудь Света только вспомнила какой то старый не наш фильм. Там женщина что-то сделала и бретельки ее комбинации исчезли с ее плеч. Следующим кадром показали как эта комбинация лежит на дощатом полу вокруг ног женщины, и та изящно перешагивает эту последнюю преграду к мужчине, оставшимся за кадром. Поцелуи заставили ее выкинуть из головы все остальные мысли. Света решила на том и остановиться и сделать так же, как только она покончит с этим дурацким ремнем. Андрюха все сделал слишком неожиданно. Света, разрабатывавшая в это время сценарий падения юбки с крутых бедер, попыталась подхватить одежду только потому, что это было не по сценарию. Когда она поймала свою юбку с трусами у колен она поняла как по идиотски выглядит, как прет из нее девченочность. Последние 30 сантиметров одежда все таки падала по Светиному сценарию.

Увлеченная проблемой своей одежды Света не заметила, когда успел раздеться Андрюха, и с удовольствием увидела, что он стоит на полу голыми ногами. Сразу стало спокойнее, теперь ей захотелось всем своим телом прижаться к его телу, без мешающей одежды и лить туда все, что так долго копила в душе, все самое свое дорогое, лишь бы прижиматься к его груди, а его руки лежали бы у нее на спине.

Очередной испуг пришел, пока она разгибалась, чтобы плашмя броситься на Андрюху. ЭТО ОН?! Вот этим сейчас он будет делать ЭТО?! Технология дела как-то поначалу выпала из Светиного внимания, уступив место эмоциям, занявшим Свету целиком. Он огромен. Ей будет больно. Света слышала, что чем старше, тем больнее. Но как красив, сколько силы, как неизмеримо много жизненной, живительной силы в этом сравнительно небольшом органе и его уверенной позиции. Света засмотрелась на него. Когда она увидела веселое Андоюхино лицо, она действительно смутилась, устыдилась своих последних мыслей и не прыгнула на него, как хотела.

Света твердо решила ни о чем вообще больше не думать и ничего себе не воображать, когда Андрей заносил ее в баню через низкую и узкую дверь. От нее только хуже. Мальчик в 100 ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх