Время перемен

Страница: 7 из 16

и я отнюдь не горел желанием повторить это еще раз. Должно быть тот, кто придумал засунуть женскую грудь в тиски, а потом пропустить через нее X-лучи — настоящий садист.

Я слишком нервничал, чтобы просто лежать в гинекологическом кресле и ждать. Вместо этого я стал расхаживать по комнате. И, боясь, что вдруг со мной действительно приключилось что-то серьезное, остановился перед большим, в человеческий рост, зеркалом. Впервые я решил попристальней приглядеться к маминому телу.

Распустив волосы, первое, что я увидел — несколько седых прядей. Были ли они и раньше, или — это я поседел от жизни такой? Чувствуя себя ужасно глупо, я, тем не менее, наклонился поближе и стал внимательно изучать свое лицо. Большие карие глаза, маленький носик, полные губы; морщин и складок на лице стало явно больше, чем раньше. И снова я подумал, сколько из них появилось во время моего существования в мамином теле.

 — От седины и морщин еще никто не заболевал, — сказал я себе.

Отступив назад, я осмотрел в зеркале тело полностью. Похоже, бедра немного расползлись, наверно, я поправился. А еще эти мерзкие растяжки на животе, включая длинную бесцветную справа.

 — Вроде ничего серьезного, — проворчал я.

В соответсвии с диарграмамми, висящими рядом с зеркалом, я поднял правую руку, а левой обследовал правую грудь, все еще побаливающую после рентгена. Я поморщился, но продолжил исследования. Не найдя ничего, я поменял руку и грудь. Левая сиська оказалась чуть меньше правой, но никаких новообразований я не нашел и там. Поэтому решил, что с грудями у меня все в порядке.

 — Дебра, рад снова вас видеть, — улыбающийся доктор средних лет пригласил меня обратно в кресло. — Медсестра чуть позже зайдет к вам еще с кое-какими тестами, а я сейчас осмотрю вас.

 — О'кей, — Я чувствовал неловкость, но был слишком напуган, что не подчиниться.

Я думал, что взять себя в руки, но, увидев, как он перебирает свои инструменты, запаниковал. — Что, черт возьми, вы собираетесь со мной сделать? — спросил я, глядя на врача, выглядящего как злодей-ученый из дешевого научно-фантастического фильма. — Расслабитесь, — сказал он мне. — Ничего нового вас не ожидает. Как я мог, объяснит ему, что для меня все это в первый раз? Внезапно, в горле у меня перехватило, когда холодный металлический инструмент вошел и растянул мою вагину для осмотра. Должно быть, она немного сузилась после того, как я в последний раз трахнулся с отцом. И теперь это было столь же болезненно, сколь и унизительно. И меня не заботило, что мужчиной передо мной двигал исключительно врачебный интерес. — Ну, — сказал врач, вытаскивая из меня свое орудие пытки, — Чтобы быть полностью уверенным, мне нужны результаты тестов, но не думаю, что с вами что-то случилось. О чем он говорит? Что еще ему нужно? Почему так много тестов? Я уже позволил сестре тыкать меня иголками, я пописал в чашку — с моей старой пиписькой это было бы не в пример легче, а этот убийца в белом халате засовывал в меня разные железки. Чего еще он хочет? Я попытался успокоиться, видя его улыбку, но не смог. * * * — Ох, блин, как же я хочу тебя, детка. Я не мог рассказать отцу, что мне сказал гинеколог. Поэтому пришлось соврать и сказать, что мне нужно изменить рацион. К сожалению, теперь он не видел никаких преград, чтобы завалить в койку свою благоверную. Если я не был болен, то, значит, секс мне не повредит. И хотя, последнее чего мне хотелось — это исполнять супружеский долг, но что я мог привести в свою защиту. Он — верный, заботливый муж, а я отказывал ему в сексе дольше, чем мама, когда в своем теле. Лаская его яйца, я подавил желание вонзить в них ногти. Этот кожаный мешочек был источником стольких проблем, а решение казалось таким простым. Выбросив эти мысли из головы, я убрал руку, прежде чем инстинктивно попытаюсь кастрировать папашу, сосредоточившись на минете. Лежа у него между ног, я на секунду оторвался от его члена и сделал глубокий вдох. — Ммм, готова трахнуться? — осведомился папаша. — Это то, что хочет моя девочка? Она хочет, что бы муженек засадил ей глубоко-глубоко? — Нет! — я не думал, что это прозвучит так резко, но оно именно так и прозвучало. То есть, — поправился я, улыбнувшись через силу, — Я хочу насладиться вкусом твоего дружка. Поэтому засади его мне в горло, а не туда, вниз. Необходимость разогревать его, таким образом, убивала меня, но мне нужно было сохранить иллюзия, что я — его любимая женушка. По крайней мере, сейчас. — Верно, — оскалился он, — Доктор сказал, что тебе нужно изменить свой рацион. А что может быть лучше большой порции свежих горячих сливок? Я быстро сунул его достоинство обратно в рот, прежде чем мне пришла в голову идея ответить на этот образчик неподражаемого юмора. Желая покончить с этим как можно скорее, выгнул спину и поудобнее устроился между его ног. Я сосал его хуй усерднее чем обычно, раздувая от старания щеки. Будучи не в состоянии видеть его орган между своих губ, я закрыл глаза, но, внезапно почувствовал, что мой нос уперся в его волосатые яйца. — О-о, Деб... — крепче ухватив мою голову, простонал он. — Ты... ты уже несколько месяцев так не сосала так глубоко. Я... думал, ты за... забыла как это делается. Он был прав. Хуй до половины ушел мне в глотку, а я даже не поперхнулся. Чертова мамаша, она, наверно, была настоящей профессионалкой, если ее тело все еще помнит, как это делается. Блин, только одна из моих подружек смогла бы так, но и ей было далеко до маман! Двигая головой вверх-вниз, я сосредоточился на своих ощущениях. Неожиданно мне даже понравилось то, как его горячий твердый член упирается мне в горло. Это было необыкновенное чувство власти над мужчиной, восхищение собственным сексуальным мастерством. На несколько минут, я даже смог справится с отвращением. — Блядь, Деб, отпусти, отпусти его! — папаша вцепился насквозь мокрую от пота простынь. — Я... вот-вот... спущу! Я намеревался позволить ему кончит мне на лицо, помня как сильно ему это нравится, но не успел. Его первый залп отправился прямиком в мой желудок, за ним последовали еще и еще. Я держал его конец во рту, а он выплескивал горячую, солоновато-горькую спермы. Меня передернуло, когда я представил, что он сейчас плещется у меня в желудке. Но мамино тело действительно нравился этот вкус. Должно быть, это что-то на уровне гормонов потому, что мне он абсолютно невыносим. Наконец, папаша иссяк, и я почувствовал, как член обмяк в моем рту. Проглотив последние капли спермы, я выпустил его изо рта и вздохнул, чувствуя, как горячо у меня между ног. Этот жар не был приятен. Отвращение и чувство униженности вернулось ко мне. Поцеловав папашу на ночь, я повернулся к нему спиной и заснул. Я знал, что в последний раз уступил перед его напором. Неважно чего мне это мне стоить, но больше я не буду его послушной и угождающей во всем женушкой. * * * — Здорово, мамаш! — мать плюхнулась на диван рядом со мной и поцеловала, так как целуют любовницу, а не так как мать сына или наоборот. — Да иди ты, — отмахнулся я, у нее изо рта отчетливо пахло спермой, уж не знаю ее собственной или чужой. — И что сказал старый доктор Шервин? — ухмыльнувшись, она откинулась назад и принялась поглаживать член сквозь джинсы. — Слушай, а он использовал такое маленькое зеркальце? Мне всегда нравилось, что он может так глубоко заглянуть в меня. Помню, пришла я как-то к нему на прием рано утром, не подмывшись, как следует, сам понимаешь, что доктор там увидел. — Ты беременна, — сказал я ей без обиняков. — Это проклятое тело, что ты мне оставила, собирается произвести на свет сраного детеныша. — Что? — у нее глаза на лоб полезли, и впервые я увидел ее забеспокоившейся. — Он уверен? — Не знаю, и я не собираюсь ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх