Время перемен

Страница: 2 из 16

доставить себе удовольствие-это просто нечестно. Однако маменька едва ли этим. Облазив ее спальню, я обнаружил, что у нее нет ни секс-игрушек, ни порножурналов или кассет, ни эротического белья. Добавив к этому тот факт, что по пальцам одной руки можно посчитать сколько раз, они с папашей трахались в этом году, мне стало ясно, что своим телом она просто пренебрегает. Ладненько, тогда мы оторвемся на полную катушку. Не исключено, что сегодня вечером маман прославится на всю округу как последняя шлюха. Это будет даже забавно. По крайней мере, для меня.

Однако сначала надо закончить этот прекрасный душ. Сняв душ со стояка, я зажал его между ног, направив струю прямо на клитор. О-о-о, блядь, как же клево! Охуительно! Волны удовольствия прокатились по телу. Взяв с полочки бутылочку шампуня, я всадил узкое горлышко в манду. Затем, наклонившись, стал трахать себя бутылочкой и одновременно массировать клитор упругой струей воды. Оргазм не заставил себя долго ждать. Когда он, наконец, наступил, мне стало так хорошо, как никогда раньше

 — О-о-о, о-о-о, а-а-а! — визжал я от удовольствия, мышцы влагалища сокращаясь, вытолкнули бутылку наружу, тело билось в судорогах наслаждения. Это было что-то невероятное, я определенно увидел небо в алмазах и едва не лишился чувств. Обессиленный я отбросил душ в сторону, запустил руку себе между ног и зачерпнул немного своего сока. Затем, улыбнувшись, я сделал то, что точно был уверен, моя маменька никогда не делала — дочиста облизал ладонь, покрытую выделениями, тщательно обсасывая каждый палец в отдельности.

* * *

 — Здравствуйте, могу я вам чем-нибудь помочь?

 — Да, — запуская правую руку в сумочку, я поинтересовался у продавщицы. — Где у вас вибраторы.

Она показала мне стойку возле дальней стены и принялась объяснять достоинства наиболее популярных моделей. Я рад был отвлечься потому, что чувствовал себя не вполне комфортабельно в женском платье, кроме того, меня одолевали сомнения по поводу, а правильно ли я использовал косметику, а при взгляде на сумочку болтающуюся на руке начинал чувствовать себя вообще полным идиотом. Проявив неподдельный интерес к предмету продажи, я пытался задавать самые грязные, самые интимные вопросы, что только мог придумать. Может быть, может быть маменьке это аукнется.

Надеясь, что на маменькиной кредитке есть деньги, я выбрал самое длинное и толстое дилдо, самый мощный вибратор, пару батплагов, «шарики удовольствия» и массажер для клитора в форме бабочки.

 — Это все?

 — О, конечно, нет, — я шмякнул сумочку на прилавок. — Есть ли у вас такое белье, в котором самая добропорядочная домохозяйка почувствует себя стопроцентной шлюхой?

Начав с трусов с разрезом в промежности, она продемонстрировала мне прозрачное белье, кружевное, кожу, латекс и всякие разные штучки-дрючки. Я выбрал с дюжину разных трусов, лифчиков, корсетов, а также наручники, шарообразный кляп, несколько масок и хлыст.

Было бы не плохо поэкспериментировать с этим днем, но когда папаша «случайно» найдет мой комплект для «раскованной, свободомыслящей женщины», мамулька ждет, чертова уйма неприятностей.

Пропустив мою (мамину) кредитку через терминал, продавщица спросила меня:

 — А вы знаете, как пользоваться всем этим?

Она клеится ко мне? Маменька повела бы себя довольно определенно — она терпеть не могла лесбиянок, с тех пор как моя сестра привела домой свою первую подружку, — выскочила бы из магазина, плюясь от отвращения. Назло ей, я ответил:

 — Вообще-то нет.

И изобразив жутко кокетливую улыбку, продолжил:

 — Очень жалко, что вы не проводите инструктажа.

Сверкнув превосходными зубами в ответной улыбке, она перегнулась через прилавок и стала лениво теребить левый сосок через блузку.

 — Знаете, — продавщица ухмыльнулась, — У меня сейчас как раз будет перерыв на ленч, и если хотите, то я смогла бы вам помочь.

Я вернул ей улыбку и нагло ухватил ее за другой сосок:

 — С удовольствием.

* * *

«Черт, уже четыре часа дня», — на изучение основ лесбийских удовольствий ушло больше времени, чем я планировал. Но мне не было жаль ни одной секунды, продавщица Эйприл, которой было двадцать с хвостиком, проявила недюжинный для ее возраста опыт. Поглаживая сумочку, я усмехнулся, представив, как папенька посмотрит пленку, где его женушка занимается этим с женщиной. Что он скажет, когда увидит мать своих детей в черном корсете и в наручниках, с торчащей в заднице рукояткой хлыста, а другая женщина, с пристегнутым к бедрам дилдо, в это время от души обрабатывает ее? Сблюет он или спустит, услышав, как его фригидная супружница визжит от удовольствия и умоляет свою случайную любовницу сильнее трахать ее?

Убедившись, что кассета надежно спрятана под сиденьем, я решил сделать с нее копию, прежде чем подсунуть эту пленку фатеру. Понятия не имею, как он отреагирует, но позволить ему уничтожить единственное доказательство маменькиного распутного нрава я не могу. Кроме того, это любительское видео всегда можно будет посмотреть, когда мне вздумается погонять шкурку. Да и вообще, вдруг я захочу пошантажировать маман.

Жаль, что я не мог провести больше времени изучаю свои обновки, но качество консультаций Эйприл с лихвой возместило это недостаток. Решив перекусить, я подъехал к «Макдональдсу», сунул руку под юбку и включил маленький вибратор, который мне в пизде оставила Эйприл на память. Когда подошел парнишка-официант, пришесший мой заказ: гамбургер и картошку-фри, я как раз кончал, так что юноше было обеспечено отличное шоу.

* * *

 — Как день прошел? — поинтересовалась мамулек. — Смотрю, к домашним делам ты даже и не притронулся. Выходит нашел, чем себя развлечь.

 — Вроде того, — ответил я. — Не торопись, через пару дней сама все узнаешь.

 — Да, ну ты, возможно, тоже скоро обнаружишь, пару сюрпризов, когда вернешься в свое обычное состояние. Я пожал плечами, чтобы она не сделала это не идет ни в какое сравнение с моими сегодняшними проделками. С улыбкой я сказал ей:

 — Ладно, все было очень забавно, но, думаю, пришло время заканчивать игру.

 — И чего ты хочешь от меня? — она откинулась в кресле и закурила, отравляя мои легкие никотином.

 — Эй, — нахмурился я, — Вытащи эту гадость из моего рта и поменяй наши тела обратно.

Мама покачала головой и сделала глубокую затяжку.

 — Если б я знала как.

Подтянув штаны, в плохой пародии на мачо с Дикого Запада, она сказала:

 — Может быть, все изменится, когда ты проснешься. А я должна идти на работу.

О, черт. Она собирается сделать так, чтобы меня уволили! Она же и понятия не имеет, чем я занимаюсь.

 — Ты не можешь это сделать, — сказал я ей. — Позвони и скажи, что заболела, пожалуйста.

 — Извини, но я хочу полностью почувствовать себя Карлом, — она уже собралась уходить, но вдруг повернулась и издевательски улыбнулась. — Кстати, наверно, я должна тебя предупредить...

 — Предупредить, о чем?

 — Ну, у меня со дня на день начнутся месячные, так что, вероятно, твой отец захочет меня, то есть тебя, сегодня ночью трахнуть.

 — Обломается, — заявил я. — Скажу, что у меня болит голова или что-нибудь в этом роде.

Все еще улыбаясь, она закончила:

 — Если наберешься смелости, сделай ему минет. Обычно этого твоему отцу хватает на всю ночь. Иначе, он трахнет тебя, будет тискать сиськи, покусывать соски. Он довольно груб в постели.

 — Пожалуйста, мам, хватит, — определенно это было слишком даже для сегодняшнего дня извращений....  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх