Время перемен

Страница: 15 из 16

погрузила всю пятерню в письку дочери. — Нравится? — поинтересовалась она и растопырила пальцы. — Скоро у тебя будет возможность попробовать хуй такого же размера, — ухмыльнулась она. — Поэтому, чтобы не было больно лучше подготовиться заранее! Фил со слезами наблюдал, как рука по локоть вошла в его растянутую щель. Повизгивая сквозь кляп, он чувствовал, что сейчас ему пизду пополам порвут. Черт, вопил он про себя, ну почему у Карла такие большие руки! — Не возражаешь, если мы войдем? — Ребята! Как здорово, что вы пришли! — вытащив из Фила, руку Дебра, чмокнула его в нос. — С тобой столько возни, что я пригласила друзей помочь мне. Поцеловав Дебру в засос, Дейв протянул руку и ущипнул девушку за грудь. — Блин, с такими сиськами ты любого мужика себе подцепишь, — заржал он, — А тебе сейчас покажем, как это делается. Раздеваясь, возле Дейва встал еще один парень и пошутил: — Не боись, детка. После общения с нами, ты на баб даже смотреть не станешь. Подрачивая себя третий парень встал возле постели. — Расслабься и получи удовольствие. С таким лекарством как у нас, ты в миг поправишься! Испуганный, самому себе омерзительный, униженный до невозможности, Фил не мог ничего сделать, только лишь наблюдать, как мужики, выстроившись в ряд, рассматривали его (Гвен) пизду. Он зажмурился, у него даже не было сил, чтобы плакать. Когда вошел в него первый, Фил забился в агонии — это было даже хуже, чем рука, но мелочи с тем, что последовало потом. Повернув его к себе, второй парень засунул член ему в задницу. Тело Гвен не привыкло к такому обращению, поэтому боль была адская. Наконец, третий вытащил у него изо рта кляп и сунул Филу в рот свой потный, вонючий хуй. Только сейчас, Фил почувствовал что-то похожее на раскаяние. Нельзя сказать, что он полностью осознал свою вину, нет, Фил просто посочувствовал Карлу, которому приходилось делать ему минет каждую ночь. — Давайте, ребята отделайте ее, — усмехнулась Дебра. — И пусть каждый по разу спустит ей в пизду. Подняв веки и заглянув в изумрудные глаза дочери, Дебра и понятия не имела, что смотрит сейчас на своего мужа. — Потом ты, сучка, еще и отсосешь у нас. Увидишь тебе это понравится — обещаю! * * * — Ох, блядь... о да, как хорошо, да! — моргнув от попавшего в глаза пота, Дебра простонала в экстазе. Потратив целый день и большую часть ночи на ломку ее своенравной дочери, она могла расслабиться. Попу ей подпирали две пропитанные потом и спермой подушки, а ее муж снова засаживал ей, заставляя упругие ягодицы Дебры (Карла) сжиматься от удовольствия. — Ммм, тебе нравится, правда Карл? — спросила Гвен, прикидывая, как долго она сможет продолжать эту игру. Когда она вошла в дом, то даже не предполагала через что могла пройти. Однако короткого взгляда на ее избитое, измученное тело было достаточно. Было совсем неважно, что внутри находился ее отец — это изнасилование было уготовано ей. — Эй, чего ты там медлишь? — подрачивая собственный член, ухмыльнулась Деб. — Я вот-вот кончу. Хочешь посмотреть, как кончает твой сыночек? Боже, это было противнее, чем она думала. — Думал кончить тебе в жопу, — ответила она. — Но теперь, наверно, спущу на лицо. В нескольких порнофильмах Гвен видела, как женщинам кончают на лицо, она всегда считала, что нет ничего более унизительного для женщины. Хотя ее блядовитая мамашка, наверняка, ловила от этого кайф. Для Гвен же это символизировало победу над матерью — О да! Давай, папочка, спусти мне на лицо, — высунув язык, Деб широко открыла рот, еще раз поблагодарив небо за то, что у Карла такой широкий рот; ее старое тело едва ли могло уловить четверть той спермы, которой ей выплескивали в рот, но тело Карла в этом плане значительно превосходило его. Пуская от нетерпения, слюни, Деб ожидала мужниного оргазма. — Ох, бля... А-а-а-ах! — изогнувшись от удовольствия, Гвен почувствовала, как первая струя спермы выплескивается из ее члена на лицо брата, с трудом ей удалось заставить себя вспомнить, что перед не была ее мать, а не брат, которого она любила. Она сварила член обеими руками, чтобы можно было прицеливаться. Гвен не могла отрицать, что постижение мужского оргазма стало крайне приятным для нее опытом, но она никогда не променяла бы его на те восхитительные ощущения, которые она испытывала в собственном теле от ласк другой женщины. — Да, еще, еще! — вопила Деб между выбросами, ей жутко нравилось, когда горячая, вязкая жидкость стекает по ее лицу. Теперь же, когда она трахалась с мужем в теле сына она испытывала удовольствия от совершения чего-то запретного, почти инцеста. А, кроме того, Деб очень радовалась возвращению в мужское тело. Так или иначе, но еще не разу ее так не заводил оргазм собственного мужа. Наконец, Гвен растянулась на постели возле нее, довольная тем как все у нее получилось. Если бы можно было бы реализовать ее план мести, не занимаясь сексом с матерью, Гвен была бы только рада. Мать закурила — сигарета выглядела абсолютно неественно в руках Карла. — Ты был великолепен сынок, — улыбнулась Гвен и, шутя, шлепнула Деб по попе. — У тебя еще никогда не было такого широкого очка. Видать большая практика? Деб рассмеялась: — Да уж, как-то раз меня за ночь меня трахнуло не меньше дюжины парней, но... Но, вдруг осознав, что произнес муж, Деб выплюнула сигарету и повернулась к нему: — О чем, черт возьми, ты говоришь? Да! Сработало! Широко улыбаясь, Гвен ответила: — Не беспокойся, Карл. Твоей матери нет дома, сестра нас не слышит. Да и вообще, что она могла бы сделать, даже если бы знала. Заставив себя придвинуться к Деб поближе, она прошептала ей на ухо: — Мы спокойно можем поговорить о нашей любви. Никогда еще не было таким растянутым? Их любовь? Обозленная Деб сделал глубокую затяжку, не зная, что и говорить. Как она могла быть так слепа? Из нее сделали идиотку. Не удивительно, что пока она трахалась на стороне, ее муженек, черт знает как давно, проводил время с их сыном. — Это не смешно, Фил, — сказала она, чувствуя себя преданной. Мамаша купилась — именно такую фразу и хотела услышать от нее Гвен. Добивая Деб окончательно, она засмеялась: — Блин, ты, что забыл ка давно мы с тобой уже развлекемся. Прижавшись обмякшим членом к попе Деб, Гвен добавила: — И не говори мне, что после всех своих трахарей, ты забыл о старом добром папочке? Затушив сигарету об изголовье кровати, Деб вылезла из постели. — Пойду в душ, — пробормотала она. Когда мать вышла из спальни, Гвен торжествующе подняла в воздух руку, сжатую в кулак. После такой неслыханной лжи, ее чертова мамаша никогда больше не будет себя уютно чувствовать в теле Карла. Мать ненавидела ее зато, что она — лесбиянка. А теперь эта старая сука пусть подумает об еще паре извращенцев притаившихся в их семье. Услыхав, что мать включила душ, Гвен тоже встала с постели и развязала свое тело. Ей было больно смотреть на то, что с ним сделали. Но один телефонный звонок Шарлин, и начнется лечение. * * * — О-о-о, Ша-а-ар... — откинувшись на холодный твердый край ванны, я закрыл глаза и вздохнул. Беременность давалась мне не легко, но моя любимая знала, как устранить эти неудобства. Сначала она приготовила для нас горячую ванну, с множеством пузырьков и зажгла свечи. Я залез в воду с одного конца, Шар с другого — у нас было предостаточно места для игр. И теперь мы нежно терлись писями, поднимая маленькие волны. — Ммм, тебе нравится? — промурлыкала Шар. — Странно, что твоя мать осталась недовольна. Услышав о том, как Шар и Гвен позаботились о матери, я захохотал. Мне было непонятно, как ей это могло не понравиться. Но я абсолютно не хотел делать каких либо умозаключений, поскольку был слишком занят. — Ой, щекотно — я открыл глаза и увидел, что Шар нежно посасывает мой большой палец на ноге. Никогда не ...  Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх