Персональный водитель

Страница: 3 из 4

шеф, жопа у меня — самая эрогенная зона, да и разрядки давно не было. Так что не обессудь!» Ха, видел бы ты мой хуй сейчас, испугался бы, наверное! Продолжаю массаж. Сейчас я глажу его шею и грудь; он лежит с закрытыми глазами и не выражает ни одной эмоции. Зато член его выражает отлично! Дохожу до сосков. И натыкаюсь на еще одну эрогенную зону! Он аж выгнулся, когда я дотронулся пальцами до обоих сразу и слегка потер. Нет, это было незначительное движение, но для моих натянутых нервов достаточно было самой малости. Блин, какое тело! Не слишком ярко выраженные мышцы, довольно узкая кость, но грудь широкая, а талия и бедра узкие. Кожа уже потеряла юношескую упругость и наощупь немного шершавая — поры великоваты. Блядь, да передо мной настоящий мужик, немолодой и знающий, что к чему, а я тут ласкаю его, как обезумевшая от похоти баба.

Я-то знаю! Сколько раз вот так сам лежал и из-под опущенных век наблюдал, как этих сук бьет похотливая дрожь от прикосновений к моей коже... как меня сейчас! А руки между тем спустились ниже, к самому паху, пальцы уже зарылись в волосы, покрывающие его лобок. Решающий момент! Беру его член в смазанную лосьоном ладонь, и слегка подрачиваю, обнажая головку. Он лежит, как будто ничего не происходит! Уже решительней раздвигаю ему ноги, собираю в горсть мошонку, и... бля-а, щас кончу!!! Другой рукой снова принимаюсь за член, слегка сжимаю его рукой, и дрочу уже весьма недвусмысленно. Хуй у него, кстати, маленький. Чуть ли не весь помещается в моей ладони. Он открывает глаза, и тут я ему и выпаливаю: «Саш, а тебя жена поэтому бросила? — показываю на его член, имея в виду габариты. Он не успевает сообразить, что к чему, а уже кивает, — а мне нравится!»

Все. Мне уже все равно, я переступил черту, и он все понял. Наклоняю голову и беру у него в рот. И что тут началось! Его аж подкинуло, ей-богу! Меня уже просто сотрясала крупная дрожь, я мял его яйца, отчаянно сосал член и при этом пытался раздвинуть его ягодицы, чтобы нащупать дырочку. Он стонал в голос, запрокинув голову, и я понял, что ВСЕ БУДЕТ. Терпеливо, как когда-то жене-целочке, я раздвинул его ноги еще пошире и заставил слегка согнуть в коленях. Мой палец уперся в его анус, уже (ха-ха) смазанный мной. Я немного погладил его, и дырочка немедленно расширилась, пропуская мою фалангу. Палец как будто сжали губами — полная иллюзия! Не переставая энергично сосать маленький пенис, я осторожно пробирался пальчиком в недра сашкиной жопы. Вспомнив про другую найденную мной эрогенную зону, левой рукой я добрался до его соска, и слегка погладил.

Ребята, какой был эффект! Сашка буквально заглотил анусом мой палец, да так, что я даже приостановил движения внутри него. Тогда он сам начал вилять жопой, елозя на моем пальце, дрыгая ногами с широко растопыренными пальцами. Его стоны уже перешли в рычание от удовольствия, головка его члена раздулась, и я понял, что он готов кончить. Однако это пока не входило в мои планы. Я убрал свое лицо от его паха, переместил губы на левый сосок. Я лизал этот твердый бугорок и продолжал ебать Сашку, почти вынимая свой палец из его ануса и снова до упора загоняя его обратно. Потом я дотянулся до другого его соска, пару раз лизнул и легонько сжал зубами. Он уже откровенно подмахивал моему блудливому пальцу, и пытался сам подрочить брошенный мной пенис, но я одновременно мягко и решительно отвел его руку, и вновь приблизил лицо к его паху.

Я удобно устроился между его широко разведенных в стороны ног и с удовольствием лизал и сосал его яйца, пощипывал губами кожицу мошонки, раздвигал языком яички и вылизывал промежность. Периодически я сжимал в ладони его член и слегка подрачивал, и тогда он выгибался навстречу моей руке и начинал стонать еще громче. Похоже, его простате было уже мало моего пальца. Я медленно свел на нет ласки и отодвинулся от него. «А что, Саня, не пора ли тебе попробовать моего члена?», — спросил я, нависая над ним. Он судорожно вздохнул, облизнул губы, кивнул, и перевел взгляд на мой пенис. Я плохо владел собой, но сам себе поклялся, что сделаю все медленно и аккуратно, причинив партнеру минимум боли. «Давай, Саша, раком становись!» Он повиновался и выставил свою круглую попочку, и раздвинул руками половинки, бесстыдно предлагая мне свою дырочку. Я схватил со столика какой-то крем, и, смазывая свой член, вылизывал эту норку, пытаясь языком залезть поглубже...

... Сначала он не пускал меня... «Потужься, Сашка, немного!» Он кричал и извивался подо мной, пока я осторожно пробирался внутрь его тела. Но я был непреклонен. Загнав свой хуй на две трети, я ненадолго остановился, давая нам обоим возможность привыкнуть к новым ощущениям. Он затих тоже. И я начал медленно-медленно двигаться в нем, пока он не расслабился полностью и перестал сжимать меня своим анусом. Я почти не прислушивался к своим ощущениям, полностью сосредоточившись на Сашке. От моих осторожных движений он стал немного постанывать, и, как мне показалось, это не были уже стоны боли. Я просунул руку под наши тела и захватил ладонью его член. Осторожно начал поглаживать самый кончик, немного увеличивая амплитуду движения бедер. Постепенно ощущения полностью захватили меня, и я забыл обо всем, трахая Сашку все сильнее и сильнее, бросив, на фиг, его хуй. Я держал его за бедра, регулируя скорость нашей ебли. Он кричал в голос, пытался подмахивать мне, но только сбивал с ритма. Поэтому я бросил его грудью на подушки, прижал свои телом, и тогда уж дал себе волю...

... Я осторожно вынул из него свой член и скатился в сторону. Я чувствовал себя совершенно опустошенным и выжатым, и единственным моим желанием было: спать, спать, спать Сашка лежал ничком и не шевелился. «Блядь, я ведь обидел его! Использовал, как шлюху дешевую, и даже не подумал о его удовольствии. А он ведь тоже мужик, и после такого возбуждения ему тоже надо кончить!» «Саш, — позвал я, — ты как?» Он не ответил, и я вдруг с ужасом увидел, что у него судорожно вздрагивают плечи. «Саш, ты чего это? Плачешь?!» Я силой перевернул его лицом вверх, и увидел на простыне под его пахом пятно. «Я кончил, понимаешь ты это?! Кончил, не дотрагиваясь до хуя, от ебли в зад! Я — пидор! Я, который всю жизнь сам баб ебал и они тащились... Бля-а...»

... «Саш, а тебе понравилось?» — спросил я полчаса спустя, осушив его слезы и баюкая на коленях, как ребенка. Он застенчиво кивнул, и спрятал лицо у меня на груди...

Утром Сашка выглядел немного помятым. Усаживаясь за руль, он немного поерзал на сидении, и я понял, что, видимо, несколько переусердствовал вчера, причинив ему боль и неудобства. Но глаза были озорные, и значительные взгляды, которые он бросал на мою ширинку, говорили о многом.

На работе мне некогда было предаваться посторонним мыслям, однако стремительность, с которой я вдруг стал убежденным геем, меня обескураживала. В обеденный перерыв я все еще размышлял об этом, когда в кармане зазвонил мобильник. Конечно, это была Наталья. Она сразу начала орать что-то невразумительное, из которых я понял только две вещи: что она опять пьяна, и что с моим сыном не все в порядке. Что именно не в порядке, я так и не смог понять. Я сказал ей, что немедленно приеду, и отключил телефон.

Уже через полчаса я был у Натальи. Она была совершенно невменяема, глаза опухли от слез и алкоголя, речь была бессвязна и пестрела такими словами, от которых даже у меня уши вяли. Решительно отстранив ее в сторону, я прошел в комнату сына. Славка лежал под одеялом, свернувшись в комочек, и, видимо, спал. Я тронул его за плечо, он вздрогнул и повернул голову.

«Славка, что у вас тут происходит? Почему ты не в школе? Что с матерью? Какого черта ты в постели, ты болен?!» Славка привстал на постели, обнял меня за шею и зарыдал. Мой четырнадцатилетний отпрыск вообще плакал довольно часто, он был ранимым, как девочка, его часто били, несмотря на высокий рост и не по годам развитую мускулатуру. Но в этот раз явно было что-то серьезное....  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх