Греческая смаковница

Страница: 8 из 31

прошлого века располагалась большая площадка, на нее вели четыре широких ступеньки. Посреди площадки красовался летний круглый стол и два легких плетеных кресла. Патриция подошла к одному из них и села.

 — Жарко, — заявила она. — Посидим здесь.

Он растерялся.

 — А ты не хочешь посмотреть мои апартаменты? — спросил он.

 — Нет, — посмотрела она на него чистыми глазами. — Принесешь что-нибудь выпить?

 — Да, да, конечно, — пролепетал он и поставил ее сумку рядом с креслом. — Я быстро.

Он торопливо прошел в дом, сбросил пиджак и, пританцовывая, приготовил два коктейля. Ей он налил джина побольше — на всякий случай.

 — Я сейчас подойду, — крикнул он в сторону дверей, кладя в коктейли лед.

Поставил бокалы на серебряный поднос, подошел к зеркалу и придирчиво осмотрел себя. Пригладил волосы и расправил выпятившуюся на начинающем расти брюшке, рубашку. Расстегнул воротничок, снял модную косынку-галстук. Довольно улыбаясь, держа в руках словно заправский гарсон поднос с высокими бокалами, он вышел в сад.

И остановился на пороге удивленный.

Кресло стояло спиной к дому, он видел лишь ее темные каштановые волосы над плетеной белой спинкой. Но рядом с креслом, на огромной коричневой сумке, лежала вся одежда девушки — горку тряпок венчала ее футболка. Он мгновенно вспомнил, что лифчика она не носит, облизнул ставшие неожиданно сухими губы и двинулся к столу.

Патриция лежала, откинувшись в кресле, подставив лучам солнца свое изумительное, ровно загорелое тело, цвета подрумянившегося хлеба. На ней были надеты лишь узкие красные плавки. Увидев его, она улыбнулась. Он протянул ей бокал.

 — А что это такое? — спросила она, взяв коктейль.

 — Красное — компот, а остальное — секрет, — интригующе ответил он.

 — Секрет? — улыбнулась она. — Надеюсь, ничего возбуждающего?

 — Будем здоровы, — вместо ответа поднял он бокал.

Они чокнулись и пригубили коктейли.

Он сел в кресло рядом, не сводя глаз с ее тела. Она улыбнулась ему и вновь откинула голову на спинку кресла, закрыв глаза.

 — Меня зовут Тимус Папулус, — представился он, завязывая светскую беседу. — А тебя?

 — Элизабет, — не открывая глаз, сказала она. — Элизабет Бейкер из Нью-Йорка. — И добавила игриво: — Друзья зовут меня просто Эли.

 — Эли, — пробуя на слух ее имя, повторил он. — Ты наверно манекенщица?

 — С чего ты решил, что я работаю манекенщицей? — поразилась девушка и повернулась к нему.

 — У тебя такое восхитительное тело, — сделал он неуклюжий комплимент. — И если тебе нужна работа фотомодели в Афинах, то у меня есть контакты и...

 — Как удачно — равнодушно сказала она.

 — Ну почему же нет? — обиделся он.

Она посмотрела на него своими черными бездонными глазами. Отметила, как вздулись у него брюки на ширинке.

 — Ты слышишь, как у меня бьется сердце? — с придыханием произнесла Патриция. — Просто как сумасшедшее, попробуй.

Он нерешительно протянул руку к ее груди и робко положил ладонь несколько выше левого коричневого овала соска. Она взяла его поросшую черными волосами руку и уверенно опустила вниз, чтобы его пятерня полностью обхватила упругий и в то же время податливый бугор груди.

 — Да, — подтвердил он, не зная что и сказать. Эта девица не укладывалась ни в какие привычные ему схемы. Он не понимал как себя с ней вести.

 — Это оно из-за тебя так бьется, — томно сказала она.

 — А-а... э-э... — промямлил он, словно не многоопытный муж, а безусый девственник. — Так ты значит возбуждена?

 — Ласкай меня, — глядя ему в глаза, произнесла она.

Дважды повторять ей не пришлось. Он жадно, даже немного грубо провел рукой по ее груди, потом опомнился и уже медленно склонился к животу, погладил пальцами по красным трусикам в треугольничке которых был вышит кораблик с полосатым парусом и желтая морская звезда рядом. Тело его била непроизвольная похотливая дрожь. Он спустился до точеного колена левой ноги, опять поднялся к вожделенному кораблику. Она притворно-страстно вздыхала, но он был в состоянии, когда различить фальшь уже не возможно.

 — Поцелуй меня, Тимус, — сказала она, тонко поддразнивая его, ибо знала, что произойдет в самом ближайшем будущем. Ей хотелось довести его до состояния крайнего возбуждения.

Он не ожидал такого быстрого развития событий и послушно потянулся к ней вытянутыми трубочкой губами.

 — Ты женат? — неожиданно спросила девушка. Как опытный укротитель она решила чуть натянуть поводок.

Он остановился в своем движении к ее губам и задумался.

 — Да, — наконец ответил он. — Можно сказать, что женат. Но это... — он задумался, подыскивая подобающие слова, — так сказать, условность. — Сделав чистосердечное признание, он вновь потянулся к ней губами.

 — Это хорошо, — удовлетворенно констатировала девушка. И задала ему следующий вопрос: — И ни один из вас не ревнует?

 — Я настоящий плэйбой, — заявил он горделиво. — И теперь я свободен, как птица. — Он настороженно ждал еще вопросов, а тело его тянулось к ней.

 — Хочешь поцеловать меня в животик? — спросила она.

Он посмотрел на нее и склонился над ее телом, губами лаская загорелую кожу живота и стягивая аккуратно ее красные трусики. Девушка не сопротивлялась, напротив — чуть приподнялась в кресле, чтобы он беспрепятственно мог выполнить желаемое. И чуть раздвинула ноги, чтобы ему было лучше видно ее интимное естество. Он почувствовал что не может медлить более ни мгновения, оставил ее трусики на щиколотках, рука его потянулась к брюкам, чтобы освободить скорее свое мужское достоинство и вонзить в эту лакомую, манящую плоть.

Приближался кульминационный миг — прекрасный, таинственный и восхитительный. Вершина наслаждения, дарованного природой мужчине и женщине.

 — Она опоздала на самолет, между прочим, — равнодушно сообщила Патриция и закрыла глаза. Ей стало нестерпимо скучно.

 — Кто? — не понял мужчина, досадуя, что его в такой момент отвлекают на какие-то незначительные пустяки.

 — Твоя жена, — улыбнулась девушка, словно речь шла о вчерашнем футбольном матче.

 — Что?! — вскинулся он, словно на его глазах прекрасный особняк, которым он так гордился, проваливается в тартарары. Что, собственно, было близко к истине, в случае, если она говорит правду.

 — Она опоздала на самолет, — уверенно повторила Патриция.

 — Опоздала на самолет? — в ужасе переспросил он. — Ты что ее видела?

 — Она бежала за нами, — Патриция, постаралась произнести это бесстрастно, но внутренне наслаждалась пикантной ситуацией.

Он мгновенно потерял свой импозантный самоуверенный вид. Неподдельный страх перед возможным объяснением с благоверной супругой отразился на его холеном лице с седеющими висками.

 — Боже мой! — вскочил соблазнитель на ноги. — Она наверное скоро будет здесь. — Он нервно стал собирать ее одежду в охапку.

 — Ты же сказал, что свободен как птица, — напомнила Патриция насмешливо.

Но неверный муж, оказавшийся перед угрозой скорого разоблачения, был не в состоянии оценить ее тонкий юмор. Он схватил девушку за руку и рывком поднял с кресла.

 — Скорее, скорее! — торопил он ее, ведя в дом.

«Может, еще обойдется!» — ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх