Мишель

Страница: 1 из 2

Щелкнув дверным замком, я открыл дверь. Там стоял Чекан и два его телохранителя. Кожаные куртки, джинсы, поношенные туфли, впрочем ничего выделяющегося, но кто они я знал. Чекан был предводителем преступной группировки средней руки, из тех, что уже поднялись в смысле денег и власти, но не оставили еще своих диких методов их добывания. Про его способы работы с «клиентами» ходили легенды, сами же «клиенты» уже обычно ходить не могли по причине нахождения либо в психушках, либо в реанимации, а а либо просто в лесу, под слоем земли. На этот раз «клиентом» стал я... * * * Моя жена умерла 5 лет назад, это был конечно тяжелый удар для меня, но всеже любовь бушующая в нас во время молодости, уже поутихла, к тому же я уже был морально готов к этому, у нее был рак горла и она медленно умирала уже в течении года, так что смерть стала ее избавлением от страданий.

Прошедшие после ее смерти два месяца, я практически не помню, помню-много пил, часто не ночевал дома, оставаясь в стельку пьяным на ночь у друзей. Женщин не было, а может я просто их не помнил в пьяном угаре, а значит можно считать, что их не было. Да и врят ли что могло получится на физическом уровне у мужчины пережившего стресс и употребляющего литры алкоголя в сутки.

Однако деньги закончились, у друзей всплыли свои заботы, а не продавать вещи из дома моих пьяных мозгов все же хватило.

И однажды (банально звучит) я проснулся с твердым намерением больше не пить. Отходняк был тяжелым, больше недели тряслись руки, несколько дней болели сердце и печень, но к этому времени мозги окончательно пришли в норму. Надо было приниматься за работу. Кстати я не рассказал, в то время мне было 27 лет и я был начинающим программистом, тогда еще называвшемся инженером-электроником, и работал в технической конторе с длинным названием. Работу свою любил, бл там на хорошем счету, и после двухмесячного загула меня снова приняли на работу. В которую я ушел с головой, никакая личная жизнь от нее не отвлекала, шло быстрое развитие компьютерных систем, в общем я стал весьма не плохим программистом, а по вечерам еще и хакерствовал. Работал я уже не в той, развалившейся конторе, а сразу в нескольких новообразовавшихся фирмах с неплохими зароботками. Изменилась и моя жизнь — трехкомнатная квартира на одного, не в центре, но и не хрущебы, «опель вектра» и. т. д, и только личной жизни по прежнему не было. Несколько раз за это время различные девушки и женщины пытались завести со мной роман, но не добившись никакой реакции отставали.

Два месяца назад я «взял» одну европейскую фирму, ее защита была на очень хорошем уровне, к хаку готовился полгода и несколько раз проваливался. Взял у них 500 тыс. долларов, именно такая сумма была выделена на реконструкцию здания фирмы, а ушли эти деньги ко мне. Перевел я их сначала в Хельсинки, в международный банк на подставной счет, а затем в Париж, что бы сбылась мечта моей молодости — посетить этот великолепный город. Да еще — во время подготовки взлома фирмы, я активно консультировался по программным вопросам с одним товарищем, назовем его Петр, и он наверняка догадался к чему я готовлюсь... За молчание я ему отдал 100 тыс. Но видимо сразу после хака, Петр на радостях брякнул о кругленькой сумме кому то из друзей, ну а что знают двое-знает и свинья, так вроде говаривал Мюллер, хотя может я и ошибаюсь.

Париж встретил тепло во всех смыслах этого слова, после промозглово октября С-Петербурга, +20 в Париже показались парным молоком. Эйфелева башня, Стеклянная пирамида Лувра, Триумфальная арка, Елисейские поля, за отпущенную неделю я жадно впитывал дух Парижа, запах Парижа, вкус Парижа. Где то я вычитал, что Париж не город влюбленныл, как принято считать, а город одиноких, что было отчасти правдойВ небольших питейных заведениях на Елисейских полях, не закрывающихся до утра, я видел довольно много и мужчин и женщин просижывающих в одиночестве за стойкой и как буд то не способных повернуться к сосед и заговорить с ним.

В один из вечеров, в одном из таких кабачков, где я ужинал перед сном, я обратил внимание на девушку сидящую за стойкой из красного дерева. На вид 20—25 лет, длинные доходящие до лопаток темные прямые волосы, белая водолазка с поддернутыми до локтя рукавами, джинсы, небольшая сумка возле ног, белые, классические босоножки. Обрати внимание на нее я не сразу, и поэтому долго любовался ее фигурой, сидя за столиком у окна, и боялся разачарования, когда увижу ее лицо. Веть так часто в жизни бывает, идешь по улице за девушкой, любуешься ее фигурой, а обгонишь и думаешь — лучше бы не обгонял, настроение осталось бы хорошее...

Я сидел и просто любовался, воображение само дорисовывало ее лицо.

Девушка просто сидела, изредка поднося к губам бокал с бирюзовым коктейлем, который кажется так и называется-"бирюза» — в меру сладкая, терпкая смесь «Бифайтера», и нескольких ароматизаторов. В это время, один из посетителей бара, сидящий за соседним столиком, видимо уже изрядно выпив горячительных напитков, не удачно, с громким стуком, опустил свой стакан на пепельницу, и девушка обернулась. Слегка миндалевидные глаза, слегка курносый нос, слегка обиженное выражение лица, все это-"слегка» — сложилось в лицо удивительной красоты. Она не обратила на меня внимание, опять отвернувшись к рядам бутылок за спиной бармена, а я сидел как парализованный, как ударенный молнией, как... она оказалась еще красивее придуманного мной образа. Текли минуты, мерцающий свет неоновых реклам, долетающий сквозь витрину в помещение, музыка Джо Дассена из колонок магнитофона, и мелькнувший лишь секунду образ — все это смахивало на сон, видение, галлюцинацию. Но вот девушка встала и пошла к выходу, я поднялся и пошел следом. Она шла неспеша, думая о чем то своем и вскоре мы поравнялись.

 — Извините, можно вам помочь? — произнес я на своем техническом английском, честно говоря не надеясь, что она поймет меня.

 — Что? — она остановилась и и посмотрела на меня оглядев сверху-вниз.

 — Можно вам помочь? — повторил я.

 — А в чем дело? — более смело спросила девушка, видимо решив, что я не бандит и бояться меня нечего.

 — Вы очень грустны, у вас что то случилось, может я чем то могу вам помочь?

На этот раз в глазах девушки появился интерес, мгновенно сменившийся грустной задумчивостью.

 — Нет, врят ли.

 — А может все таки получится, — я чувствовал, что девушка колеблется, ее грустные мысли искали выхода, и в то же время я был незнакомцем да еще и иностранцем. Видимо это и сыграло решающую роль в раздумьях, к тому же на западе широко распространены психологи, которым время от времени плачутся в жилетку. В данный момент жилеткой стал я.

 — Меня отстранили от работы, — сказала девушка и вновь медленно пошлапо тротуару, я пристроился рядом.

 — А кем вы работаете?

 — Фотомоделью... точнее не я, а мои руки, знаете, всякие там рекламы от мыла до обручальных колец, где в кадре только рука или руки человека и товар.

 — А почему вас всю не фотографируют? — брякнул я сразу осекся, поняв что спросил это зря, незнакомка остановилась и отвернулась к витринам, ее плечи вздрогнули.

 — Извините ради бога, я не хотел, простите меня пожалуйста. — я осторожно обнял ее, она не отстранилась.

 — Вы такая красивая, что вас надо всю на обложку самого модного журнала.

 — Угу, Плэйбоя, — грустно пошутила она, но видно, что комплимент ей понравился.

Мы снова тронулись по улице, и она уже более спокойно рассказала свою историю.

Девушку звали Мишель, работала она фотомоделью, сегодня утром, закручивая подтекающий кран, сломала ноготь, из за этого ее руки стали не презентабельными, а вдобавок должен был сниматься дорогой рекламный ролик, разумеется съемки провалились. Разозленный директор компании наорал на нее и ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх