На войне, как на войне

Страница: 3 из 3

груди и болтались, ударяясь друг о дружку. В моменты наивысшего удовольствия, Валентина хваталась за них руками, поджимала их вверх, они плющились в огромные блины, а она растирала, растирала их ладонями. Постепенно движения мужиков становились все чаще и чаще, они все дальше, все сильнее заталкивали в женщину свои палки, все быстрее и быстрее, как пилу «Дружба-2», тянули ее каждый к себе. Женщина часто-часто завихляла своей жопой, неистово замотала головой. «Я щас кончу!» — сказал Санька. — «И я! Давай вместе на раз-два-три!» — отозвался Батьков. «Угу!» — мужики напряглись, готовясь к последнему броску, задергались... «И-и-и... Раз... Два... Три!!!» — скомандовал старшина-,"Бляяяя-хааа!!!» Все затряслись, заорали, хуи с двух сторон вошли в Валентину по самые яйца, в горле у женщины что-то булькнуло — в пизде что-то чвакнуло и из обоих ее дырок спереди и сзади брызнули струи спермы... «Ааааа-х... Ууууу-х... Иыыыы-х... За-е-бииись!!!» — хором простонали мужики и вместе с женщиной, не успевшей слезть с хуев, в изнеможении повалились на сено... Всёёёё... Я быстро, под шумок, спрыгнул с лестницы, метнулся на улицу и там остановился, прислонясь к стене сарая.

Дрожащими руками достал сигарету, долго чиркал спичками, закурил. Да, бля!!! Вот это дело! Вот мне бы так! Я никак не мог успокоиться. Перед глазами все мелькали хуи, женская жопа, пизда, болтающиеся сиськи. Хуй колом стоял в штанах. Хоть снова дрочи. Я курил и не знал куда навострить лыжи, что делать. Самому залесть туда к ним я что-то робел. Заебала, блядь! эта стеснительность... так всю жизнь девственником и проживешь... убьют на этой войне и вспомнить нечего будет... «Витька! Ты шо тут!» — вдруг раздалось сбоку, я вздрогнул от неожиданности и обернулся. Из сарая выходил старшина. «Да вот... ку-ку... курю!» — «А! Понятно!» — взгляд Батькова скользнул по моим оттопырившимся штанам, — «Ну давай докуривай быстрее, а то мы с Сашкой уже вконец изъебались. По три раза ее уже натянули. Она уже вся! понимаешь вся! в сперме. Сашка-то там еще разок пытается ей вправить, уж не знаю как у него получится, а я-то уже все-пас. Подмога нужна!» — он вдруг резко приблизил ко мне свое лицо и, дохнув перегаром, жарко зашептал, — «Она знаешь какая баба! Знаешь какая? Такая, бля! ну такая! Ты Витька даже представить себе не можешь! И здеся, и здеся, и здесь (он показал руками на лицо, грудь и между ног) — все при ней. И все разрешает и все умееет. И говорит, что всем ребятам даст. Иди быстрее, пока остальные мужики не подвалили!...» Старшина отошел в сторонку, приспустил подштаники, размял руками свой уставший член, поссал, выдав долгую и мощную струю мочи, поболтал мокрым членом и чуть качающейся то ли от водки, то ли от долгой ебли походкой быстро зашагал к дому, широко расставляя при этом свои кривые кавалеристкие ноги. Я решился. Не ждать же повторного приглашения, мужик я или не мужик? пока что нет, так и надо же когда-то им становиться!

Я еще пару раз затянулся, потом двумя пальцами стрельнул бычок в заросли крапивы, почесал затылок и и по-кобелиному порысил на запах пизды... Сашка лежал на Валентине и, рыча как трактор, впаривал ей между ног свой длинный кол. Я неуклюже перевалился через загородь и пополз к ним, на ходу стаскивая с себя дареные подштаники отсутствующего мужа. Сашка обернулся в мою сторону: «Кто тама? Ты что ль, Витек? Тоже сладенького захотел? Я щас... щас... щас... Прикинь, четвертый раз ей впариваю, все наебстись не могу... Такая баба!... Такая баба!!! Ну ты ж сам видишь!» Валентина по-блядски подхихикивала под ним, а он все еб, еб и еб ее, подкручивая и подкручивая своим задом. Это была Сашкина коронная техника, отработанная уже на многих бабах. Бабы просто улетали от удовольствия доставляемого его поступательно-вращательными, как у шатуна, движениями. И Валентине чувствовалось это нравится. Ее хихиканье быстро перешло во всхлипывание, потом в стоны, потом в непрерывный вой. «Ой, какой же ты ебарь, ой какой же он у тебя большой, ой как же пизде хорошо, ой соскучилась она по хорошему хую, ой как давно меня так не ебали! Ой как же хорошо!» Она все подвывала и причитала, а Сашка все еб и еб и в какой-то момент задолбил так часто-часто, что казалось живого места в ней не останется. И тут он вдруг замер, закричал, как северный олень в тундре, и рухнул вниз, распластавшись по женщине. По его подрагивающей жопе, можно было представить, как в этот момент, его сперма брызгала в разгоряченную пизду женщины, а Валентина чувствовала эту струю, обливающую ее изнутри и рыдала-рыдала от сладостного томления расползавшегося от пизды по всему ее телу. Я в нетерпении ждал своей очереди.

Хуй мой готов был уже лопнуть, море-море спермы томилось в нем. Я в нетерпении и по привычке водил вдоль ствола правой рукой. Блядь! Ну давай же! Я же сейчас уже солью! Наконец Сашка освободил пизду и уступил мне подле нее место. Я ни секунды не мешкая, хуем вперед полез на Валентину. Она была большая, белая и мягкая на ощупь. Слаткий хлебный запах продолжал исходить от нее. Я ткнулся носом меж двух ее больших сисек, обхватил их руками, обволок их вокруг головы. Потом ощупал ее большой округлый живот, жирные ляжки, опять сиськи, нашел соски, долго крутил и оттягивал их. Потом полез выше, нашел губами ее горячий рот, она встретила меня своим мокрым языком, я засосал его и в тоже время хуем раздвину ее мокрые волосатые губы, соскользнул ниже и вошел в ее большую горячую скользкую пизду. Вааа! Вааа-а!! Вааа-а-а!!! Вот оно блаженство. Наконец-то! Я, как кролик, запрыгал на этой живой перине, мой хуй затерся внутри нее и практически сразу же кончил. Я просто залил всю пизду спермой. Женщина удивленно дышала подо мной. Что это за петушек скорострельный такой на нее взобрался. Она даже не успела, наверное, прочувствовать мой хуй. Но и я вроде не собирался останавливаться. Это только пенки сбежали с моего молочка. Пусть много пролилось, но много еще и осталось. Я тут же пошел на второй заход и дело сразу пошло на лад. Постепенно женские половые губы плотной резинкой обхватили мой член, я почувствовал, что Валентине стало приятно ощущать меня в себе, она тихо поскуливала, постанывала подо мной и потом, когда я перешел на быстрый галоп, не сдержавшись, просто громко заплакала в голос.

Я почувствовал, как запульсировала ее пизда, как втянула она в себя мой хуй, как замерла и несколько виброобразных сокращений прошло вдоль моего ствола. Мне стало нестерпимо-нестерпимо-нестерпимо хорошо, из меня опять сильно потекло и забрызгало в это и так уже достаточно забрызганное влагалище, перед глазами у меня пошли оранжевые круги, в ушах что-то зашумело, зазвенело и я потерял сознание... Вот так принял я свое первое боевое крещение в этой бесконечной никогда непрекращающейся войне мужиков с бабами, в войне хуев против пизды и надо признать честно, что чуть не погиб в первом же своем бою. Слишком неравным был бой! Уж больно матерая оказалась эта вот моя первая пизда... А что же было потом? Да то, что и было до этого. Жизнь и смерть. Любовь и ненависть. Друзья и враги. Валентина привела меня в чувство, сильно похлопав меня мозолистыми ладонями по щекам. Я было потянулся к ней опять, но она со смехом отстранилась. «Лежи уж, отдыхай, аника-воин. Вижу уж, что в первый раз ты так... Не торопись, на твоем веку еще много этого добра будет!» Тут как раз вовремя к нам и остальные ребята подлезли. Они по очереди и все вместе справили с Валентиной свою непреходящую солдатскую нужду. Она не сопротивлялась, хоть и устала уже, и была со всеми обходительна и доброжелательна. Я лежал и смотрел на эту кучу-малу из голых человеческих тел, где уже непонятно было где-кто и где-что. Только по звукам можно было догадаться, когда и кто кончает. Лежал и охуевал. Сколько ж есть на свете всяких разных возможностей для ебли, для того чтобы мужику в бабу воткнуться.

Как только Валентину не ебли, а она только покорно подставляла свои отверстия и принимала внутрь себя все, что и положено в таких случаях женщине принимать. А потом все угомонились, и я вдруг снова оказался вместе с Валентиной, но уже почему-то в доме, в ее супружеской кровати, оказались почему-то одни и вдвоем (может она так захотела?) и уже, как опытный кобель, я дарил ей свои ласки, а она дарила мне свои. В конце концов я так и заснул у нее под боком, прикрыв голову сверху, как защитой от всех опасностей, одной из ее сисек. А рано на рассвете в село въехала колонна немцев. Хорошо, что чутко спящий Батьков услышал шум моторов. Он-то и поднял нас. Сон и хмель у всех смахнуло, как рукой. В спешке и бегом мы натягивали обмундирование, собирали свои мешки, проверяли оружие. Валентина успела только обнять и поцеловать всех на прощание. Через задний двор, огородами мы спустились к небольшой реке и вдоль нее, пользуясь туманом, добрались до леса. Опасность снова прошла стороной. Но война-то продолжалась. Настоящая война с настоящим врагом. Только через пару месяцев мы смогли выбраться к своим. После долгих проверок, нашу группу рассортировали по разным частям и больше я никогда никого не видел. Только с Сашкой мы продолжали оставаться вместе. Еще два года. Он погиб летом 1943 в битве под Курском, погиб у меня на глазах. Его буквально разорвало на клочки, упавшей в окоп миной. Меня тогда тоже зацепило, но это было только ранение. Подлечившись, я вернулся на фронт. Потом меня ранило во второй раз. Но бог миловал.

Войну я закончил целым и невредимым, как и хотелось в Берлине. За долгие четыре года, много всяких и разных баб у меня было, всех их сейчас и не вспомнишь. Но ту первую свою из первого военного месяца я помню очень и очень хорошо. Валентина ее, значит, звали... Да... после войны была у меня как-то мысль съездить в то село, посмотреть, как она там и что, да так и не собрался. А зачем? Что было, то было-что прошло, то прошло...

(продолжение следует...)

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх