Дом Борджиа (главы 16-23)

Страница: 5 из 8

ее. Он навряд ли захочет, чтобы ты узнала об этом. А если у него возникнут подозрения, скажешь, что уложила его спать и отправила служанку присматривать за ним. Если же дурень не придет в себя, у тебя будет время разделить с ним брачное ложе.

 — Боюсь, Джульетта проиграет мне, и у мужа будет ложное представление о моих возможностях.

 — Я дам тебе знать завтра, какова она в постели.

 — Дьявол, ты возьмешь ее завтра? А я?

 — Тебе лучше помириться со своим Альфонсо.

 — Бессердечный! Ты нисколько меня не любишь! Лукреция подошла к брату с притворной обидой на лице. Чезаре молча схватил ее за талию и впился в губы. Отвечая ему тем же, она начала развязывать тесемки корсажа. А потом, голая, игриво крутнулась перед Чезаре, демонстрируя гибкость своей божественной фигуры.

 — Ты помнишь день, когда бежал за мной вокруг пруда? — спросила она, нежно обнимая брата. — Что ты подумал, когда впервые увидел меня без одежды?

 — Твоя попка показалась мне прекраснее луны, — рассмеялся он.

 — О, милый, как поэтично. А теперь?

 — Она само совершенство. При одном взгляде на твои божественные округлости я теряю голову, словно плаваю вокруг луны на волшебном ковре.

 — А я теряю голову от бесподобной прыти твоего жеребца. Давай-ка запряжем его поскорее. — Лукреция легла на живот, сдвинув бедра и постанывая в томительном ожидании.

 — Быстрее, милый, — торопила она, — не мучай бедную сестричку!

 — Радость моя, я сам сгораю от нетерпения. А ну-ка приподнимись!

Чезаре опустился на колени, нащупал концом упругое отверстие и надавил. Лукреция закусила губу.

Чезаре стонал от боли и наслаждения, чувствуя под со-бой возбуждающую упругость женских ягодиц. Он в бе-зумном восторге любовался тем, как его могучий таран прорывается сквозь едва заметный пролом в крепостной стене из нежной горячей плоти. Он менял ритм, направ-ление толчков, глубоко погрузившись, отправлял свои бедра в круговой танец. Чезаре импровизировал вдохно-венно, как поэт, каждым движением усиливая наслажде-ние.

 — Я умираю, Чезаре, я умираю! — Лукреция издала долгий, дикий вопль, — дернулась ему навстечу и затихла, постанывая и всхлипывая. Завершал эту бешеную скачку, этот полет на волшебном ковре и Чезаре. Скрипя зубами и дрожа всем телом, он выпустил живительную струю вглубь Лукреции последним толчком и свалился в изнеможении.

 — Я не думаю, что Альфонсо способен на что-то подобное, — сказала Лукреция, благодарно прижимаясь к брату.

 — На что-то подобное не способен ни один мужчина Италии, — гордо ответил Чезаре.

* * *

Казалось, с отъездом Лукреции и ее молодого мужа на север над семейством Борджиа погасла счастливая звезда.

Правда, именно в этот момент судьба благоволила Чезаре, мечтавшему изгнать испанцев и французов из всей Италии и взять в руки весь полуостров. За несколько недель он подчинил себе новую провинцию. Но рост его могущества наживал ему новых врагов, причем очень сильных. Тоскана, Венеция и Флоренция заключили соглашение о совместных действиях против опасного соперника. К этому союзу позднее присоединился Милан. Ходили слухи, что Людовик XII тоже охладел к дому Борджиа и терпел его лишь потому, что нуждался в благосклонности папы. Среди наемных войск Чезаре вспыхивали мятежи, и он вынужден был бросаться то в один, то в другой конец Италии для усмирения бунтовщиков. В недобрый час вскоре после возвращения из Венеции он сам и его отец внезапно заболели таинственной лихорадкой.

Приступ начался после обеда в Ватикане, устроенного папой для кардиналов. Коррупция настолько пронизала церковь, что, вполне возможно, кто-то из амбициозных и продажных кардиналов сумел насыпать яду в вино, предназначенное для папы и его сына.

Поздним вечером, когда Чезаре лежал без сознания в соседней комнате, святой отец слабым голосом позвал к постели своих кардиналов.

 — Многие годы, — едва слышно признался он, — я соперничал в грехах с самим дьяволом. Я не боюсь платить за них. Дьявол добр к своим ученикам.

В комнате стояла гробовая тишина. Многие вздрогнули, когда с нечеловеческим усилием старик приподнялся, обвел всех невидящим взглядом, и глаза его закрылись навсегда.

 — Я иду, — прошептал он, — иду...

Это были последние слова папы. Присутствующие молча перекрестились. Лишь после того, как они вышли, один кардинал спросил украдкой у другого:

 — С кем он говорил? Что имел в виду?

 — В этой комнате с ним не было Бога...

Через несколько дней тело Александра VI после отпевания в соборе Святого Петра перевезли в часовню Святой Марии делла Феббре. Был жаркий день, труп уже начал разлагаться.

 — Так бывает со всеми, кто спит с дочерьми, — сказал один зевака, намекая на слухи, ходившие по всей стране. — Тогда тебе самому придется, гнить точно так же, — заметил сосед.

Послышался оскорбительный смех, и-началась всеобщая потасовка. Дерущиеся столкнулись с похоронной процессией, гроб с телом упал на землю. Столь бесславно завершился земной путь папы Александра VI — он оказался вовлеченным в насилие даже после смерти.

Глава 20

Чезаре выздоравливал медленно. Воспользовавшись его болезнью и смертью папы, соперники восстановили у власти многих тиранов, которых Чезаре победил, в Романье. В самом Риме враг герцога, могущественный Орсиний, оказался так силен, что Чезаре вынужден был отозвать тысячу солдат из северных провинций для обеспечения личной безопасности.

Между тем в Ватикане собралась священная коллегия для выборов нового-папы. При этом должное внимание было уделено письмам из Венеции и Франции, в которых через посредство послов кардиналы каждой страны получили указание голосовать за фаворитов той или иной державы.

Создалась тупиковая ситуация: три кандидата, враждебно настроенные по отношению к Чезаре Борджиа, имели более или менее одинаковую поддержку. В качестве компромиссного варианта было решено посадить на папский престол престарелого кардинала Франческо Пикколомини, которого нарекли Пием III

Новый папа благосклонно относился к Чезаре — ему нужны были войска для удержания Неаполя. Чезаре, выздоровевший и снова надевший меч, убедился, что Рим для него слишком опасен. Город кишел эмиссарами от тиранов из Венеции, имевшими приказ убить его. Поэтому он вынужден был по тайному подземному проходу перебраться из Ватикана в замок Святого Ангела. Там он в кругу своих людей решил отозвать часть войск из-под знамен французского короля и попытался выполнить трудную задачу по восстановлению своей власти в прежних границах. Но эти надежды оказались тщетными. Пий III, для которого высокий пост оказался слишком обременительным, внезапно умер. После его смерти началась новая волна насилия на севере, которая стоила Чезаре новых потерь в его прежних владениях.

Самым сильным претендентом на Святой престол был заклятый враг дома Борджиа кардинал делла Ровере. Именно его Родриго Борджиа победил в 1492 году и держал вдали от трона двенадцать лет. Правда, шансы кардинала выглядели сомнительно из-за сдержанного отношения к нему влиятельных испанских клерикалов, среди которых дом Борджиа пользовался значительным авторитетом. Хитрый политик, делла Ровере пообещал за голоса испанских кардиналов утвердить Чезаре Борджиа капитан-генералом и сохранить за ним титул герцога Романского. Чезаре согласился с этими условиями, обеспечив таким образом избрание врага дома Борджиа. Но этой сделкой Чезаре совершил роковую ошибку.

Джулиано делла Ровере взял имя Юлия II и через несколько дней после избрания направил послания в города Романьи с подтверждением полномочий Борджиа. Но восстания и междоусобицы там продолжались,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх