Перекресток полов (отрывок)

Страница: 4 из 9

мое достижение! А ведь любой подтвердит, что после третьего раза вообще непонятно, чем кончаешь, спермы уже практически нет, и когда тебя заставляют это делать снова и снова ртом — это высший пилотаж! Но для этого надо чувствовать мужчину! Надя чувствовала меня. Она не тратила времени на витийства и изыски, ей были чужды спирально-реверсивные подвыподверты с левой нарезкой и небно-альвеолярные возвратно-поступательные заглоты, в которых, как думает большинство, заключена техника минета. Вся эта беллетристика хороша в качестве обязательного аперетивчика перед основным блюдом, которым в подавляющем большинстве случаев является, как я уже говорил, классическая банальщина в миссионерской позе. Но вот если по каким-то причинам женщине необходимо заставить мужчину просто кончить больше двух раз, причем сделать это надо эксклюзивно ртом, тут не до разносолов! Надя это прекрасно понимала. Она просто методично и неутомимо, ни в коем случае не сбавляя темпа, наяривала губами и языком одну единственную, но ту самую точку у основания головки члена, в районе уздечки, механическое воздействие на которую и приводит в конце концов в семяизвержению. Черт, получилось казенно, как в медицинской энциклопедии, зато точно.

Но Талия делала это просто лучше. Я понял это стразу. Первый раз я кончил через несколько секунд, что само по себе было не удивительно, учитывая весьма долгую прелюдию и степень моего возбуждения. Мне показалось, что из меня изверглось какое-то невообразимое количество спермы, я иногда считаю спазматические толчки, сопровождающие эякуляцию, — их было не меньше десятка. Но Талия, ни на секунду не прерываясь, просто проглотила все это изобилие, и продолжила свои размеренные движения, только пучок льняных волос, скрепленный на затылке заколкой, смешно и задорно дергался втакт. Первые секунды любое прикосновение к перевозбужденной головке приносит чуть ли не боль. Я попытался остановить ее, но Талия, не поднимая головы, сильно толкнула меня руками в грудь, и опять упал в объятия кресла. Она точно знала, что делала. Когда-то очень давно я был — по работе — некоторое время знаком с одним самым натуральным педиком, у которого не было ни желания, ни необходимости скрывать свою голубизну, так как денег у него было валом, да и сам он был из богемного бомонда, где, как известно, таких — большинство. Был он, к тому же, похоже, активом, потому, что открыто жил с субтильным женоподобным мальчиком, а сам был мужчиной достаточно крупным и вообще видным. Так вот, один раз, когда как-то по случаю подписания очередного контракта мне и моему компаньону было предложено хлопнуть по стакану Хенесси Икс О, он не то, чтобы разоткровенничался — я не слышал, чтобы голубые охотно обсуждали свои заморочки с натуралами, но проговорился, когда тема случайно зашла о минете, что никто так не отсасывает — из песни слова не выкинешь! — как трансвеститы в Булонском лесу в Париже. Он так и сказал — каким бы ты, дескать, ни был бы половым гигантом, двадцать франков, пять минут — и отползай! Его приятель, с которым они были в Париже, залупнулся, что он, мол, может легко по десять палок за ночь, преждевременным семяизвержением не страдает, и поставил сто баксов, что никто из этих травести, как произносятся они на французский манер, не сможет и за полчаса его отделать. К тому же, я так понимаю, они были в хлам. И что же? Не продержался гренадер и четырех минут по секундомеру, изошел весь хрен на слюни! Я еще тогда как-то по ходу рассказа смекнул, что такие недюжинные способности, должно быть, проистекают из того, что женщина, как бы хорошо не владела она техникой и какой бы богатый опыт не имела, может только хуже или лучше чувствовать мужчину, но никогда не сможет знать. И только такие, как эти самые травести, суть есть мужики переодетые, четко знают, что и как надо делать, чтобы довести минетуемого до оргазма, потому, что сами такие же. Типа, сделай мне так, как ты хочешь, чтоб я сделал тебе. Так вот — Талия не только знала, что делать, она точно знала — как. Через пять минут я кончил снова.

Второй раз приносит ощущения, на порядок более сильные и глубокие, чем первый.

Какое-то время я просто не мог открыть глаза и разжать стиснутые зубы. Через полминуты отпустило, перестали плавать разноцветные круги в голове и я открыл глаза. Талия сидела передо мной на корточках, подперев подбородок скрещенными у меня на коленях руками и смотрела меня. Улыбнулась и просто спросила: «Тебе хорошо?» Я уже раскрыл рот, чтобы произнести какую-нибудь банальность типа «безумно!», но не стал, а просто кивнул в ответ. Талия упруго встала, потянулась и направилась к софе, на ходу расстегивая заколку и вороша пышную копну светлых волос. Оглянулась на меня через плечо: «Сможешь сам дойти до ванной?» Я рассмеялся...

Из ванной я вышел, подпоясав чресла махровым полотенцем, предусмотрительно повешенным там для меня, таким большим, что подумалось, что сюда в гости ходят мужчины в основном не мелкого фасона. Я остановился на пороге комнаты, стряхивая с рук невытертые капельки воды. Талия дожидалась меня уже в постели. Она лежала в позе Веласкесовской Венеры, вместо зеркала глядела в телевизор, халатика на ней еже не было, но трусики она не сняла, и черная полоска кружев, пересекающая бедро, все так же подчеркивала белизну ее кожи. А еще я заметил колечки презервативов рядом с ее подушкой и флакон Джонсонс бэби ойл на полу у изголовья, которым чаще всего, кто не знает, проститутки смазываются при анальном сексе, чтоб легче входил. Усталый зверюга внизу моего живота опять заурчал и заворочался. Я всегда был очень не против насчет анальчика, чего скрывать грех меж застрех? Да, и теперь я хотел ее в попку!

Черт, давно, очень давно женщины не производили на меня такого воздействия! Я с грациозностью племенного бегемота нырнул в постель рядом с ней. Софа выдержала. Талия сразу же, щелкнув клавишей дистанционки, потушила телевизор и перевернулась ко мне. Теперь она лежала на другом боку, но все в той же позе, и что-то в этой позе казалось мне не совсем естественным. Ну да, конечно, правая нога полусогнута и не лежит на левой, колено зарылось в простыню, а изящное бедро закрывает всю панораму паха, так что, как и минуту назад, когда Венера лежала на другом боку, видна только полудуга резинки трусиков вокруг выступа тазовой кости. И десять минут назад, когда Талия вставала от кресла, она тоже, сидя на корточках, сначала развернулась на носках на сто восемьдесят, и только потом встала, уже спиной ко мне. Она не просто что-то скрывала от моих глаз, она еще очень стеснялась того, что скрывала! Ледяной и горячий душ обрушились на меня практически одновременно. Весь ужас ситуации в одно мгновение и почему-то только в эту секунду стал мне совершенно очевиден — рядом со мной, хоть и в виде совершенно обалденной телки, пусть и с очень красивыми сиськами, лежало... , да нет, именно лежал по сути-то — мужчина! И что, ну пусть, она, прятала в трусах, было совершенно очевидно. Оба-на, голубой, не голубой, а в постели с мужиком, который уже два раза к тому же и отсосал... У вас, мужики, когда-нибудь мужики отсасывали? То-то же... Нет, ноги в руки, хрен в штаны, извини, чувак, то есть, тьфу, блин, барышня, не мое это, и бежать, бежать...

Наверное, все эти мысли нашли на моем лице такое ясное отражение, что, когда я наконец, отягощенный гениталическими размышлениями, перестал пялиться на нижнюю часть тела Талии и встретился с ней взглядом, то по выражению ее глаз сразу понял, что она тоже поняла абсолютно все из моих размышлений, возможно, даже и дословно. Вообще мне начинало казаться, что она обладает способностью мгновенно чувствовать перемены внутреннего состояния или просто настроения собеседника, и реагировала на них немедленно, как хрупкий цветок реагирует на какую-нибудь внешнюю агрессию. Минуту назад в ее глазах была милая улыбка и легкое кокетство, и озорной вызов: «Ну что, еще?», а сейчас ее глаза потухли, как будто свернулись ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх