Если друг, оказался вдруг

Страница: 3 из 5

трахнули женщину, рядом со спящим пьяным мужем на одной кровати. Он представил свою Ирину, которую, как последнюю шлюху, трахает несколько мужиков, и почувствовал, что на смену ревности и злости, приходит возбуждение.

 — Ладно! Я на работу, но тебя с ней не оставлю! Поехали со мной! — успокоившись, сказал Миша!

 — А где она?

 — Ушла в магазин! Собирайся!

 — Не поеду я с тобой! — ответил Анатолий, — я лучше по городу погуляю. Ты надолго?

 — Часа на четыре.

 — Вот и нормально! Нагуляюсь от души!

Они вместе вышли из дома, и пошли в разные стороны. Через час, Толик вернулся в дому. Ирина, которая уже вернулась, услышав звонок, подошла и открыла дверь. Увидев одного Толика, она опешила, но он, не дав ей опомниться, быстро зашел, закрыл дверь и скинул туфли.

Он пошел к ней. Она со страхом в глазах прижалась к стене. Он навис над ней, схватил ее одной рукой за волосы и потянул вниз. Ей пришлось поднять лицо.

 — Ну что, сучка, нажаловалась мужу!

Она попыталась вырваться, но он был сильней и больно держал ее за волосы. Второй рукой он рванул ей халат, и пуговицы разлетелись в разные стороны. Он отпихнул ее руки, пытавшиеся запахнуть полы халата, и грубо схватил за грудь, зажав пальцами сосок. Поигравшись с грудью он опустил руку вниз и накрыл ладонью лобок и впился ей поцелуем в губы. Ира сжала ноги, но он с силой потянул волосы и она немного посопротивлялась, но его натиск был так силен, что она безвольно стала позволять делать ему все. Он целовал ее губы, хотя она ему не отвечала. Рука проникла между ее ножек, и стал мять губки, через трусики. Оторвавшись от ее губ, он с улыбкой победителя смотрел ей в глаза.

 — Тебе не понравился мой член? — он отпустил ее лобок и взяв ее руку, положил себе на бугор на джинсах.

 — Он большой, он больше, чем у Мишки! Тебя таким трахали? Или ты плохо его рассмотрела? — он потянул ее голову вниз, и ей пришлось опуститься на колени. Свободной рукой он расстегнул джинсы и его возбужденный член оказался прямо у ее лица. Он стал гладить им ее щеки, глаза, губы, оставляя на ее лице влажные следы. Она дернулась, попыталась вырваться, но он не отпускал ее волосы, делая ей очень больно. Головка члена уткнулась ей в губы.

 — Соси, шлюха! И только укуси, я тебе шею сломаю! — сказал Толик и двинул вперед членом. Ира подчинилась, она раскрыла ротик, и большой член вошел ей между губ. Толик обхватил второй рукой ее голову и буквально стал трахать ее, насаживая ее ротик на свой член. Продолжалось это недолго, он застонал, вытащил член и стал кончать ей на лицо. Выпустив несколько порций, он опять вошел ей в рот, извергая последние капли. Немного успокоившись, он за волосы потянул в комнату. Она как собачка, почти на четвереньках бежала за ним. Подведя ее к дивану, он подняв ее, бросил животом на спинку, так, что ее попка была наверху. Он задрал халат, сорвал трусики. Полюбовался прекрасной картиной: попка задрана вверх, губки в пушке волос между широкими бедрами. Он скинул одежду. Ирина уже не сопротивлялась, она была в шоке. Он опустился и его язык стал ласкать ее губки, проникая между ними, насколько возможно. Язык облизывал губки, касался клитора, поднимался выше, лаская анус. Его язык работал как заведенный, проникая то в киску, то в анус.

Ира была в шоке, раздавлена, унижена. Никаких чувств не осталось в ней, только желание, чтобы это быстрее кончилось. Она почувствовала, как в ее вульву проникает палец Толика. Сначала один, потом второй. Язык ласкал ее вместе с пальцами. И она почувствовала что возбуждение, сначала мелкими волнами, потом все большими и большими захватывает ее. Он поднялся, не выпуская пальцы из женщины. Наклонившись, он выдернул ремень из своих брюк, сложил его вдвое.

Толик чувствовал, как увлажнилась ее «киска» и стала пульсировать, сживая его пальцы, как ее попка стала двигаться ему навстречу. Он проник в нее тремя пальцами, а один засунул а попку, обильно смазанную его слюной. Он поднял ремень и не сильно хлестнул Иру по попке. Она вздрогнула, напряглась, но его пальцы заставили ее расслабиться. Тогда он нанес удар посильней. Ирина застонала.

 — Это тебе, сучка наказание, чтобы не дразнила мужчину! — он шлепнул ее еще и еще. — Привыкли командовать, но со мной не так, будешь делать что я хочу!

Он трахал ее пальцами, и не очень сильно шлепал ремнем, пока не услышал ее протяжный стон, влагалище сжало его руку, и оросила горячей влагой.

 — Вот видишь, тебе понравилось! — он поднялся. — Все вы шлюхи, и только и предназначены, чтобы вас трахали.

Ира ничего не ответила. Ей было стыдно и одновременно хорошо, так грубо и в тоже время по-мужски властно с ней никто не обращался.

 — Но это еще не все! — Толик подхватил ее и перевернул. Теперь ее попка лежала на спинке дивана, ножки были задраны и согнуты в коленях. Он подхватил ее под коленки и раздвинул ей ножки в стороны. «Киска» была вся мокрая, с набухшими губками. На лобке блестели капельки ее влаги. Полюбовавшись немного, он представил свой член к ее киске и стал медленно входить. Член был действительно большой, поэтому губки и влагалище плотно его охватывали. Когда он вошел полностью, Ирина не выдержала, выгнулась и застонала от наслаждения. Он вынимал и вводил, наращивая темп и глубину ударом. Быстрей и быстрей, с какой то звериной страстью, он вгонял в нее свой член. Оргазм за оргазмом накрывал Иру с головы до ног. Она потеряла чувство реальности, голова металась по дивану, руки сильно сжимали груди. Она чувствовала волны, которые поднимались из ее глубины и разбивались в голове. Толик трахал ее минут пятнадцать. Ира уже просто ничего не соображала, оргазм перешел в бесконечную стадию. Было так мокро, что влага стекала ей между ягодиц на спинку дивана. Он вышел из нее, представил член к ее попке и резко загнал его на всю длину. Ирин стон перешел в крик, не понятно, от наслаждения или от боли. Но Толику было все равно, он стал трахать ее попку с той же яростью, что и минуту назад ее лоно.

 — Что, сучка, нравиться! Тугая ты! Тебя еще никто туда не трахал, шлюшка? — буквально выкрикивал Толик.

Ирина не отвечала, она стонала, кричала, впивалась пальцами в диван. Ее большие груди колыхались в такт его ударам, глаза то закрывались, то широко открывались, из «киски» влага просто текла ручейком. Из груди Анатолия вырвался звериный рык, он извлек член из попки Иры и он стал кончать ей на живот.

После того, как он успокоился, принял душ и зашел в комнату. Ирина, обнаженная лежала на диване, свернувшись клубочком. Ноги были согнуты в коленях, открывая ее воспаленные, блестящие от влаги дырочки. Она спала, или делала вид, что спала. Он склонился над ее лицом, поцеловал в искусанные губки и сказал: «Ты прелесть, Киска! Пошли я тебя помою!». Он поднял ее на руки, она безвольно легла щекой ему на грудь. Поставив ее в ванну, он включил душ и стал лить воду ей на тело. Струйки воды стекали ручейками по ее округлостям, задерживаясь капельками на сосках, по животу, переплетаясь с пушком лобка. Он намылил руки и стал гладить Иру. Его руки скользили по коже, девушка закрыла глаза и стала постанывать, когда ладони касались сосков. Когда его рука опустилась на лобок, она сама распахнула ноги и он стал нежно мыть ее прелести.

 — Я хочу писать! — прошептала она.

 — Писай!

 — Я стесняюсь! Выйди!

 — Нет, я хочу посмотреть! — и он стал гладить ее клитор.

Она напряглась, борясь с собой, но не выдержала, и Толик почувствовал, как по его руке побежала горячая струйка, он ввел ей палец в «киску» и она стала пульсировать:

Позже он втер Ирину большим полотенцем, и отнеся ее в постель, он ушел гулять по городу.

Когда Миша подходил к дому, после ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх