Время перемен

Страница: 9 из 16

а? Готова принять в эту беременную письку свой бывший хуй? — потершись проколотой залупой о клитор, мать простонала. — Может быть, это извращение, может быть — инцест, но, блядь, как мне этого хочется! И вогнала в меня мой собственный член; металлический стержень царапал стенки влагалища. Это было даже хуже чем с отцом. К несчастью, в ту же минуту, что я вспомнил о нем, странное возбуждение, охватившее меня исчезло. Полный отвращения к самому себе, я только и мог, что наблюдать, как мать дрючит меня. По сути дела, получалось, что я сам себя насилую. — Не думаю, что отец с тобой счастлив, — издевалась она. — Слишком уж у тебя узкая дырка. Мужики любят, когда она мяконькая, хлюпающая и очень, очень широкая. Если ты собираешься стать женщиной, то и пизда тебе нужна соответствующая! Одной рукой она щипала и крутила мне соски, а другую сунула в ящик. Стоящего рядом с кроватью туалетного столика. — Посмотри, что у меня есть, — мать злобно улыбаясь, хлестнула меня по лицу двумя дилдо из тех, что я прикупил в первый день жизни в женском теле. Увидев мой испуганный взгляд, она расхохоталась: — Что, думал, избавился от них? Я вытащила их из мусора, а сними еще парочку чудесных вещичек. Не переставая смеяться, она положила мне между сисек батплаги, а на лицо — «шарики удовольствия». Я завопил сквозь свой импровизированный кляп и завертелся как ужи на сковородке, однако сбросить мать так и не смог. Отец измучил меня этими штуками, но он-то, по крайней мере, хотел сделать мне хорошо. А мать же намеренно хотела сделать мне больно. — Что такое? — спросила она. — Хочешь все сразу. Ах, ты, поблядушка ненасытная. Вытащив из меня член, она широко раздвинула мне ноги своими коленями. — Помнится, твоей суке-продавщице это очень нравилось, — напомнила она мне. Взяв в рот нить с шариками, мать тщательно обслюнявила их, затем, медленно вытащив их, один шарик за другим, она ухмыльнулась: — Посмотрим, доставят ли они тебе такое же удовольствие. Прежде чем я снова закричал, она стала запихивать «шарики удовольствия» мне в попу, похлопывая при этом меня по ягодицам. Странно, но это было не так уж плохо. Возможно, при других обстоятельствах я бы даже получил бы удовольствие. К сожалению, то, что произошло, потом никогда бы мне не пришлось бы по вкусу. Вытащив лежащий у меня между грудей батплаг, мать прижала его резиновое основание к моему заткнутому кляпом рту. Это было то самое чудовище, которое использовал папаша в «ночь игр». — Смотри, — сказала она. — Как я натренировала твое тело. Повернувшись, она стала медленно опускать задницу мне на лицо, пока головка не уткнулась в мое (теперь уже ее) очко. Затем, без каких бы то усилий, она с отвратительным чмоканьем насадилась жопой на дилдо. Такое ощущение, что анус просто засосал его внутрь. — Надо сказать — не самый большой из тех, что побывали во мне. Но думаю, что, в общем, ты понял. Она принялась стонать и крутить бедрами. Блин, да она действительно получала удовольствие от искусственного члена в заднице! Когда отец вогнал в меня этот батплаг, то я испытал жуткую боль, но, похоже, мое старое тело без труда с ним справилось. Я с отвращением подумал, что мать не рассказала мне и половины о тех мерзких штуках, которые она проделывала с моим телом. Мать слезла с моего лица и вытащила дилдо из попы. — Видишь, как я тебя люблю, — прошептала она мне на ухо. — Я даже смазала его специально для тебя. Перепуганный до смерти я забился под ней. — А ну перестань! — вызверилась она и стала отвешивать мне пощечины, пока я не сдался. — Правильно, умные шлюхи не сопротивляются! Не тратя больше времени на болтовню, она сунула покрытое говном дилдо мне в попу, еще глубже при этом загнав «шарики удовольствия» еще дальше. Смазка смягчила боль от внезапного вторжения такой громадины. Но только лишь физическую боль, моральные раны стали даже глубже чем были — Видишь, — ласково сказала она. — Теперь, когда обе дырки у тебя растянуты как нужно, ты будешь вести себя хорошо. Когда твой живот станет совсем большим, папочка не сможет трахать тебя так, как он привык, — чмокнув меня в нос, мать начала играть с моими сосками. — Твоя обязанность, как любящей жены, — подставить ему попу. С ее стороны это была не только месть за то, что я занимался в ее теле любовью с женщинами, нет, в моем лице мать мстила и отцу и, вообще, все парням с кем ей пришлось когда-либо спать. И она точно не остановится, пока не превратит меня в жалкую на все готовую блядь, которой ей самой так долго пришлось быть. Когда я понял это, то решил, что могу справиться с ситуацией, но все оказалось гораздо хуже. — Ммм, тебе ведь нравится это, правда? — промурлыкала она, и, сунув руку мне между ног, стала вращать дилдо из стороны в сторону. Сейчас, когда мое очко было достаточно растянутым, я почти не чувствовал боли, но мне невыносимо было видеть, как она наслаждается мои унижением. — Тебе ведь это, правда, нравиться? — на этот раз ее голос было слышно раздражение. Надеясь, что это хоть как-то ее успокоит, я кивнул. Я готов был сделать все что угодно, чтобы эта пытка прекратилась. — Прекрасно! У меня такая смышленая девочка! — поаплодировав мне, она сунула в рот дилдо и устроила для меня своеобразное «отсос — шоу», затем с вздохом она вытащила его и пожаловалась мне. — Эти пластиковые штуки и рядом не стояли с настоящими. Потом, пожав плечами, мать добавила: — Но сейчас они пригодятся. Когда эта небольшая пластиковая штучка погрузилась в мою намокшую писю, я впервые, с того момента, как мать притащила меня в спальню, испытал нечто похожее на удовольствие. Мне всегда нравились небольшие дилдо. Закрыв глаза, я заставил себя расслабиться, надеясь, что она решила и меня немного побаловать. Но не тут-то было. — Разнежился, — хмыкнула мать. — Неужто, ты думаешь, что дилдо — это все, что тебе нужно? Нет, конечно! Сильно сжав пальцами мои соски, она потянула их на себя: — Тебе, блядь, нужен мужчина, а не эта пластмассовая дешевка! И снова она надавила членом на мою щель, раскрывая ее еще шире, чем раньше. — А-а-ах, охуительно туго. Блядь, СЛИШКОМ туго, — одним сильным ударом она вошла в меня, и настоящий хуй присоединился к своей пластиковой копии Удерживая дилдо рядом со своим членом, мать начала ебать меня ими одновременно. Одна часть моего влагалища, которую ласкало гладкое дилдо, посылала мне в мозг импульсы удовольствия, зато там, где орудовала мамашина дубина, наслаждение было смешано с болью. Металлический стержень в залупе, угрожал разодрать мою нежную розовую плоть в клочья. К моему счастью, мать долго не продержалась. Кипя гневом, злобой, похотью, возбужденная до предела, она с искаженным в экстазе лицом, наполнила меня спермой. — У-уф, — вытерев пот со лба, она наклонилась и поцеловала сначала одну мою грудь, потом другую. — Неплохой был урок, но мне кажется, что ты все-таки невнимательно отнеслась к нему. Мать захохотала, и я поежился, услышав безумные нотки в ее смехе. Она явно была на грани, и могло произойти самое худшее. — Никуда не уходи, мамуля, — она слезла с постели и сказала. — Пойду принесу пиво и сигареты. Потом отдохну, а ты в это время отсосешь мне. Абсолютно сломленный, я смотрел, как она выходит из комнаты. Меня трясло от страха за свое будущее. Сегодня днем я почти сбежал из этого дома, но вместо этого очутился в ловушке, еще худшей, чем раньше. Теперь мать никогда не отпустит меня. Чего бы ей ни стоило, он она оставит меня для своего и отца развлечения. И вот тут-то впервые в жизни меня посетила мысль о самоубийстве. * * * — ... просыпайся. Деб, Деб, ты слышишь меня? Пожалуйста, Деб, проснись. Я с трудом открыл глаза и увидел Шар, стоящую на коленях возле моей кровати. Ее волосы были растрепаны, косметика размазалась по лицу, глаза заплаканы, но все равно — ...  Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх