Греческая смаковница

Страница: 16 из 31

— ответил тот, не задумываясь. — Если бы я ее не любил, ты думаешь я бы занимался с ней сексом?

 — Не знаю, — пожала плечами Патриция. — А ты давно с ней?

 — Целых три дня, — чуть ли не с гордостью сказал мужчина.

 — Значит, ты не спишь с девушками, которых не любишь? — поинтересовалась Патриция.

 — Я люблю их всех, — незамедлительно последовал ответ.

Блондинка допила свою бутылку, и игриво, в танце, в свете костра, демонстрировала мужчине свою спортивную фигуру. Она небрежно откинула подальше пустую бутылку, развязала узел на боку и распахнула ткань, открывая ему свои прелести. Потом отобрала от него гитару, положила на землю и навалилась на него. Они оба упали на мягкую траву и поцеловались.

 — Как я тебя хочу, — сказала блондинка, целуя его в колючую шею.

 — Прекрасно, мышонок, — шутливо отбиваясь, сказал ее возлюбленный. — Давай прямо сейчас этим и займемся! — Он нежно отстранил ее и встал. — Ты пока не остынь, я только схожу по делам.

Он подал руку блондинке и она встала на ноги.

 — Я тоже с тобой, — вдруг поднялась с места Патриция. Она продолжала свои эксперименты.

Блондинка самозабвенно осталась танцевать у костра, что-то себе напевая, а Патриция с мужчиной пошли по камням в черноту ночи, с трудом выбирая дорогу.

Мужчина остановился у невысокого обрыва и повернулся к ней спиной, доставая свое хозяйство. Патриция остановилась неподалеку, глядя на него в неверных отсветах костра.

 — Ты говорила, что тоже хочешь, — сказал черноволосый, несмотря на выбранную роль беспечного прожженного знатока секса, чувствуя все-таки некую неловкость. — Ты, может быть, стесняешься случайно?

 — Я?! — поразилась Патриция и демонстративно уселась на корточки между двух больших камней.

 — Чего стесняться того, что естественно? — сказал черноволосый.

 — У каждого свои проблемы, — ответила она.

Они подошли к палатке, черноволосый обнимал девушку за плечи. Он отдернул полог входа.

 — Прошу вас, миледи, — кривляясь пригласил он.

 — Спасибо, милорд. — Она залезла в палатку, сняв намотанную на талии материю и обнаженная улеглась рядом с блондинкой.

Мужчина залез на ожидавшую его женщину и они поцеловались.

 — Ты не возражаешь, — повернулся он к Патриции, — если я обслужу ее первой?

 — Да нет, ради бога. Пожалуйста, — ответила Патриция и повернулась к ним спиной, натянув на себя одеяло. Мужчина без какой либо предварительной ласки рукой раздвинул возлюбленной ноги и вонзил в нее свой инструмент чувственного наслаждения. Колено блондинки больно уперлось Патриция в икру ноги, но Патриция не шелохнулась. Он стал двигаться равномерно и без вдохновения — видно присутствие Патриция пошло не на пользу.

Блондинка привычно вздыхала и стонала, рука ее, выгнулась неестественно и нащупала холмик груди Патриции.

Патриции стало неприятно. Она резко развернулась лицом к любовникам.

Вход палатки был не задернут, костер догорал, но его света хватило, чтобы разглядеть блестящие капли пота на виске черноволосого.

 — Я вам не мешаю? — спросила Патриция.

Мужчина сжал зубы и ускорил движение. Патриция села и поджала ноги, обхватив колени руками. Наконец черноволосый застонал, сделал последние конвульсивно-стремительные рывки и замер в экстазе. Патриция с интересом наблюдала за ним.

 — Тебе хорошо, мышонок? — спросил мужчина возлюбленную.

 — Да, — простонала она и в палатке резко запахло вдруг винным перегаром. — Я люблю тебя.

 — Сейчас и до тебя очередь дойдет, миледи, — успокоил мужчина Патрицию и устало повалился на спину между двумя женщинами.

Патриция бесцеремонно запустила руку в его мужское хозяйство.

 — Слушай, — сказала она. — А ты его там случайно не истер до толщины волоска. Чего-то не найти.

 — Ищущий да обрящет, — ответил черноволосый уязвленно. — Не знаешь как в таких ситуациях должна поступать опытная женщина? Ты ведь опытная женщина?

 — И как я по твоему должна поступить? — полюбопытствовала Патриция.

 — Слово «минет» вам что-нибудь говорит, миледи?

 — Ха! Кто воспользовался, тот пусть и восстанавливает твои иссякшие силы. — Патриция пробралась к выходу, предусмотрительно прихватив шерстяное одеяло. — Как будешь готов — свисти, сексуальный гигант.

Она прошла к своей сумке и в свете костра натянула джинсы и футболку.

 — Я жду, пока у тебя вновь станет, как штык! — крикнула она, услышав, что утомленный вином и бурным днем черноволосый любитель женщин сладко засопел.

Не услышав ответа, она довольно усмехнулась, улеглась на траве и, завернувшись в одеяло, сразу заснула.

С первыми лучами солнца Патриция открыла глаза. За ночь она слегка продрогла, поэтому сразу встала.

Довольно потянулась, надела кроссовки и подошла ко входу в палатку. Заглянула внутрь, полюбовалась секунду зрелищем обнимающихся во сне любовников. Улыбнулась чему-то, вскинула свою сумку на плечо и, не оглядываясь, пошагала прочь по берегу меж причудливой формы камней, в свете рассвета кажущихся заколдованными Медузой Горгоной любовниками. ***

Только с виду остров Патриции казался безжизненной скалой. Этот клочок суши был поистине удивительным местом — не зря Том привез ее сюда.

С южной стороны острова бил родник, вода которого изумляла чистотой и вкусом. Окруженный зелеными зарослями, родник придавал острову романтический, почти сказочный колорит.

 — Я и не думала, что в море, на маленьком островке может быть такая вкусная вода, — сказала Патриция, зачерпнув ладошкой и попробовав.

 — Шельфовые воды, — пояснил Том. — Это обычное явление. Вот в Карибском море родники бьют прямо под гнетом морской воды. И в давние времена, лихие пираты для пополнения запасов пресной воды ныряли прямо в море, на глубину, и под толщей соленой воды, набирали питьевую.

Они провели на острове пять необыкновенных дней и ночей. Они могли говорить безостановочно весь день о всяких пустяках, могли лежать по несколько часов на пляже, держась за руки — им было просто хорошо друг с другом.

И конечно они занимались любовью. Патриция к удивлению убедилась, что любовь поистине не знает преград. Что самая простая позиция для секса не является, как она полагала, самой оптимальной. Они фантазировали, придумывали множество вариантов и не уставали восхищаться друг другом, полностью раскрывая себя как для партнера, так и для себя самого.

На четвертый день Том повлек ее на вершину скалы. Патриция не думала, что на нее вообще можно взобраться. Но он хорошо знал остров, который назвал ее именем.

На восточной стороне горы склон был наиболее пологим, и поначалу даже там пролегало нечто, похожее на тропку. Они с трудом преодолели несколько сложных мест, но все-таки покорили гордую вершину.

Патриция довольно подбежала к одинокой смоковнице и сорвала спелый плод. Со вкусом вгрызлась в него зубами и посмотрела на возлюбленного. Он подошел к Патриции и крепко обнял.

Вид с вершины открывался великолепный — бескрайняя гладь моря, в далекой дымке едва угадывались силуэты материковых гор.

 — Я люблю тебя, Патриция, — выдохнул Том.

 — У тебя было много женщин до меня, Том? — спросила она так, что он не мог не ответить.

 — Давно, — честно признался он, — я еще учился в Оксфорде. Я готов был бросить учебу, дом, все... Я сходил с ума... Она жестоко посмеялась ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх