Про рыцаря, любовь и зайцев

Страница: 4 из 5

Никогда он еще не ездил так быстро и одновременно так аккуратно, стараясь не причинять дочке дополнительных страданий. Он почти внес ее в огромную квартиру, расположенную в большом сталинском доме на Фрунзенской набережной. Когда он укладывал ее в постель, он вдруг в самом деле почувствовал себя родителем, заботливо укладывающим спать своего ребенка.

 — Расскажи мне что-нибудь, — как самый настоящий ребенок неожиданно попросила девочка.

 — Что рассказать? — озадаченно спросил папа.

 — Сказку, — через силу улыбнулась дочка.

Он посмотрел на огромное количество книг, которые занимали почти все стены в этом доме наследственных интеллигентов. а одном из стеллажей он заметил и полное собрание сочинений Гюго.

 — Какую же сказку тебе рассказать? Похоже, ты их знаешь больше меня.

 — Хорошо, тогда я сама расскажу тебе сказку.

Папа с восторгом согласился, как родитель, радующийся успехам своего дитя. Кроме того, он надеялся, что это отвлечет ее от боли в животе.

 — Эту сказку я знаю от очень смешного на вид профессора, — начала рассказ дочка, — специалиста по романской литературе 12 века.

 — Постой, — изумился папа, — мне казалось, что ты изучала в университете экономику?

 — Да, но вторым предметом я взяла, сама не знаю почему, именно романскую литературу 12 века. Итак, слушай:

Жили-были в одном доме мама с дочкой. Мама очень берегла дочку от всяческих напастей и никогда не рассказывала про то, что бывает между мужчиной и женщиной. И вот однажды дочка гуляла в одиночестве у реки, а мимо ехал странствующий рыцарь. Он странствовал давно и очень соскучился по женским прелестям. Увидев дочку, которая была очень хороша собою, он сразу захотел овладеть ею. Рыцарь быстро поймал в лесу зайчика и подъехал к девушке, как будто хотел спросить дорогу. Когда она увидела в руках рыцаря зайчика, то очень захотела иметь такого.

 — Рыцарь, подари мне пожалуйста зайчика, — попросила девушка.

 — Я бы дал тебе зайчика, — пожал плечами рыцарь, — но взамен мне нужна от тебя любовь.

 — Ой, — развела руками девушка. — а у меня нет никакой любви.

 — Есть, есть, — начал уверять ее рыцарь.

 — Честное слово, нет.

 — Дай, я у тебя ее поищу.

Рыцарь слез с коня и стал искать любовь у девушки. Очень скоро ее получил, а взамен оставил зайчика. И вот прибегает девушка к матери и кричит:

 — Мама, мама, смотри, какого зайчика я выменяла у рыцаря на любовь.

Мать, как услышала эти слова, набросилась на дочку с последними словами. В общем, как следует, отругала ее за то, что она обменяла какого-то зайчика, на самое ценное, что есть у девушки — любовь. Дочка долго плакала, и вот однажды она снова встретила в лесу того же рыцаря.

 — Верни мне любовь, — бросилась она к нему со слезами, — а я верну тебе зайчика.

 — Хорошо, — тут же согласился рыцарь. И отдал девушке любовь обратно и зайчика не взял. Сказал, не нужен мне больше зайчик.

Побежала девушка к маме и радостно закричала, что рыцарь вернул ей любовь и зайчика оставил. Мать еще пуще отругала дочь и даже надавала ей затрещин. Скоро тот рыцарь решил жениться. Народу на свадьбу он позвал со всей округи. Были там и мама с дочкой. Перед самым венчанием решил рыцарь позабавить гостей и свою невесту и рассказал историю про любовь и зайчика. А невеста, видно, была совсем дурочка, она тут же призналась, что с нею такая же история приключилась, и она уже много раз своему святому отцу любовь отдавала.

Рассердился рыцарь и передумал брать замуж свою невесту, но свадьбу отменять ему очень не хотелось. И здесь он увидел в толпе приглашенных девушку, у которой выменял любовь на зайчика. Не долго думая, он вывел ее перед толпой и объявил, что эта девушка и есть на самом деле его невеста, потому как не дарила свою любовь никому, кроме рыцаря. Вот и вся сказка.

И милая рассказчица, вздохнув, скорчила гримаску радости.

 — Нет, не вся, — возразил папа. — Эта сказка должна заканчиваться так: «Они жили долго и счастливо и умерли в один день».

 — Нет, — грустно сказала дочка, — девушка к сожалению умерла гораздо раньше.

 — Почему? — насторожился папа.

 — Болела, дурочка.

В голосе девушки папа вдруг услышал еле сдерживаемые слезы. Он обнял ее и поцеловал в лоб, потом в грудь, потом в живот.

 — Care it, — вдруг услышал он смущенный шепот дочки.

 — Ласкать что? — не понял он просьбы.

 — My rabbit.

У папы от нахлынувшей нежности екнуло сердце. аконец она впервые прямо сказала, что она от него хочет. Это было выражением самого большого доверия, какое женщина может оказать мужчине. Он осторожно приподнял ее попу и снял трусики с почти бесконечных ног. Впервые он, как следует, рассмотрел ее лобок. Его немного удивили и развеселили милые колечки волос, аккуратно выделяющие низ живота. Он давно уже признался себе, что в женщине его больше всего привлекают именно ноги и то, чем они заканчиваются. Ни грудь — он прекрасно относился к отсутствию таковой, ни лицо, которое у любой женщины прекрасно и изменчиво-загадочно в темноте, не приводили его в такой трепет и смятение, как обнаженная плоть женских ног.

Ноги дочки были по-детски трогательны своей свежестью и смуглой чистотой, и в то же время в них была и женская сила, и эстетическая законченность. Папа погладил их руками, а затем стал покрывать поцелуями, не забывая ступню и маленькие пряные на вкус пальчики.

Странно. То, что, в обычном понимании является неприличным и грязным, доставляло ему наибольшее удовольствие. Очень скоро он перешел от кончиков ног, к их началу. Он всегда любил эти первые прикосновения к самому сокровенному месту. Потом любые запахи и вкусы куда-то уходили, уступая место звериному возбуждению и тяжелой работе. Он любил этот уникальный женский вкус, который никогда не повторялся. Сейчас к нему добавился легкий аромат мочи и металлический привкус месячных. Дочка, разжав ноги, задрожала и издала первый стон. Вскоре он понял, какие именно ласки доставляют дочке наибольшее удовольствие, а следовательно является кратчайшей дорогой довести ее до пика наслаждения. Надо было всего лишь легко и нежно прикасаться кончиком языка к самому забавному и удобно выступающему месту дочкиного «кант» (слово позаимствовано из ее англо-русского лексикона).

Это продолжалось бесконечно. Ему казалось, что он уже несколько раз довел извивающуюся и почти рыдающую девушку до высшего наслаждения, но она, нежно прикасаясь пальцами к его волосам, требовала все новых и новых ласк.

Бедняжка, подумал папа, не исключено, что ей трудно достичь оргазма при обычном акте, из-за чего у нее будут постоянно возникать проблемы с мужчинами, не понимающими, что она ждет от них не грубого вторжения в ее тело, а ласкового и дружественного контакта. Не дай Бог, ей попадется такой ласковый и понимающий друг в образе другой женщины. Наконец дочка несколько раз сильно выгнулась в самой мощной судороге, сильно ударив лобком папу в челюсть, а затем вся в поту обессилено упала и замерла.

Папа поцеловал занемевшими губами дочку последний раз и также обессилено откинулся рядом на спину, давая отдых затекшим ногам и спине. Пятнадцать минут спустя, выйдя из полудремы, он обнаружил, что дочка лежит рядом на боку и с интересом смотрит на него. Папа почему-то всегда смущался, когда кто-то пристально его разглядывает. Он тут же уткнулся носом дочке в грудь, опрокинул ее на спину, а затем спросил:

 — Как он?

 — Кто? — не поняла дочка.

 — Твой живот.

 — Ой, а я про ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх