Солдатская шлюха

Страница: 6 из 6

— с сожалением сказал парень.

 — Их двоих привезли, Корова, — сказал Кисуля. — Одну, Бу-синку для себя Хозяин выбрал.

 — Шарик говорит, та стерва Кисулю трахнула, кричала, что она — госпожа, а все остальные — рабы, — сказал Рафаэлла.

 — Так и было, — подтвердил Букашка. — А мне сказала Шарику минет делать.

 — А эта? — Корова кивнул на меня.

 — А эта нормально, свое место знает.

 — Все равно поучить надо, чтоб не забывалась, — подал го-лос Лодочка.

 — Надо, — согласился Корова. — Покажите этой пизде, на каком она месте.

И на меня тут же обрушился град пинков, щипков и ударов.

 — Не надо! — закричал я, закрывая голову руками. — Я все знаю, я — пизда, я ниже всех!

 — Хватит, — сказал Корова.

 — Не надо меня бить, — попросил я. — Я все, что хотите сделаю.

 — Конечно, сделаешь, — подтвердил Корова, — куда ты, блядь, денешься. Для начала ты полижешь у меня.

 — Слушаюсь, госпожа.

Мне пришлось сосать у Коровы, потом я сделал то же Рафа-элле, потом — Лодочке, потом — Кисуле, потом Рамке. Капелька с Граблей презрительно посмотрели на меня, но трогать не стали — уединились, насколько это было возможно, в дальнем углу и очень скоро оттуда стали доноситься вполне недвусмысленные охи и вздохи.

Наконец, меня оставили в покое. Я встал с колен, подгреб к стенке солому и прилег. Через некоторое время рядом со мной пристроился тот самый паренек из сада, с длинными рыжими во-лосами.

 — Не бойся, — он погладил меня по руке, — они скоро перестанут тебя трогать. Так со всеми новенькими делают.

 — Да, госпожа, — я вздохнул.

 — Меня зовут Липа. Я всегда был самочкой. А Корова раньше была самцом.

 — Так бывает? — спросил я.

 — Бывает. Все бывает, что Хозяин скажет. Корова где-то провинился, Хозяин его самкой и назначил.

 — А где ночуют самцы? — спросил я.

 — В другом бараке.

Я уснул, прижавшись к Липе.

Утром нас разбудил пинками и бранью Шарик. Я поплелся следом за Рафаэллой и Лодочкой на кухню. Начался обычный день. Я ходил за водой и дровами, разжигал огонь, таскал котлы, мыл и чистил кастрюли и сковородки. Потом пришли Капелька с Граблей, отнесли завтрак Хозяину, потом я опять мыл и чистил, потом Монстр забрал к себе в каморку Лодочку. Тут пришел Шарик, мне сказали взять большую флягу и мы пошли кормить рабов. Я тащил флягу, а Шарик сопровождал меня, показывая дорогу.

Дворовые рабы — и самцы и самки обедали под навесом на заднем дворе. Впрочем, самочек там было всего двое — Липа и Рамка. А самцы были одеты только в набедренные повязки, как Шарик. Они, когда мы появились, сразу же встали в позу наслаждения, не передо мной, конечно, а перед Шариком. Самцы, а их было четверо, приветствовали нас шумными криками. Сперва Шарик приказал мне наложить кашу в миски самцам, потом разрешил положить и самочкам. Ложек, правда, не было ни у тех, ни у других.

 — Шарик, дай пизду попробовать, — ухмыляясь на меня, сказал один из рабов и попробовал ущипнуть меня за зад. Я замер, боясь пошелохнуться и, опустив вниз глаза, видел, как топорщится его член под набедренной повязкой. Однако Шарик стукнул раба по руке и сказал:

 — Ты, Свин, иди Корову еби, ее можно.

 — Так Корова сегодня на поле, ее Козел сегодня ебет, — сказал Свин

 — Тогда ручками поработай, — сказал Шарик.

 — Ладно-ладно, — Свин скорчил рожу, но отошел.

 — Пошли, — сказал Шарик мне, и я поплелся за ним. Мы вышли за ворота мимо скучающего, жующего жвачку самца, одетого в штаны и вооруженного длинным кнутом.

 — Кормежку на поле понес? — спросил охранник. — Эта пизда новенькая?

 — Ну, — кивнул Шарик.

Мы вышли и пошли к полю.

 — Господин, — сказал я, — можно Губке спросить?

 — Ну, спрашивай, — лениво разрешил Шарик.

 — А тех, кто в доме мы кормить не будем?

 — Они остатками от обеда Хозяина кормятся, — пояснил Ша-рик.

Скоро мы пришли на большое поле, которое шестеро самцов и Корова ковыряли мотыгами.

 — Эй, Козел! — крикнул Шарик. — Кормежку принесли.

Самцы шумно обрадовались и неторопливо подошли к нам, следом прибежал и Корова и опустился в позу наслаждения перед Шариком. Шарик сделал мне знак наложить самцам кашу, а сам подошел к Корове, приподнял повязку и поднес к губам Коровы вздыбленный член.

 — Пососи-ка, пизда. Эй, Козел, присоединяйся, если хочешь.

Длинный, худой Козел дважды упрашивать себя не заставил, подошел к Корове сзади, задрал подол платья из мешковины и воткнул в Корову свой член. А губами Корова осторожно обхватил напряженную головку члена Шарика.

Получив у меня свою порцию каши, самцы расселись вокруг троицы и принялись обедать, изредка комментируя происходящее. Это большое, сильное тело выглядело совершенно покорным и подвластным двум самцам, один из которых трахал Корову в рот, другой — в зад. Я, на всякий случай, тоже встал в позу наслаждения, дожидаясь, пока Шарик закончит.

 — Крепкий все-таки у Коровы зад, — сказал один самец.

 — А сосать все равно не умеет. Кусается, — откликнулся другой.

 — Ничё, еще в самках побудет, научится.

 — Эй, Козел, ты осторожнее, до гландов достанешь!

 — Как пожру, пожалуй, тоже отъебу.

 — Может, Шарик эту разрешит? — раб мотнул головой в мою сторону.

 — Не, не разрешит. Да Корова и поздоровей будет, зад у нее побольше.

Наконец, Шарик кончил, а через некоторое время кончил и Козел, а Корова все стоял между ними на четвереньках, покорно слизывая с лица брызнувшую на нее сперму Шарика.

 — Ну все, Губка, пошли, — наконец сказал Шарик, отдышавшись. — Положи этой пизде жрачки и пошли, пошевеливайся, давай.

Я вернулся на кухню и снова занимался работой. Вечером Шарик опять отвел нас в барак. Я снова встал в позу наслаждения, и снова ко мне подошел Корова, и снова мне пришлось сосать у него, потом у Рафаэллы, потом у Кисули, потом у Лодочки, потом у Рамки. Потом все снова уснули. Потом нас опять разбудили и опять начался день, и так далее, далее, далее.

Мы подружились с Липой, который жалел меня и давал советы, и рассказывал о местном быте. И до некоторой степени Липа заменил мне Лайму.

Постепенно самочки привыкли ко мне и уже перестали считать меня новенькой, хотя я по-прежнему считался ниже всех, относились они ко мне уже без прежнего пристрастия, я был «своим».

 — Самочкам нельзя трахать других самочек, — рассказывал Липа ночами, — Лизать друг у друга можно, а трахать в попу нельзя. Так Хозяин сказал. Поэтому все так злилилсь, когда узнали, что эта твоя подружка Бусинка трахнул Кисулю. И если Хозяин узнает, он очень рассердится. А самцам нельзя трахать друг друга. Самочек можно, а друг друга нельзя. Корова, когда был самцом, как-то Шарика самого трахнул. Тогда Хозяин рассердился и сделал Корову самочкой. И разрешил ее трахать всем рабам.

Однажды, когда как раз закончился ужин, к нам на кухню пришел весь зареванный Грабля — его побил Бусинка за то, что Грабля неловко поставил поднос с кушаньями.

 — Ну и чё ревешь, блядь? — спросил Монстр, почесывая у себя низ живота, — ты кто, леди что ли?

Шарик, который находился тут же, согласно кивнул.

 — А она кто, сучка эта? — сквозь слезы отвечал Грабля. — Она кто?

В этот момент забежал Капелька со словами: Хозяйка идет!

Все самочки — и Грабля, и Капелька, и Рафаэлла с Лодочкой немедленно опустились в позу наслаждения, я последовал их примеру. Монстр и Шарик встали в позу готовности. И тут вошла... вошел Вахтанг. Только он был накрашен, напомажен и одет в полупрозрачный пеньюар. Следом шел рослый чернокожий молодой раб.

 — Ну-с, дорогушеньки, — сказал Хозяйка, — как вы тут живете? А, Монстр, и ты, конечно, здесь, старый блядун. Всех уже самок переебал?

 — Да, Хозяйка, — Монстр расплылся в улыбке.

 — Как хорошо, что вы все здесь, как тут у вас грязненько. — Хозяйка прошел по кухне, провел пальчиком по плите, понюхал. — Так, встали все.

Мы поднялись.

 — Работайте. А ты, Монстр, ну, бери меня, бери, как ты берешь свою распоследнюю шлюху, бери! Я сейчас — не Хозяйка, я — Хозяйская шлюха, которая пришла к тебе...

Монстр подошел к Хозяйке, грубо обхватил его за бедра, прижал к плите, потом грубо развернул к себе задом, задрал пеньюар и воткнул в зад Хозяйке член. Хозяйка застонал.

 — Ах ты, ссука, — прорычал Монстр, — ах, как хорошо тебя ебать, пизда, шлюха, блядь...

 — Да, да, еби, еби меня, — постанывал Хозяйка.

 — Чё встала, пизда, — пнул меня Рафаэлла, — работай!

 — Я начал работать. Как обычно — чистил котлы, оттирал кастрюли, чистил картофель... А Монстр все продолжал трахать Хозяйку. Шарик потихоньку покинул кухню, а чернокожий невольник остался. Он стоял в дверях, скрестив руки на груди и наблюдая за тем, как Монстр трахает Хозяйку.

 — Эй, пизда, — пнул меня Лодочка, — подойди к этому молодому господину и спроси, не желает ли он развлечься с рабыней? — Посмотрев на меня, Лодочка добавил: Да не с тобой, а со мной... Ну! (Продолжение следует)

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх