Перекресток полов (отрывок)

Страница: 5 из 9

лепестки только что радостно распустившегося было цветка, и вся сама она как-то сникла. Блин! Я не хотел оставлять ее в таком состоянии! И вообще, какого черта! Ты что, не знал, куда идешь, и что здесь найдешь? Ты что, случайно сюда попал? Нет, ты долго и методично вынашивал план встретиться с живой транссексуалкой, а не только пялиться на них в Интернете, ясно отдавая себе отчет, что это тебя возбуждает? Тебя только и останавливало, ты только и боялся, что при встрече это может оказаться просто косящий под бабу мужик, какой-нибудь трансвестит или кроссдрессер, а тебе хотелось именно женщину, женщину с... сам знаешь, с чем. И вот теперь, когда ты получил то, что хотел, да не просто, а с внешними данными, полностью соответствующими всем твоим представлениям о женской красоте, просто твой единственный истинно любимый женский тип длинноногой стройной блондинки с серыми глазами и грудью номер два, которую тебе, старому козлу, кажется, просто постоянно хочется трахать, ты сейчас свинтишь в кусты? Нет, решительно не мог я сейчас встать и уйти, это было бы, как прямо сказать, что мне с тобой, дескать, с неведомой зверушкой, тошно и противно. Это было бы, как просто взять и ни с того, ни с сего влепить во весь мах пощечину. Я улыбнулся, обнял Талию и прижал к себе, она, явно облегченно вздохнув, как-то очень уютно свернулась калачиком в моих объятиях. Ее правая грудь совершенно естественно оказалась в мой ладони. Если я раньше и сомневался секунду насчет силикона, то сейчас сразу понял, что эта мягкая и в то же время упругая плоть не может быть искусственной. Она все-таки точно читала мои мысли

 — Это моя гордость, — просто и естественно начала рассказывать она. — И огромная удача, Грудь начала расти сразу же, как я начала пить гормоны, но что вырастет такое, — она смешно подбросила груди на ладошках. — Врачи просто обалдевали, говорили, что это редчайший случай, когда такие сиськи вырастают просто на общих гормонах, представляешь? Ни у кого из трансиков нет такой груди, по крайней мере, настоящих.

 — Силиконовые делают? — спросил я, мне было так интересно, что я даже стеснялся показать это.

 — Силикон — ерунда, выглядит ненатурально и к тому же протезы бывают рвутся там, внутри, например, от случайного удара, авария там, или что еще. А это все, беда, операция и ходи потом неизвестно сколько с одной сиськой, представляешь?

Я представил. Выходило ужасно грустно, но Талия так весело и беззаботно рассмеялась своей шутке, что улыбнулся и я.

 — А что, есть какие-то другие? — продолжил интересующий меня вопрос я.

 — Сейчас есть совсем новые какие-то, я точно не знаю, — охотно продолжила объяснения Талия. — Меня-то это, как видишь, не очень интересует. А вот все девки с ума посходили, все хотят, потому, что выглядит, как настоящая, на ощупь тоже не различить, но стоит бешеных денег.

 — А вот ты говоришь, гормоны, — спросил я. — Тебе что, приходится их постоянно принимать?

 — Сейчас — нет, слава Богу! — всплеснула руками Талия. — Сначала приходилось пить постоянно, в огромных количествах, строго по схемам! Тошнило постоянно, жуть, как при беременности. Но зато сразу все пошло, видишь, грудь, бедра. А сейчас только для поддержания. Я только что сдала гормональный профиль, все нормально, тьфу, тьфу...

 — И давно ты на этих гормонах?

 — У, давно, еще со школы.

Еще со школы... Господи, сколько же всего перенесла эта хрупкая девочка, которую угораздило родиться таким же хрупким мальчиком! Каково ей, вернее, тогда еще ему, было — лет во сколько? в двенадцать, тринадцать? — начать осознавать, что с ним что-то не так, что он не такой, как все? Когда ее сверстников начинали волновать ночные поллюции, а сверстниц — первые менструации, что волновало этого подростка? Ни фига себе проблемка для детской психики...

 — Но еще предстоит глотать эту гадость в лошадиных дозах, — продолжила Талия.

 — Зачем, если у тебя и так все в норме, — изумился я.

 — Перед операцией, — пояснила Талия.

Вот оно что. Скоро это чудо природы превратится в обыкновенную женщину.

 — И скоро операция? — спросил я.

 — Неизвестно. Во-первых, врачи говорят, что чем больше до операции только на гормонах будут угнетены все мужские функции, тем лучше. Конечно, устойчивой эрекции у меня уже давно нет...

Меня немного передернуло. Боже, устойчивая эрекция! Куда я попал?! Но Талия не заметила и продолжала:

 — ... но еще как-бы есть, ноги еще приходится брить и все такое. А во-вторых, деньги. Только сумасшедший будет делать операцию здесь, а за бугром это — бешеные деньги! Дешевле всего делают в Испании, и то это тысяч тридцать, а ехать над в Германию, а там вообще полтинник, не меньше.

 — Так дорого? — откровенно изумился я, — определенные знания в этом предмете я почерпнул с одного из сайтов в сети, посвященного — большая редкость! — не транспорнухе, а реальным проблемам этих несчастных, не знаю, как сказать по-другому, родившихся не со своим полом. — Я читал, что это стоит вполовину меньше.

 — Сама операция — да, но с пребыванием в клинике, с послеоперационным наблюдением набегает. — Талия, похоже, этот вопрос проработала серьезно. — А ведь есть еще такие проблемы, как шлифовка рубцов на бедре, откуда берут кожу для формирования влагалища, еще не дай Бог, могут зажить плохо. А может понадобиться потом еще делать пластику...

 — Пластику чего? — затормозил, наморщив лоб, я.

 — Всего — влагалища, губ, клитора, — невозмутимо пояснила Талия. — Чтобы все было, как настоящее, понимаешь? Я никогда не стала бы заниматься этим, если бы не нужно было столько денег.

Она так неожиданно заговорила об этом, что я вздрогнул. Ее прекрасные чистые глаза смотрели на меня очень-очень грустно. Мне стало не по себе. Еще старый анекдот про «... трахаю и плачу, трахаю и плачу!» вспомнился — как раз в тему. Я еще обнимал ее за голые плечи, но руку с груди убрал.

 — Не обращай внимания, — снова все очень правильно поняв, тут же спохватилась Талия. — Это я так. И потом, с тобой все совсем по-другому, чем с другими, ты мне очень нравишься...

Все звучало вполне естественно, но я заметил, как она чуть запнулась после слов «... с другими». С другими клиентами — хотела сказать она, но не стала, чутко уловив, что мне не хочется чувствовать себя ее клиентом. А кем же тогда? Старик, старик, куда тебя несет?!

 — Я включу музыку? — совсем закрывая тему, полувопросительно сказала она, уже щелкая при этом дистанционкой.

Магнитола на журнальном столике ожила, и я в который уже раз выпал в осадок. Я конечно, и не ожидал после всего предыдущего общения услышать Стрелок или Децла, потому как глубоко убежден, что в молодости ум, душа, серьезность, в конце концов, начинают проявляться впервые именно в том, какую музыку человек слушает. Но чтоб такое! По первым же аккордам я узнал «Wearing The Inside Out».

 — Ты первая моя знакомая, которая слушает Пинк Флойд! — совершенно откровенно восхитился я. Талия расплылась в довольной улыбке, весь ее вид говорил, что похвала ей приятна.

 — Ты первый мой знакомый, который узнал эту музыку, — вернула мне комплимент она.

 — «Division Bell» — мой любимый их альбом, — продолжил шутливую пикировку я, одновременно решив проверить, насколько глубоки ее познания в дискографии, а то, может так, нахваталась по верхам и выделывается тут.

 — The, — картинно высунув кончик языка между прекрасными белыми зубками, отчетливо произнесла ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх