Время перемен

Страница: 5 из 16

и получить удовольствие, то произошедшее предстало бы передо мной в совсем другом свете.

Пошла холодная вода, но я знал, что это не поможет. Не имеет значения как сильно я скребу себя мочалкой, мне уже никогда от этого не отмыться. Закрыв краны, я вылез из ванны, завернулся в полотенце и сел на пол. В довершение всего папаша высек мою бедную попу, но, к счастью, холодный жесткий кафель принес мне некоторое облегчение.

 — Что же мне делать? — задал я вопрос в пустоту. — Что же мне делать?

* * *

 — Привет, Дебра! — гостья наклонилась вперед и чмокнула меня в щеку.

 — Привет, Шар, — широко улыбнувшись, я пригласил ее внутрь. — Может, сделаешь сама кофе, а я присоединюсь к тебе через минуту.

 — Конечно.

Я закрыл за ней дверь и побежал выключать пылесос. Все мамины подруги — теперь мои подруги. А Шарлин мне нравится больше всех. Она на несколько лет старше мамы, любит выпить, неразборчива в мужчинах и ругается как сапожник, но даже, когда я был Карлом, то неровно дышал к ней. Я даже фантазировал о нас двоих, но хотя она и подкалывала меня, вряд ли такое бы произошло на само деле.

 — Шар?

 — Я здесь, — отозвалась она из гостиной.

Я сел рядом с ней на кушетку и взял с журнального столика чашку кофе. Ее приход резко улучшил мне настроение

 — Итак, Шар, какими судьбами ко мне? — поинтересовался я.

Он молчала с минуту, словно была не уверенна в ответе, потом решилась.

 — Давай поговорим на чистоту, — Шар отхлебнула кофе и спросила. — Как у тебя дела? Я имею в виду на самом деле.

Черт, этим вопросом она заставила меня вспомнить о кошмаре, длящемся уже два месяца. Почему бы нам просто не поболтать о том, о сем.

 — А почему вдруг ты спрашиваешь? — холодно поинтересовался.

 — Брось, Деб. Ты отлично, мать твою, знаешь, почему. Ты сейчас вся какая-то подавленная, угнетенная; раньше ты гораздо реже бывала в таком плохом настроении. Я беспокоюсь за тебя.

 — Все со мной в порядке, — соврал я. — Спасибо, конечно за беспокойство.

 — Блин, Деб, вот только со мной не надо. Мы же, хер знает, сколько лет знакомы, — она поставила кофе на столик и села поближе ко мне. — Я ведь от тебя не отстану, пока не расскажешь в чем дело. Лучше давай вдвоем попробуем решить твои проблемы.

Как сильно я ненавидел ее за вмешательство в мою жизнь, так же сильно я был благодарен за попытку помочь мне. Я разрывался между желанием выгнать ее к чертовой матери и стремлением во всем признаться. В конечном счете, мой выбор остановился на последнем.

 — Ну, знаешь... черт... это все моя проклятая жизнь, — начал я.

И глядя в черную глубину чашки с кофе, попытался объяснить ей все как мог, естественно без каких-либо сверхъестественных подробностей.

 — У нас уже давно все никак у людей. Карл и я уже несколько недель не разговариваем. Я себя из-за этого так дерьмово чувствую. А, Фил...

Ну, как ей объяснить, что он думает, что я его верная и послушная ему жена, но каждая ночь, что мы проводим вместе — превращается для меня в изнасилование. Я ненавижу его за это, он мне отвратителен, но в глубине души понимаю, что отец этого не заслуживает.

 — Черт, я так и знала, — заявила Шарлин. — Этот урод что-то тебе сделал, верно? Он сделал тебе больно?

Взяв меня за руку, она потребовала:

 — Скажи, Дебра, скажи, как я могу тебе помочь!

 — Нет, все не так, — запротестовал я, как бы больно мне не было — он все-таки мой отец, и даже не думал, что делает что-либо не то.

 — Я просто, э-э, не могу этим больше заниматься. Траханье, минет и, вообще, полный расклад. Может быть сначала это неплохо, но сейчас я чувствую только стыд и отвращение.

 — О, милая, мне так жаль, — кивнула она. — Я всегда этого боялась. Жутко хотелось ошибиться. Но теперь вижу, что была права.

 — О чем ты? — спросил я, про себя проклиная, выступившие слезы.

Шарлин вздохнула. Подвинувшись еще ближе, она обняла меня за плечи, причем чувствуя себя явно не в своей тарелке.

 — Знаю я, откуда это все идет. Я думала об этом много раз, но до прошлого года никогда серьезно.

 — Я... я тебя не понимаю, — она явно не въехала в мою проблему, но не рассказывая всей истории целиком, нельзя было направить ее на верный путь.

 — Деб, милая, позволь я закончу. Знаю, что ты не хочешь этого слышать. Но придется. Правда — единственный способ помочь тебе, — сделав глубокий вдох, Шарлин сказала, — Деб, дорогая, ты — лесбиянка.

У меня должно быть глаза на лоб полезли потому, что она стиснула мою руку, прежде чем продолжить:

 — Я давно это чувствовала, но раскрыла тебя, когда ты вышвырнула из дома Гвен.

 — О чем ты говоришь? — мать точно не было лесбиянкой, и я чувствовал необходимость защитить ее; не смотря на все наши ссоры, я не мог позволить возводить на нее напраслину.

 — Деб, выслушай меня до конца. Тебя разозлило не то, что Гвен была лесбиянкой, НА САМОМ ДЕЛЕ тебя взбесил факт того, что, она открыто, заявляет о себе какая она есть, а ты вынуждена скрывать свою истинную натуру. Понимаю, что звучит это как какая — нибудь психолоаналитическая хрень, но так оно и есть, — посмотрев мне в глаза, она закончила, — Ты борешься с собой еще с тех пор, как мы встретились. Ты постоянно стараешься это отрицать — у тебя муж, двое детей, как у любой нормальной гетеросексуальной женщины.

Это десйствительно звучало как психолоаналитическая хрень. Однако крошечная часть меня думала, а не права ли она.

 — Шар... — что я мог ей сказать?

Даже если она не ошибается в отношении матери, то может права насчет меня. Пойманный в ловушку женского тела, став пленником женских гормонов и эмоций, я, тем не менее, оставался стопроцентным мужчиной, стопроцентным Карлом. Мысленно вернувшись на пару месяцев назад, я понял, что единственным приятным сексуальным опытом была Эйприл, продавщица из секс-шопа. Что если я навсегда заперт в мамином теле? И если я не смогу заставить себя получать удовольствие от секса с мужчиной то, что мне остается?

Едва вспомнив, как хорошо мне тогда было, я захотел снова испытать нечто подобное. На удачу, я наклонился и поцеловал Шарлин в губы. Она явно была удивлена, но вскоре сдалась так же страстно ответила на мой поцелуй.

 — Ммм, как славно, — прошептал я, отстраняясь от нее. — Я... я хочу тебя, Шар. Ты нужна мне.

С лицом красным одновременно от стыда и возбуждения, я стянул свитер, надеясь, что правильно ее понял.

 — Нет, Деб, мы не можем, — она покачала головой, я видел, как на ресницах у нее повисло несколько слезинок. — Мы подруги, я не могу этим воспользоваться.

 — Пожалуйста, Шар, — я схватил ее за руки прежде, чем она смогла уйти и улыбнулся. — Ты ничем не воспользовалась, поверь мне... Я буду говорить, что люблю тебя, не сейчас, но я чувствую, что ближе тебя у меня никого нет.

Довольно странно, но — это правда.

 — Я хочу этого, но только, если ты хочешь того же.

 — Черт, я очень этого хочу, — вздохнула она. — Но я желаю, чтобы завтра ты возненавидела меня. Мне больше нужна подруга, чем любовница.

 — Тсс, Шар, — я снова поцеловал ее и пообещал. — Мы сможем играть обе роли.

Шарлин все еще колебалась, но когда я взял ее руку и приложил к своей груди, наконец, сдалась.

 — О-ох, как та-а-ак долго этого ждала, — простонала ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх