Малыш и Карлсон

Страница: 2 из 3

плотно прижавшись, горячим бедром к его ноге.

На экране развертывалось захватывающее действо с участием здоровенного чернокожего парня и нескольких полуголых белых девиц. Когда девушки содрали с парня одежду, Тутта восхищенно толкнула Малыша локтем:

 — Ты только посмотри, какой у него... шланг! И это в спокойном состоянии! Малыш пробурчал, не поднимая глаз:

 — Да видел я... Ну и что?

 — Как что? Не каждый может похвастать...

Малыш только неопределенно хмыкнул.

Девицы на экране активно священнодействовали, и Тутта, когда процесс эрегирования завершился, завистливо вздохнула:

 — Вот это да! Дюймов девять, не меньше...

Черная курчавая голова исчезла между белых сливочных бедер, тело парня облепили подружки-счастливицы. Тутта покосилась на Малыша. Он по-прежнему упрямо смотрел в пол. Девушка положила ему на колено правую руку, а левой повернула за подбородок парня лицом к себе и, пристально глядя в глаза, осторожно прикоснулась пухлыми губами к его губам. Он слегка вздрогнул и ответил нерешительным, каким-то сухим поцелуем. Тутта языком попробовала раздвинуть губы Малыша. Они поддались, и девушка ощутила фарфоровую твердость его зубов. Рука Малыша нежно легла на ее плечо, их языки встретились и, как бы знакомясь, обежали один вокруг другого. Малыш подумал, что у нее очень вкусные упругие губы, в сто раз вкуснее, чем у его подружки и одноклассницы Бетан. Смущение понемногу проходило, уступая место сильному возбуждению: ему уже стало тесно в джинсах.

Малыш вовсе не был лопушком. Просто поначалу он растерялся от бешеной активности и бесцеремонности Тутты в первые минуты знакомства. А еще эти кассеты — он боялся, что девушка примет его за несчастного онаниста. Тогда как он был нормальный шведский тинэйджер, то есть сексом уже занимался вовсю, хотя курить и пить крепкие напитки еще не осмеливался.

Малыш провел кончиками пальцев по открытой нежной шее. Как шелк!

Рука Тутты гладила его бедро, постепенно смещаясь, все выше и выше. Он почувствовал, как ее ладонь прикоснулась к твердому бугру, проехалась по нему туда и обратно, прижалась плотнее, ощупывая, оценивая и словно бы не доверяя осязанию. Пальцы Малыша заскользили вниз, по ключице, по открытой части ложбинки между упругими полушариями груди, нащупали вырез платья и нырнули под ткань. Сквозь кружево лифчика твердым горячим камешком проступил сосочек. Малыш осторожно покатал его между пальцами. Тутта задышала чаще, нащупала молнию на его джинсах, рванула нетерпеливо. Замок не поддался. Как бы в отместку за свою неудачу девушка укусила Малыша за губу, потом сняла его руку с груди и положила на свое колено, а сама продолжила сражение с непослушной молнией. Малыш погладил теплое, обтянутое чем-то черным и прозрачным бедро. Ему нестерпимо захотелось двинуть руку выше, туда, где таится ОНО — самое манящее, самое заветное, самое запретное...

И вообще — сегодняшним вечером все было как-то необычно, не так, как с Бетан.

Бетан, когда приходила учить уроки, первым делом раздевалась и ныряла в постель, а он, не тратя попусту времени, натягивал презерватив и набрасывался на нее. Они никогда не ласкали друг дружку, а просто несколько минут механически совокуплялись под одеялом, то есть совершали действия, которые, как они считали, положено в их возрасте совершать всем нормальным подросткам. Малыш даже не видел Бетан голой ниже пояса. Потом они одевались и спокойно садились заниматься математикой. Малыш искренне полагал, что всякие там ласки, поцелуи, минеты и прочее — не больше, чем баловство, которое годится только для эротического кино. А в жизни это пустая трата времени. Что же касается порнокассет, то, что греха таить, он иногда позволял себе разрядку под их «видеоэффекты», особенно когда Бетан не могла... Случалось, что при этом он получал куда более острое наслаждение, чем с ней.

А еще Малыш знал, что Бетан занимается французским с Гуннаром. Французским и сексом. Она сама рассказывала. В подробностях. Ему это было все равно.

Бетан его не волновала...

А вот Тутта Карлсон, спустившаяся с крыши как видение, как фея, вызвала в нем шквал незнакомых прежде чувств. Он почему-то ужасно хотел целовать ее пухлые алые губы, нежную шею, тугую грудь. Ему не терпелось почувствовать вкус ее шелковистой кожи, ее твердых сосков, ощутить жар сокровенного, волшебного местечка между ее ногами. Малыш не сдерживал свою руку, ласкающую бедра девушки все выше и выше, но почему-то вдруг с неудовольствием подумал о том, что придется прервать ласки, чтобы снять с Тутты колготки. Может, на эту мысль его навела бесплодная возня девушки с упрямыми джинсами?

Ладонь Малыша скользнула под платье, и парень почувствовал теплую живую кожу: на Тутте, оказывается, были чулочки. В последнем страстном броске рука Малыша достигла цели. Его ждал фантастический сюрприз: между рукой и объектом вожделения ничегошеньки не было! Пальцы Малыша погрузились в нечто восхитительно теплое, приятно влажное и расслабленное. Тутта даже застонала от удовольствия и сильно сжала ноги. Ее язычок вовсю расхулиганился во рту у Малыша, а рука больно сдавила и без того задушенный джинсами напряженный жезл.

Девушка вдруг прервала поцелуй и шепнула:

 — А ты ничего парнишка! Приличную дубинку взлелеял! Дай подержать!

Она ловко вывернулась из объятий и упала перед сидящим в недоумении Малышом на колени. Толкнула его несильно в грудь, давая понять, что хочет, чтобы он откинулся назад. Малыш подчинился. В две секунды тесные джинсы оказались расстегнуты и спущены до колен, а член с багровой от тесноты головкой вознесся нерушимой колонной перед восхищенным взглядом Тутты.

 — Вот это да-а-а! — у Тутты от удивления перехватило на миг дыхание. Она мотнула головой в сторону экрана. — Черномазый отдыхает!

Нежная, но сильная ладошка обхватила, точнее, попыталась обхватить пленительно-твердую плоть. Не тут-то было: между кончиками пальцев осталось весьма приличное расстояние. Рука девушки медленно, с каким-то первобытным благоговением проехалась пару раз вверх-вниз по впечатляющему своими габаритами посоху Малыша, и Тутта прерывающимся от похотливого волнения голоском произнесла:

 — Засади его в меня, Малыш! Ну, пожалуйста...

Она стремительно подхватилась с пола и встала коленями по обе стороны от обнаженных худых бедер мальчишки, задрав подол своего красного платья. Приоткрывшиеся набухшие складочки решительно и недвусмысленно нацелились на шар горячей головки. Попка Тутты двинулась вниз, к заветной цели, но долгожданному соединению на этот раз не суждено было состояться! Малыш решительно прикрыл рукой член:

 — Погоди, нельзя же без презерватива! Тутта обалдело спросила:

 — П-почему?... — она даже стала заикаться от изумления. — Т-ты что?... Б-больной, что ли?..

 — Безопасный секс... — уже не так уверенно пояснил парнишка.

 — Ну-у, я так не играю... — надула губки Тутта, не зная, плакать ей или смеяться. Уж очень правильным оказался этот симпатичный мальчик-блондинчик, так ей понравившийся и возбудивший в ней такое отчаянное желание, что после первого же взгляда на него она забыла, куда направлялась этим вечером и машинально остановила лифт напротив его окошка. Однако не в правилах своевольной фрекен Карлсон было отказываться от того, чего ей захотелось. Она фыркнула:

 — Дурачок, все будет о'кей. Какой ты... наивный... — и с этими словами она ловким движением сбросила руку Малыша с вожделенного органа. — Без резины кайф в тысячу раз сильнее! Попробуй, не бойся!

После этих слов Тутта буквально обрушилась на свою нежданную и негаданную находку.

 — О-о-о! Боже!! Ужас!!! — вырвалось у девушки.

Она и не предполагала, что ощущения от вонзившегося в ее нежную, хотя и весьма ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх