Моя любимая сестричка

Страница: 2 из 4

Оля жадно смотрела на все происходящее на экране, и ее уже достаточно оформившаяся грудь судорожно вздымалась.

Видимо увиденное достаточно взволновало ее, и я понял, что достаточно одного намека и Оля будет моей.

 — Вот Олечка, — сказал я — тебе не обязательно позволять мальчику вводить член в твое влагалище, достаточно того, что он просто поласкает тебя и твои губки языком. Так что когда вернешься домой, смело, можешь предложить своему другу такой способ удовлетворения.

 — А ты умеешь ласкать девушку языком, — спросила меня горящая от возбуждения Олечка.

 — Ну, я не знаю, — ответил я, — ты же знаешь, у меня никогда не было девушки. Хотя, наверное, это у меня получилось бы лучше, чем у мальчиков твоего возраста. Я все-таки прочитал много книг, посвященных этому вопросу, и просмотрел десятки фильмов.

 — Хочешь, я буду первой девушкой, которой ты подаришь наслаждение, — откровенно спросила Оля.

В первую минуту я, честно говоря, растерялся. Конечно, я рассчитывал совратить Олю, но представлял это более трудоемким процессом, а в действительности все оказалось так просто. Она даже не стала ждать, пока я сделаю намек или предложение заняться с ней сексом, а сама предложила мне ключ от замка, отпирающего ворота наслаждения. К такому я не был готов и в первую минуту почувствовал себя смущенным. Но сомнения быстро рассеялись, ведь передо мной лежало то, чего я желал несколько лет, то о чем я мечтал бессонными ночами, то, что видел в эротических снах.

 — Ты готова, — спросил я у Оли.

 — Да, я хочу почувствовать, как поцелуешь мои половые губки, пощекочешь клитор, как твой язык проникнет во влагалище, — с нежным вздохом ответила она.

Мы легли на широкий диван и нежно стали целовать и обнимать друг друга. Я запустил руку под юбочку Оли и, немного поласкав ее шелковистые бедра, начал медленно стягивать трусики. Оля в это мгновение снимала с себя маечку. Оторвав глаза от ее божественных ножек, я увидел еще более восхитительное зрелище. Нежные белые маленькие груди находились на уровне моего рта, и мне не составило особого труда ухватиться губами за выпуклый розовый сосок. Пососав один сосок, я неторопливо перешел к другому, руки мои все это время поглаживали ее округлые бедра. Олечка вся замерла от наслаждения и лишь тихо стонала.

 — Раздвинь ножки, я хочу поцеловать тебя, — прошептал я.

Олечка послушно выполнила мое приказание, и через мгновение я увидел ее половые органы, представшие передо мной во всей их девственной красе. Розовые губки были подобны лепесткам только что распустившейся розы и капли выступившей от возбуждения жидкости блестели как капли росы, ранним утром осевшей на траве. Восхитительная, незабываемая картина, которая надолго запечатлелась в моей памяти. Полюбовавшись красотой этого прелестного цветка, я прильнул к нему так, словно хотел выпить весь источаемый им нектар. Я целовал ее в раскрытые половые губки, посасывал и потягивал клитор, запускал язык в самую глубину влагалища так, что чувствовал тоненькую девственную пленку. Стоны, тихие вздохи и нежный шепот Оли, просящей не прекращать ласкать ее, довели меня до такого возбуждения, что я готов был тут же кончить. Оля же находилась в еще более возбужденном состоянии. Еще одно движение языка, еще один поцелуй, и она кончила с тихим криком и в изнеможении откинулась на спинку дивана. Я весь трясся от возбуждения и волнения. Еще бы, ведь я только что занимался оральным сексом с собственной сестрой, и сейчас она будет удовлетворять меня своим прелестным маленьким ротиком. Может быть не надо, может быть убежать сейчас и впоследствии забыть об этом сумасшествии. Но нет, как можно убежать, когда я достиг своей цели, когда Оля моя и будет выполнять все самые причудливые и извращенные желания. Такие мысли проносились в моей голове в эту безумную минуту. Из размышлений вывела меня Оля, спросив:

 — Ты хочешь, чтобы я сделала тебе то же самое?

На что я лишь утвердительно кивнул головой. Олечка расстегнула мои брюки и вот ее тонкие пальчики обвивают и ласкают член, который, не зная других пальцев, кроме моих собственных, весь напрягся и замер в ожидании.

 — Не тяни Олечка, возьми его в ротик. Видишь, как он хочет твоих губок, — дрожащим от возбуждения и страсти голосом произнес я.

Олечка повиновалась. Ее нежные розовые губки приблизились к самой головке, задержались на мгновение и прикоснулись к напрягшемуся и налитому кровью члену. Прикосновение ласковых и теплых губок привело меня в состояние экстаза.

 — Поласкай его языком, засунь головку поглубже, так, так, только побыстрее, работай ротиком моя Олечка, — от захлестнувшего наслаждения я едва сдерживался.

Дрожь пробежала по телу и, не контролируя своих действий, я схватил Олю за голову и начал запихивать член ей в рот, стараясь проникнуть как можно глубже. Она не сопротивлялась и как загипнотизированная подчинялась всем моим движениям. Не было сил оторваться, прекратить это и я кончил прямо в рот Оле, размазав сперму по губам, щекам и вытерев измазанный спермой член о ее светлые золотистые волосы. Около минуты мы лежали не двигаясь, как будто нами овладело некое оцепенение. Первая очнулась Оля.

 — Это было прекрасно, никогда в жизни я не испытывала ничего подобного, — ответила она на мой вопросительный взгляд.

 — Я рад, что тебе понравилось, — машинально сказал я, сам еще не придя в себя от случившегося. Как я мог вот так вот ради собственного удовлетворения лишить девственности, хотя и не в физическом, а в моральном, душевном плане, эту юную хрупкую девушку, можно сказать почти ребенка. Я не верил, что все происшедшее могло доставить ей наслаждение и удовольствие. Но сколько бы я ни думал обо всем этом, ничего нельзя уже изменить.

Скоро должна вернуться из города бабушка, и нам нужно было одеться и привести в порядок комнату, чтобы скрыть следы недавнего разврата. Тут Олечка проявила себя как заботливая хозяйка и уже через несколько минут даже самый опытный сыщик не заметил бы ничего подозрительного. Обнявшись, как и тогда, когда провожали бабушку, мы пошли к автобусной остановке, чтобы помочь донести сумки, наполненные купленными для нас подарками. Только теперь я держал Олечку за округлую попку, всей рукой ощущая приятную упругость ее не прикрытых трусиками ягодиц.

Вечер мы провели все вместе на веранде, пили чай, как всегда шутили и весело смеялись. Было уже довольно поздно, и Олечка постоянно зевала, открывая моему взору хорошенький розовый ротик, которым она несколько часов назад доставила мне столько наслаждения.

 — Ну, я больше не могу с вами сидеть, очень хочу спать, — сказала она и оставила нас вдвоем. Бабушка начала убирать со стола, а я вышел подышать свежим воздухом. Тихая и теплая июньская ночь, звездное небо над головой, тихий шелест листьев и сам вид спящей природы несколько успокоили мои взведенные нервы, находящиеся в постоянном напряжении вот уже несколько дней. Я прекрасно понимал, что не смогу спокойно спать в эту ночь, а потому прошел в сад и сел там на скамеечку. Неспешно текли часы летней ночи, а я все сидел, продолжая прислушиваться к стрекотанию сверчков, лаю собак и другим звукам деревенской ночи. Вот край неба уже окрасился розовым сиянием, предвещающим скорый рассвет, и только тогда усталость взяла свое и я заснул крепким молодым сном. Вот в таком состоянии и нашла меня утром Олечка, взволнованная моим отсутствием.

 — Неужели ты проспал здесь всю ночь. Мы с бабушкой искали тебя по всему дому и не знали, куда же ты пропал. Пойдем завтракать, все готово.

После завтрака мы договорились с Олечкой сходить искупаться на речку. Всю эту неделю стояла прекрасная теплая погода, и так хорошо было в жаркий полдень погрузиться в прохладную воду реки. Олечка была ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх