Такова жизнь

Он стоял и размышлял, кем мог бы стать, если бы его жизнь сложилась по-другому... Например, менеджером или психологом, или юристом. У него были бы деньги, и квартира, и уютная женушка... Он был одинок, одинок тем одиночеством, которое выше смерти. Он мог бы быть независим...

Грубый оклик вернул Андрея к реальности, на перекресток запыленной улицы...

 — Опять ты стоишь с таким видом, будто сам хочешь кого-нибудь снять. Ты должен мне деньги — будь любезен, поверти задницей, иначе с тобой может произойти то, что произошло с твоим дружком, Гришей. Так, кажется, его ЗВАЛИ?...

Андрей испуганно встрепенулся...

 — Саид, я... Вот, возьми, у меня уже было сегодня два заказа... Это все, что дали, я ничего не оставил себе, клянусь.

 — Правильно, милый, правильно, — проворчал тощий азербайджанец, убирая протянутые Андреем деньги в карман потрепанной кожаной куртки, — но если я вдруг случайно узнаю, что ты меня обманываешь, я очень огорчусь; лучше бы тебе не огорчать меня.

 — Да, я знаю, — подобострастно закивал парень.

 — Хорошо. Я еще приду взглянуть на тебя.

 — Да, Саид...

 — думал Андрей силясь сохранить лицо неподвижным. Ярость душила его, однако хозяин еще не скрылся за поворотом, и юноша превратил лицо в каменную маску почтения; — ...

Машина затормозила прямо около его ноги, и он привычно настроился на рабочий лад. Выглянувшая из машины женщина, однако, не походила на искательницу платного секса... стройная, темноволосая, с удивительно тонкими чертами лица, она казалась сошедшей с картинки модного журнала. — решил Андрей, услужливо наклоняясь к приоткрытой дверце.

 — Поехали, покатаемся? — спросила незнакомка.

 — Простите, я занят, — Андрей силился побороть искушение наплевать на работу и укатить с этой чокнутой бабой куда-нибудь подальше из этого города.

 — Садись, милый, садись. Саид мне уже сказал, ЧЕМ ты занят, — она улыбнулась цинично и чуть надменно, прищурив свои зеленые глаза.

 — Как скажете, только деньги — вперед.

Они ехали недолго... буквально через десять минут машина затормозила около неказистого обшарпанного дома. Они молча вышли, женщина заперла машину, и знаком велела Андрею идти за следом. На третьем этаже она остановилась около хлипкой, обитой ядовитым дерматином дверью. Андрей подивился несуразности происходящего... дорого одетая баба на <Рено> и разваливающаяся квартира в панельном доме. Наконец она справилась с замком, и молча же прошла в темную прихожую. Обернулась, поманила Андрея за собой и закрыла дверь, не зажигая света. Он стоял в темноте, лишь чутьем угадывая присутствие клиентки, и думал, что более дурацкую ситуацию, чем эта, трудно представить. Наконец она пошевелилась, дернула за какой-то шнур, и во всей квартире зажегся мягкий свет. Андрей очумело огляделся... квартира была обставлена на уровне хорошего загородного дома для. Наконец она сказала...

 — Проходи в комнату, раздевайся и жди меня, я скоро приду.

 — Хорошо, иду.

Он прошел в комнату, и в очередной раз подивился обстановке и убранству жилья... огромная кровать стояла посреди комнаты, она была застлана кучей шелковых простыней и завалена небольшими подушками; По обе стороны — округлые столики из матового темного стекла; на полу — пушистый, хоть и немного вытертый ковер... И все.

 — Вот и я, милый, — он услышал за спиной звенящий и в то же время завораживающий голос.

Он живо обернулся, да так и застыл с разинутым ртом... женщина оказалась выше всяких похвал. <Вот такой бы в шлюхи — цены б ей не было> — цинично подумал Андрей, нахально обозревая изгибы тела, которым ему предстояло овладеть в скором времени.

Она была одета в белый шелковый халат, едва прикрывающий крепкие округлые бедра, из разреза выглядывал кружевной опять же белый лифчик, настолько низкий, что виднелись крупные розоватые соски. На ногах у нее были чулки, но никакого намека на обувь — женщина стояла босиком на мягком ковре, чуть насмешливо улыбаясь своими удивительными зелеными глазами. <Зачем ей снимать мужика, любой побежал бы за ней, не раздумывая.. Наверное, извращенка> — Андрей по-прежнему недоумевал, что же ему следует делать... его клиентки в большинстве своем были стареющими тетками с отвисшими грудями и целлюлитными задницами, которым только и надо было, что полизать да сунуть по быстрому. А что прикажете делать с этой странной, но такой восхитительной женщиной...

Она решила взять ситуацию в свои руки...

 — Думаю, милый, ты понимаешь, что мне и так не плохо живется, но у меня есть некоторые проблемы в сексуальной жизни, прости за мудреную формулировку. Я хочу, чтобы мужчина был моим рабом, чтобы он выполнял все мои прихоти, я хочу, чтобы он ползал передо мной на коленях и покорно подставлял задницу, если мне вдруг захочется его выпороть, ну, и так далее, думаю, ты меня понял. Итак, Саид сказал, что ты берешь сотню за час. Думаю, ты согласишься остаться у меня на всю ночь, предположим, за четыреста долларов?

 — думал Андрей, пытаясь избрать единственно верную линию поведения.

 — Да, разумеется, как хотите.

 — Я хочу, чтобы ты сейчас подошел ко мне.

Андрей плавно двинулся по направлению к смуглокожей женщине в белом белье, и остановился на расстоянии вытянутой руки...

 — Да, госпожа?

Неожиданно она защелкнула на его шее миниатюрный замочек, и он почувствовал прикосновение грубой кожи к телу... он стоял перед ней в собачьем ошейнике, а ее тонкая рука держала темный потертый поводок... Она улыбнулась, словно удачной шутке, и вдруг резко дернула за поводок, так что Андрей, повинуясь нажиму ошейника, оказался на коленях у ее ног. Рука женщины легла ему на голову, прижимая к полуобнаженному бархатистому бедру, к тонкой шелковой ткани халата. Он ощутил возбуждение, однако она не дала ему времени любоваться изгибом ее бедер...

 — Забирайся на кровать, — сказала она почти шепотом, боясь, что неожиданно охрипший голос выдаст накатившее на нее желание,

 — я хочу посмотреть на тебя поближе.

 — Да, госпожа, конечно, — парню все больше и больше нравился этот спектакль, где ему отводилась одна из главных ролей.

Голый, в ошейнике и на поводке, лежа на кровати перед этой обворожительной девкой, он чувствовал себя несколько неуютно, и впервые устыдился перед женщиной за свою <профессию>. Однако вскоре ему стало не до размышлений, потому что влажный язык женщины коснулся его шеи около ошейника, и двинулся ниже, подробно исследуя каждый миллиметр тела на своем пути. Вот она дошла до его груди, пару раз провела языком вокруг сосков, затем неожиданно взяла один в рот и слегка прикусила, так что Андрей вскрикнул.

 — Ты должен получать удовольствие, мой сладкий мальчик, от всего, что я делаю, иначе тебя ждет наказание... Ты ведь не хочешь, чтобы хозяйка отшлепала тебя по твоей упругой заднице? Или хочешь?... — она говорила, в то время как ее руки изучали бедра Андрея.

Он изнывал, его член стоял как каменный, в голове пульсировала единственная мысль... взять, покорить это смуглое, надменное тело, погрузиться внутрь и иметь ее, иметь до бесконечности. Андрей забывал, что он — всего лишь игрушка в руках этой женщины, он смотрел на нее как на добычу, как на самку, а не клиентку, он чувствовал, что еще чуть-чуть, и он взорвется, не совладает с собой, просто трахнет ее, наплевав на заработок и последствия.

Ее язык скользил по его телу, она уже добралась до живота и, чуть прикусывая его тело, двигалась вниз, к повлажневшему напряженному члену. Вот она лизнула его бедро, отозвавшееся судорогой на недолгое прикосновение шершавого влажного языка, затем чуть подняла голову и дохнула на головку члена, так что она непроизвольно качнулась к животу. Он ждал, чтобы она наконец взяла в себя его готовый разорваться орган, но женщина вновь опустила голову, и продолжила исследование его тела... ее язык скользнул ниже, к коленям Андрея, затем опять выше, по внутренней стороне бедра, прошелся по мучительно сжавшейся мошонке и вновь остановился у основания ствола. Он не выдержал... Схватив ее руками за волосы, забыв об ошейнике на шее, он притянул ее рот к головке, пытаясь преодолеть сопротивление плотно сжатых губ. Она хотела было возмутиться, и открыла рот, и в этот момент он наконец ввел ей в рот свой инструмент, так что она издала только сдавленный стон. Раз за разом он всаживал в ее рот член, она мычала и пыталась упираться руками, и это мешало ему кончить... Наконец она сумела вырваться, и уставилась на него совершенно бешеными глазами...

 — Ты!! Да как ты посмел?! Я тебя Саиду сдам с потрохами! Жить надоело? Мразь, я тебе за это деньги плачу?!

 — Простите, я не знаю, что на меня нашло, — униженно оправдывался Андрей, осознав, что она и вправду может пожаловаться Саиду, и тогда...

 — Вставай на четвереньки, — почти прорычала она, одновременно дергая его за ошейник.

 — Да, госпожа.

Она подождала, пока он встанет на четвереньки, а затем неожиданно нанесла хлесткий удар по ягодицам. Андрей вздрогнул, и удары посыпались градом. Наконец рука у нее устала, но тут она нашла себе другое развлечение... ее рука начала гладить его пылающие ягодицы круговыми движениями, затем она раздвинула их обеими руками, обозревая открывшееся сморщенное колечко ануса. Так она еще никогда не обращалась с мужчинами, и ей вдруг захотелось дотронуться до него. Она резко дернула за поводок, принуждая его опереться на локти, и вот уже она смотрит на него в самой унизительной для мужчины позе... его задница высоко поднята вверх, в то время как сам он упирается носом в подушку. Она смочила слюной указательный палец и дотронулась им до открывшегося отверстия, инстинктивно сжавшегося от ее прикосновения. Андрея так и подбросило на кровати... ощущения, испытанные им от этого прикосновения, были обжигающе приятны. В это время женщине захотелось большего, и она, опустившись на колени, лизнула языком его анус. Андрей снова не выдержал... резким рывком перевернувшись на живот, он схватил ее поперек туловища, так, что она оказалась у него на коленях, головой свешиваясь вниз. Теперь уже она была в полной его власти, и он от души хлестнул ее по смуглым упругим ягодицам, зажжа на них красные пятна. Потом он решил избавиться от ошейника... одной рукой удерживая ее сведенные за спиной локти, другой он возился с хитрой застежкой английского замка. Наконец она поддалась, и он сорвал с себя ошейник. Она была в его власти, эта надменная смуглая красотка. Он стащил ее с колен, грубо взял за волосы и притянул к своему члену. Едва она попыталась увернуться, он снова наградил ее сильным ударом по заднице, так, что у нее пропала всякая охота к дальнейшему сопротивлению. Но вдруг ему пришла в голову еще более интересная мысль... он рванул ее голову к своему лицу и впился в губы, а затем развернул ее спиной к себе, вынудив нагнуться. Теперь уже она лежала перед ним распростершись, и ему были хорошо видны влажные губы влагалища и темная дырочка ануса. Все еще держа ее за волосы, Андрей встал на колени, направив свой затвердевший член к влагалищу этой темнокожей похотливой самки.

Продолжение следует в скором времени...

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх