Выбирай город!

Страница: 4 из 4

раз лучше нее справляется со всем. Когда Анндрюха пяткой захлопнул за собой дверь Света захотела только его предупредить:

 — Андрюша, ты знаешь... Я... Еще...

 — Я знаю. Будет больно, не бойся, кричи.

Андрюха понял, что его страхи по поводу себя напрасны, когда захлопнул за собой дверь в предбанник. Света лежала у него на руках с закрытыми глазами и явно возбужденная. Он заметил движение на ее шее, и догадался, что она захочет сказать.

В солдатской среде он наслушался историй про то, как это делают в первый раз, отбросил явную чепуху, сам подумал. Сейчас ему показалась удобной именно банная лавочка, а не диванчик, как в предбаннике.

Он положил Свету на теплую лавочку. Девушка лежала не двигаясь, честно соблюдая только что данное себе обещание не думать. Теплая рука скользнула по животу, там и по внутренней стороне бедер. «Хорошо, Андрюшенька, я сделаю все как ты захочешь, я уже развожу ножки».

Андрюхе открылась необычайная картина. Ему бы никогда не пришла в голову мысль целовать кого бы то ни было там, но к вселенской чистоте земные, человеческие мерки не подходили. Он наклонился и осторожно провел языком.

«Да, Андрюшенька, если я тебе нравлюсь, целуй, целуй меня, пожалуйста. Видишь, все это теперь твое».

И вдруг Андрюхе показалось, что ей этого не надо, что она готова к самым решительным действиям. Он уперся руками на узенькую лавочку, так, что пришлось сжать Светины ребра с боков. Он приблизился к ней. «Ну, и как сюда входить?» Он тер его о ее лобок. «Показывай, хозяйка, где вход»!

«Что же ты перестал? Я что, не как другие? У меня что-то не там растет? Вот, вот сюда, я покажу».

Еще немного времени они примерялись друг к другу.

Раз!

 — Ай! — Света дернулась, стукнулась головой о шайку и та с грохотом упала на пол.

Готово!

Неопытному перевозбужденному Андрюхе много не надо. Два, три, четыре — и он уже не может шевелиться. Вспомнив о безопасности, он хотел выйти, но Света вонзила свои ногти ему в ягодицы и со всей силы прижала к себе, чтобы не упустить ни одного движения, ни одной капельки этого всего нового. Этой жизни.

Наташа, едва вбежав в парную, сразу нашла и ковшик, и рукавицу, как будто никогда отсюда не выходила, три раза брызнула на каменку, узнала, как она протоплена и бросила уже полный ковш на выбранное ей место. Хорошо! Еще разок! А-ах! Она взяла два веника и погрела их над печкой. Ой, как хорошо! Ее тело вспомнило и пар, и хлесткие удары веников. Мамочки, как хорошо! Наташа похлестала себя спереди, ноги, плечи. Вот, сейчас бы спинку! Она услышала, как вошли девчонки, как хлопнула дверь.

 — Девочки, давайте сюда!

Ух, я вас встречу! Еще подкинем... Та-ак... Чего не идут? Что нам у них упало?

 — Светка, Анька, где вы?

Наташа приоткрыла дверь парилки и увидела подруг в необычной позе. Смутившись, что застала их, Наташа хотела скрыться обратно в парной, но верхнее тело скорее напоминало мужчину. Точно!

И тогда Наташа завизжала.

Мл. с-т Потехин оценил, что тревогу он сможет подать через 5 секунд, покинуть баню через 35, и через 50 уже начнет запускать аварийные генераторы.

Светка просто вскочила, скинула Андрея, он уронил всю лавку вместе со Светой, лавка упала на уроненную ранее шайку, шайка не сломалась, но вылетела и ударила в дверь парной. Решив, что это принялись за нее, Наташа заорала еще громче.

Из предбанника влетел Гоша и увидел два тела на полу, общий развал и визжащую Наташу. Что бы ни было, он оттащил Наташу к стене и заслонил собой, держа в поле зрения место действия и обе двери. Из предбанника осторожно выглянула Аня.

 — А чё это у вас тут происходит?

 — Я. Звала. Веники. Попариться. Их два. А вы тут. Я думала сначала, может. Вы. А откуда мужик. А почему Светка даже не кричит, — всхлипывала Наташа.

Еще секунду до каждого доходила недостающая именно ему часть картины.

Еще полсекунды все сдерживались от смеха.

А потом пятеро молодых и совершенно голых людей ржали. От души, заливисто и радостно.

Потом все мылись, парились. Девушки пытались холодной водой успокоить парней. Потом Наташа опять пошла париться, Гоша с Аней пошли пробовать лавочку, а Андрюха со Светой диванчик.

А потом пили пиво, и голые бегали по еще не остывшей траве, и пока Наташа пекла-таки оладушки из злополучного кефира, остальные пробовали траву и небо полное звезд.

Гоша и Андрюха другим ребятам ничего не рассказывали, но стали как-то привередливы к датам своих дежурств. Андрюха дед, ему все можно, и конечно, ему было удобнее дежурить с Гошей.

Андрюха стал появляться и в общежитии. Мало там солдат, что ли ходит?

Наступила осень. Вышел Приказ. Андрюха все больше грустнел и нервничал. Волновалась и Света, но почему-то была уверена, что все будет хорошо.

Как-то раз уже в декабре он пришел к Свете в общежитие. Рассеяно чмокнул ее в щеку, не смотрел в глаза, как-то мялся. Светина вера в доброе приугасла, и она тоже начала волноваться. Андрей сел за стол. Света села напротив. Андрей уставился в стол, молча стал стучать по скатерти пальцами. Света, сама не своя, принялась теребить бахрому старомодной скатерти. Вдруг Андрей вскочил, бросился к своему тулупу, у Светы все внутри оборвалось. Но он только что-то вынул из внутреннего кармана. Какой-то бумажный фунтик. Сел обратно.

 — Ты знаешь, я сегодня разговаривал с командиром.

 — Ну, и что?

Свете хотелось спросить «И когда», но она еще надеялась, что вдруг ему новое звание дают, или важное задание поручают.

 — Он подпишет мне рапорт в любое военное училище. В авиационное-то точно.

 — И что?

Андрюха молчит, теребит бумагу фунтика. Это оказался малюсенький букетик фиалок, завернутый в карту Советского Союза.

 — Выбирай город и выходи в него за меня замуж. Зигмунд 2000 г.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх