Время перемен

Страница: 1 из 16

Часть 1

 — Что за... — простонал я, перевернувшись и зарывшись лицом в подушку.

Ага, как же. Шум от включенного пылесоса все равно настиг меня, хотя работал он этажом ниже.

 — Что за блядская жизнь! — швырнув со злости подушку через всю комнату, я неохотно вылез из постели.

Едва взглянув на меня, не прекращая пылесосить, мама буркнула: «Доброе утро».

 — Доброе, — прожег я ее взглядом. — Какого лешего ты затеяла уборку в 11 часов утра, черт возьми.

 — Сынуля, а почему бы тебе ни пойти со своими проблемами куда подальше? — она выключила пылесос, и, скрестив руки на груди, уставилась на меня. — Ты не успел проснуться, а уже ворчишь.

 — Ага, учитывая, что спал я всего лишь два часа. Есть, дорогая мамуля, такая вещь как работа в ночное время, — включив свет в ванной, напомнил я ей. — Я работал до восьми утра, домой приперся в полдевятого и только в девять заснул.

Взяв тюбик с зубной пастой, закончил:

 — А сейчас одиннадцать утра. Тебе это понятно?

 — Ну, я, конечно, жутко извиняюсь, — протянула она. — Слушай, нам теперь всем планировать свои дела, учитывая тебя. Похоже, ты занял вакантное место Пупа Земли.

 — Да иди ты со своими шутками, — я выдернул полотенце из ящика. — Неужто так трудно подождать пару часов с этим пылесосом.

 — Ну, дорогой, дома должно быть чисто, — хмыкнула она. — А я не могу ждать весь день, пока ты валяешься в кровати.

 — Конечно, мам, это для тебя действительно непосильная задача. Гораздо проще весь день проиграть с подругами в бинго, дымя при этом как паровоз. Похоже, мысль о том, что можно заниматься чем-то еще ты приравниваешь к восьмому смертному греху.

 — Не смей со мной так разгововаривать со мной, — рявкнула она, выдергивая шнур пылесоса из розетки. — Ты даже представить не можешь, сколько у меня работы днем.

 — Извини. Неужели я что-то пропустил: сигареты, бинго, кофе, дневные телесериалы и подобная им херня. Да, действительно, ты, мамочка, работаешь как Папа Карло.

Включив душ, я предложил:

 — Устройся на настоящую работу днем, и ты поймешь, что значит по-настоящему уставать. Хотя, вряд ли кто-нибудь захочет взять человека с неоконченным средним образованием.

С чувством победы, я захлопнул дверь ванной и забрался под душ, в шуме которого утонул ответ мамулька.

Как долго мне еще мучаться со всем этим дерьмом? Я ненавидел жить в родном доме, но не себе позволить что-нибудь другое, пока не верну ссуду, взятую на обучение в колледже. Я не живу, а существую: колледж — пять дней в неделю, работа — три ночи плюс уик-энд, а в немногие свободные часы — корплю над домашними заданиями, а мамуля вечно всем недовольна. Правильно, она чуть ли не завидует тому, что я учусь в колледже. Сама-то школу бросила, когда залетела от одного парня, а вернуться ей мешала гипертрофированная гордость. Моя старшая сестра Гвен была абсолютно права, когда три года назад уехала от нас.

«Почему отец живет с ней?» — подумал я, ожесточенно втирая шампунь в волосы. Десять процентов из их времени они с мамой разговариваю, сорок процентов — не замечают друг друга, а все остальное время — ругаются между собой. И снова я пообещал себе, что, как только смогу, то непременно съеду отсюда.

* * *

 — Куда это ты собрался? — маменька сидела на кухне с сигаретой, зажатой между пожелтевших от табака пальцев — это был один из ее любимейших вопросов.

 — Знаешь, — затянулась она, — Хотела бы я хоть денек пожить твоей жизнью.

 — М-да, если хочешь, — пожалуйста, — я покачал головой. — Думаешь двенадцать часов на ногах, вкалывая на кучку ленивых засранцев из профсоюза это здорово, пожалуйста, вперед и с песней.

Надев солнечные очки, я продолжил:

 — Однако ты уверенна, что я ни хрена не делаю.

 — А ты попробуй как я: стирка, уборка, походы по магазинам и прочее, и посмотрим кому тяжелее.

 — Да не вопрос, ма, — ухмыльнулся я. — Вот будут у меня каникулы, и я весь твой.

Докурив сигарету, мама зажгла новую и выдохнула:

 — А не пошел бы ты, сынуля, на хер.

 — Я тоже люблю тебя, ма.

* * *

 — Доброе утро!

 — А? Что? — я вскочил, протирая глаза и озираясь по сторонам, пытаясь определить, сколько сейчас времени, однако, часов нигде не было.

 — Подымайся, соня. Раковина полна немытой посуды, грязного белья до черта, а на пол без слез не взглянешь.

 — Слушай это не смешно. Иди лесом, — заныл я, укладываясь обратно в койку. — У меня сегодня выходной, и надо быть идиотом, чтобы потратить его на твои чертовы домашние дела.

 — Нет-нет, это твои домашние дела, — ее голос звенел от радости. — Теперь ведь ты стал мамочкой.

 — Что? — я резко сел и огляделся по сторонам, возле постели стояла моя точная копия; пораженный я закрыл глаза, подозревая, что просто еще не проснулся.

 — Вставай, мамуля, — хихикнула моя копия — блин, да это же мой собственный голос! — Я уезжаю, а когда вернусь вечером, то хочу увидеть вкусный ужин и чистый дом. Думаю, что папа хочет того же.

Неохотно я открыл глаза и обнаружил, что двойник все еще здесь.

 — Что, черт возьми, происходит?

Отбросив одеяло, я выбрался из постели, едва не рухнув мордой в ковер. Похоже, я здорово прибавил в весе. Посмотрел вниз и увидел, что за ночь у меня отросли здоровущие сиськи. В панике, я сунул руку под ночнушку, которая была на мне (кто-нибудь знает какая сволочь на меня ее натянула?) и обнаружил между ног женский первичный половой признак.

 — Ну, как нравится? — осведомилось Альтер эго. — Лучше чем те шлюшки, которых ты приводил домой, а?

Если бы я не был так напуган, то меня точно бы стошнило прямо на ковер. Не обращая ни на что внимания. Я ворвался в ванную. Включая свет, заметил, что ногти у меня покрашены розовым лаком и примерно в дюйм длиной.

 — Черт, этого не может быть, — собрав остатки храбрости, я взглянул в зеркало — оттуда на меня смотрела моя мать.

Это было ее тело, а я — моя сущность была внутри.

 — Что это вообще за хуйня? — спросил я у зеркала, надеясь, что голос не выдает ужас, охвативший меня.

 — Ущипните меня, — донеслось из-за двери. — Но мне это нравится. Все, что мне известно — это то, что проснулась я в твоем теле. И я планирую увлекательно и небесполезно провести сегодня свой выходной.

Громко рассмеявшись, она добавила:

 — Извини, но бинго сегодня тебе не светит, но дома полно работы, поэтому скучать не придется. Пока.

Потеряв дар речи, я тупо стоял и пялился в зеркало. Дрожащей рукой я ощупал одну грудь и простонал от удовольствия, когда мои холодные пальцы наткнулись на набухший сосок.

«Неужели мне это нравится?» — подумал я, еще более испуганный, чем раньше. Потом другой рукой я нащупал влажный холмик у себя между ног, и, сунув в щель палец, понял, что мне все больше и больше это нравится.

 — Да, пошла она в жопу. У нас обоих будет сегодня выходной.

Я засунул в свою новообретенную письку второй палец и улыбнулся.

* * *

Стоя под горячим душем, омывавшим мое новое, тело, я намылил руки и тщательно исследовал его. Уделяя особое внимание грудям, благодаря которым маман в свое время получила место барменши и влагалищу, давшему жизнь двум детям — мне и сестре, я почти кончил. Черт, у женщин столько способов ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх