Эльза и Марта

Через день сотрудница Боннской редакции ПЕНТХАУС стучалась в дверь под номером З17, в обшарпанных номерах Пигмхольц для тех, что победнее. Там ее встречала хозяйка, с расстрепанными волосами, в халатике, надетом на голое тело. Они наспех варили густой, черный, дурманящий кофе, потом же шли в спальню с зашторенными окнами.

Затем они раздевались догола.

На ногах Марты оставались только черные чулки, и такого же цвета были, как смоль волосы ее пышного паха... Женщины, обнажившись, садились друг против друга и, затягиваясь глубоко, закуривали сигареты с ментолом. Они жадно касались друг друга, глядя в зеркало напротив; набухшими сосками голой груди Эльза (хозяйка — прим. пере) прижималась к спине Марты и чуть дыша, терлась об нее ласково, как кошка. Касались их голые животы, тревожила нежность податливого тела. Касались теплые ляжки. Неровно дыша, они прижимались друг к другу упругой грудью, и их налитые полушария яростно терзали тела, в исступлении касались даже их нежные ступни, потея, жались к телам их пальцы. Касание это вызывало легкую истому и трепет, тела их теплели, наливаясь желанием. Они убыстряли ритм, они помогали друг другу легкими, или глубокими и сильными поцелуями по всему телу, они пьянились своей наготой. С улыбкой Эльза приникала к животу Марты и втягивала кожу в себя, впиваясь в подругу накрашенными губами. Они дрожали, обе... Сигареты испускали сладковатый дым, дразнивший их ноздри, и они накуривались до одури, не помня себя и в мутноватых глазах мелькало только розовое тело, налитая женская грудь с вишней соска и выпуклый венчик волос в котором таилось их естество и блаженство. Они, вцепившись друг в дружку, сближали обнаженные бедра. Марта знала что за этим последует: нестерпимый огонь и дрожание ниже живота и покажется ее клитор, она закусывала губы, но стон все равно рвался из губ и в этот момент Марта более всего любила свою страстную обнаженную партнершу и ее быстрое тело, что вливало в нее жар наслаждения. Они, только они сейчас по-женски могли оценить прелесть наготы своих тел, солоноватый вкус губ и их нежность, стройность и бархатистость длинных ног, пользуемых мазью БЕРНСАЙТ; меж грудей Марты выступал пот который слизывала Эльза. Это рождало у них болезненне, но сладкое чувство... Наконец они начинали целоваться; нет, это были не те легкие поцелуй, которыми они разговлялись в начале. Поцелуй со всей силой похотливой страсти и рассудка, чуть помутненного ментолом. Они с жадностью припадали друг к дружке, для них не было запретных мест и чем интимней было место поцелуя, тем был соблазнительней его стыд. И внутренняя сторона ног Марты, ее ягодицы, подмышки и впадинки меж грудей — это был их восторг, их стоны. Тишина... Марта ложилась на Эльзу. Та плотно сжимала ее горячие ноги, а ладонями поглаживала худые ягодицы женщины. Обе тяжело дышали и касались ртами; так, так, потом соединялись их влажные вздрагивающие губы. С некоторых пор Марте открылась прелесть не мужского рта со щеточкой усов, а наслаждение женского нежного и пряного от помады. Марта впивалась губами в тело проститутки и страсть душила ее... Под ней молодая женщина начинала покачиваться и изгибалась; ерзали их мягкме животы и в телах обеих словно извивался горячий щекочущий червь и Марта сгибала в судороге пальцы ног. Они целовались захлебываясь, сосредоточено, но уже безумно...

Гасли сигареты. Едва только Марта отрывалась от подруги, та откидывалась на подушки. Женщина смотрела на ее утомленное лицо и голую грудь — грудь настоящей боннской шлюхи; та ходила дыханием и покачивались крупные шишечки сосков. Марта, замирая, касалась губами живота лежащей женщины — следовал долгий протяжный засос и Эльза вздрагивала. Марта уже не хотела ничего, только ощутить, утонуть в ощущении нежности кожи груди Эльзы, попробовать на вкус. От ее волос пахло травой... Еще поцелуй, еще пусть трепещет тело, дальше. И вот Марта кладет осторожные ладони на голые груди проститутки. Глаза Марты блестят, а Эльзы — уже туманны, рот открывает полоску зубов... Но она знает логику любви и растирает тело подруги круговыми движениями, покачивает ее полушария грудей, жестоко щиплет пальцами соски. Эльза стонет исступленно, а губы Марты шепчут ей что-то, и когда на лице Эльзы выступает золотистый пот, Марта сжимает ладонями плечи подруги, прижав ту к постели и касается губами ее набухшего, точно бутон, соска. Сначала теребит его; ощущение наготы трясет ее саму, она почти задыхается и под ладонями проститутки ходят обнаженные бедра Марты. Женщины друг на дружке, их тела плотно сплелись так, что кажется, не распутает и Господь. Марта, чувствуя ломоту ниже живота и жаркое дрожание тела, прижимает лодыжки к соблазнительно голым икрам Эльзы их босые ноги — сплетаются и потеют. Сосок Марта от даже покусывает зубками и Эльза уже тихо кричит и ерзает, но прижимает ее к постели. Лежать!

Мышцы обоих напрягаются и пах у женщин — как барабанный мех. Марта бросает ее сосок. Они встают на дрожащие колени и обнявшись, начинают покачиваться словно танцуя, сильнее, плотнее прижимаясь к друг дружке. Клиторы, чувствуя бугры лобков встают и когда касаясь впервые, задевают кончиками то женщины вскрикивают... Известно, что женщина любит ушами: послушайте их, их бессвязный шепот...

 — Марта, милая Марта, иди ко мне дай мне свою грудь, пусть она давит меня, я прошу тебя, у тебя чудные соски и мягкая грудь. Прижми их к животу, целуй их, целуй, Марта, Марта, я хочу тебя голую, хочу... Нет, я буду лизать тебя ниже, так, хорошо, я буду целовать твою попку, давай, дай мне свой грех... Эльза, я поцелую тебя в щель, раздвинь ноги... Так... Тебе хорошо, тебе правда хорошо целуй меня сильнее, в живот, у тебя гибкие бедра... Аааа, а... Войди в меня, так!

И ладонь проститутки ползет по шелковистой коже Марты. И та дрожа, смотрит: вот рука проститутки исчезает меж ее загорелых ног и вот что-то входит в устье греха Марты. Ну! Они испускает крик и глубже заходит палец Эльзы и горячая волна чувства заливает Марту. И вот — все: влага течет по слипшимся от пота волосам паха, женщины просто лежат друг на друге, тихонько постанывая, остывает пот на обнаженных телах им так хорошо...

И пыльное зеркало отражает равнодушно расслабленные ноги Эльзы на белой простыне, голую спину Марты, щекой лежащую на груди проститутки. В мыслях у одной потряхивает зеленым уголком бумажка в пятьсот марок, а другая чувствуя мерное усталое дыхание, думает, что женщины могут обходиться и без мужчин...

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх