Перекресток полов (отрывок)

Страница: 6 из 9

английский определенный артикль Талия.

 — Что? — сделал бровки домиком я.

 — «The Division Bell», — добила меня она, исправив мою ошибку в названии пластинки. — К сожалению, это играет не альбом, а сборник, их мелодичные вещи, а на другой стороне — Кинг Кримсон...

Господи, что же это за создание такое?! Про King Crimson вообще редко кто знает, даже не каждый меломан, а тут девчонка! Но я уже ничему не удивлялся. Тем временем музыка звучала, а я не знаю другой такой вещи Pink Floyd, под которую так хорошо заниматься любовью! Талия взяла обе мои ладони своими руками и положила себе на груди.

 — Таша, а они у тебя чувствуют? — спросил я уже интимным шепотом, первый

раз назвав ее этим ее уменьшительно-ласкательным именем, которое мне так понравилось.

 — Еще как, — тоже прошептала Талия и попросила: — Поцелуй их?

Долго раскручивать меня на такие дела не нужно. Через секунду сосок одной ее груди оказался у меня во рту, при этом я не забывал другой сосок мягко сжимать и покручивать пальцами. Через минуту, налившись, ее соски ответили на ласку. Удивительно, но правый был больше и тверже. Я знаю, что если это на самом деле приятно партнерше, то это нужно делать долго. Время от времени я поднимал глаза, подсматривая за ее реакцией на процедуру. Вскоре верх ее груди, шея и лицо стали покрываться отчетливыми красными пятнами возбуждения. Сымитировать можно все — охи, вздохи, придыханья, — такое — невозможно. Талия заводилась не на шутку. Я одной рукой размотал на себе полотенце, прижался чреслами к ее бедру. Еще через пару минут я уже был опять в состоянии полной боеготовности, и тогда моя рука проскользила по ее плоскому и твердому животу вниз, и мое сердце в который раз екнуло и сразу заколотилось быстро-быстро, потому, что под невесомой тканью ее трусиков мои пальцы ощутили не привычный горяче-влажный провал вагины, а тугой комок упругой плоти, вздрогнувший от прикосновения и мгновенно начавший набухать и твердеть под моими пальцами. Я весь замер.

 — Антон, милый, ты уверен, что ты готов к тому, что увидишь? — горячо зашептала Талия.

Я не был уверен, но кивнул. Хотелось верить, что выдержу. Талия встала в постели на колени ко мне боком. Мое сердце возбужденно колотилось в ритме кан-кана, но все же я в который раз поймал себя на том, что любуюсь ею. Тем временем ее трусики впереди начинали абсолютно недвусмысленно топорщиться все больше и больше. Мне показалось, что Талия как-то обреченно вздохнула и потянула резинку трусиков вниз. Ткань соскользнула, и на свет божий появился самый обыкновенный что ни на есть член, небольшой, но я бы сказал, изящный, с аккуратной нежно-розовой головкой, наполовину торчащей из складчатого воротничка крайней плоти. Вывалился из трусиков, распрямился, качнулся и застыл, полувстав и торча почти горизонтально вперед сантиметров эдак пятнадцать. Застыла и Талия в позе античной статуи, опустив руки, закрыв глаза и склонив голову на грудь, как приговоренный в ожидании смертельного удара секиры палача. У меня мгновенно все упало, и не только в душе. Я молча созерцал ее устройство, чувствуя, что становлюсь красным, как рак. Не знаю, сколько прошло времени перед тем, как я смог перевести дыхание и нашел в себе силы полушутливо произнести:

 — Он у тебя такой же красивый, как вся ты.

Правда, не могу сказать, что мой неожиданно хриплый голос прозвучал вполне естественно. Талия взглянула на меня, на мгновенье задержав взгляд на моем полностью опавшем члене, вздохнула и обессиленно опустилась с колен на подушку:

 — Спасибо, дорогой, ты очень большой и добрый. Только такую ты меня не хочешь...

На ее красивые глаза навернулись слезы. Боже, похоже, я и в самом деле был ей небезразличен! Не в моих правилах пусть и невольно, но оскорблять неравнодушную ко мне партнершу нежеланием. Я просто должен был исправить ситуацию! Я обнял Талию за плечи, привлек к себе и поцеловал в мокрую от слез щеку. На самом деле меня просто разрывало на части от противоречивых желаний то ли перейти этот Рубикон, то ли бежать, сломя голову. Но Талия так доверчиво прильнула ко мне всем телом, что я решился.

 — Ну что ты, глупенькая, — по-отечески погладил ее по голове я. — Я хочу тебя такую, именно такую!

И с этими словами я взял ее член в руку. Талия замерла в моих объятиях, по-моему, даже перестав дышать. Я первый раз в жизни сжимал в руке чей-то, а не свой член. Совершенно непередаваемое впечатление, когда ваша ладонь, подушечки ваших пальцев передают в мозг привычные ощущения, но вы сами ничего не чувствуете, потому, что плоть в вашей руке не ваша, а чужая! Я начал мягко и ритмично сжимать и разжимать пальцы, на что эта чужая плоть незамедлительно начала наливаться, набухать, толстеть и твердеть в моей руке. По-моему, Талия явно кокетничала по поводу неполноценной эрекции, потому, что через минуту ее член буквально звенел от напряжения, задрав голову вертикально вверх. Я уже не мял, а совершенно откровенно дрочил его, то натягивая двумя пальцами крайнюю плоть на налившуюся головку, то сдергивая ее вниз так, что готова была лопнуть уздечка. Еще через минуту большая прозрачная капля смазки выкатилась из устьица ее возбужденного члена.

 — Я все правильно делаю? — шепотом спросил ее я. Талия, не открывая глаз, часто-часто закивала. — Я хочу, чтобы тебе было хорошо, чтобы ты кончила, слышишь?

 — Да-а-а... , — видимо, только и смогла, что протянуть в ответ она.

Она стояла на коленях, запрокинув назад голову, красные пятна покрыли сплошь ее грудь, шею и лицо. Я собрал всю смазку с головки, густая ниточка долго тянулась вслед за моим пальцем, пока не оборвалась, я смазал этой страстной жидкостью полуоткрытые губы Талии и впился в них поцелуем. Талия, словно очнувшись, ответила сразу губами, языком, всем ртом, будто хотела высосать меня до остатка. Ее рука нашла и схватила мой стоячий член. Все это время я был так поглощен тем, что делаю с Талией, что сам был удивлен тому, что у меня опять полный стенд-бай.

 — Я хочу тебя, — произнес я безотказно действующую на партнерш банальность. Талия не оказалась исключением:

 — Трахни меня, если хочешь, чтобы я кончила, трахни меня скорее, — сразу же горячо зашептали в ответ ее губы, она нащупала сзади себя презерватив, дрожащими пальцами принялась разрывать целлулоидную оболочку упаковки. Та не поддавалась, Талия принялась рвать упаковку зубами, потянула, и вместе с куском обертки в ее зубах остался и кусок презерватива.

 — Шит! — на американский манер выругалась Талия, выплевывая резину. — Может, к черту ее, а, у меня ничего нет, клянусь, мне вот только что вместе с гормонами делали все анализы?

Ее глаза возбужденно горели, как две звезды, волосы растрепались, как у фурии. Она опрокинулась на спину, обхватила свои ноги руками под сгибами коленей и притянула к груди так, что даже ее копчик приподнялся над кроватью. Я и так всегда весьма пофигистически относился к собственному здоровью, а тут, когда моим глазам открылась панорама ее «черного входа», и подавно такая мелочь, как трах без презика, не могла стать для меня препятствием. А панорама была волшебная. Сразу под морщинистым мешочком мошонки, больше всего напоминавшем гриб сморчок, как рисуют его в книжках, зиял коричневым зрачком глаз ее попки. Аккуратная, в красивую звездочку лучевых морщинок, дырочка была такая маленькая, что, не знай я точно, ни за что бы не сказал, что ее обладательница регулярно практикует анальный секс. Если лобок и мошонка у нее были тщательно выбриты, то здесь пушистая поросль не была тронута, как будто Талия знала, что легкое оволосение самых интимных мест очень меня возбуждает. Тут не устоял бы и святой Антоний, куда уж мне! И даже будто растущий из мошонки, как тюльпан ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх