Балет

Страница: 7 из 9

Арианы, сразу же приветливо распахнувшейся к нему во всей розовости, и, не раздумывая более, медленными толчками проник в самую глубь влагалища.

Зачарованный Бархат стоял прямо над ними, пот заливал ему глаза, но он не мог оторваться от этого зрелища. Иногда он прикладывался к огромной, как фашистская граната, бутыли, отхлебывал кислого вина и снова жадно смотрел. Смотрел не потому, что ему нравилось. Наоборот, то, что приятель делал с Арианой, совершено обезумившей (то ли после затяжной пытки Бархата, то ли от боли и осознания дефлорации, то ли от естественной присущей ей похоти), все более поражало своей примитивной безыскусностью, животным стремлением к полному экстазу, угловатой механикой движений, не имевших никакой связи с великой и божественной грацией истинного балета.

Когда уже совершенно ошалевший от мощного выброса адреналина в кровь, но так и не начавший трезветь приятель, решительными движениями повернул впавшую в какое-то гипнотическое состояние Ариану к себе спиной, поставил ее на четвереньки и прижался к ее необъятным ягодицам, Бархат отвернулся: перед глазами всё дрожало и содрогалось, невыносимая боль сочилась из под век, заливала щеки кипятком, невесть каким образом долетевшей из детства, обиды и сводила скулы отчаяньем бессилия.

Он пошел в глубь леса, некоторое время еще сопровождаемый охами приятеля и всхлипами Арианы, но вскоре уже ничто, кроме шелеста растений и трелей птиц не тревожило его оцепеневшего сознания...

Прошла неделя, которую Бархат провел лёжа на диване. Потом прошел месяц. Он изредка выбираясь в лес, к озеру, где не купался, а лишь расстегнув рубаху, сидел, превращаясь в олицетворение тупой зубной боли, не замечая пляжной распаренной кутерьмы. На звонки он не отвечал и никого к себе не пускал. К биноклю не прикасался совершенно.

Потом пошли дожди, затянувшиеся на весь август, и он окончательно залег на диване с книгой в руках, не в силах, впрочем, разобрать ни единой строки, ни единой буквы.

Теперь Бархат ничего не понимал. Теперь он не знал, что делать. Ежик в тумане, слепой музыкант во мраке ночи, он не знал и не понимал, стоит ли шевелить рукой, двигаться вправо или влево, а если и двигаться, то с какой целью.

Однажды, когда, он как всегда один сидел дома, забыв в очередной раз запереть входную дверь, в прихожей раздалось шуршание, шевеление, но Бархат даже не приподнялся на своем диване. Он точно знал, кто пришел, поэтому ничуть не волновался.

Когда он все-таки поднял глаза, то увидел их — смущенных и притворно серьезных, старательно запихивающих неугомонных котят счастья обратно в корзинку сердца. На улице моросило, но не от этого рыжая копна волос Арианы, не излучала солнечного электричества, — она просто исчезла; на ее месте воцарилась аккуратная прически взрослой женщины, от которой веяло теплом домашнего уюта, непривычным покоем и умиротворенностью.

 — Ты здесь? — спросили они одновременно, переглянулись, смущенно хихикнули и не зная с чего начать.

Бархат нехотя помог им:

 — Я, кажется, опять не запер дверь. Простите меня, — он вздохнул. — Я — идиот. Мне простительно.

Ариана прошлась по комнате, хозяйским жестом раздернула шторы — отчего не стало светлее — и растворилась в кухонном пространстве. От прежней Арианы в ней оставались лишь очертания изрядно похудевших бедер. «Откуда в ней эта легкость», — подумал Бархат, непроизвольно наблюдая за балетными передвижениями троюродной сестры. — «Куда девалась извечная монументальность и слонопатамость? Неужели, это любовь! И чего Мишка в ней нашел? Пигмалион чертов».

 — Представляешь, Саша, что Мишка твой говорит, — Ариана из них троих — единственная пребывала в своей тарелке. Она даже пыталась шутить, что раньше за ней водилось нечасто.

 — Нет, не представляю, — Бархат едва разжимал губы.

 — Он говорит, ха-ха-ха, ты не поверишь — надо же такое придумать, — от смеха она даже поперхнулась куском торта. — Будто бы к нам приезжал «Аквариум», давал квартирный концерт и будто бы он сам лично там присутствовал! Представляешь.

Бархат внимательно оглядел субтильную фигуру товарища, покатые плечи, оттопыренные уши. Отхлебнул чайку и молвил рассудительно:

 — Если бы он побывал на том концерте, он с нами бы уже не сидел.

Приятель встрепенулся, готовясь дать отпор клевете, но отчего-то сразу же сник, — видимо, Ариана под столом наступила ему на ногу. «Давно ли кто-то преподавал мне курс «Что такое женщина и как с ней бороться»? Что же теперь с тобой стало, друг мой?».

Когда Ариана ушла на балкон любоваться звездами и курить, стул приятеля шустро, словно сам собой, перескочил поближе к Бархату и, горячее дыхание, пропитанное миазмами одержимости, так ударило ему в щеку, что он невольно отодвинулся и глянул на Мишку удивленно.

 — Сам не понимаю, что со мной. Никогда такого не было. Ты ж меня знаешь, сколько я ихней сестры перепробовал. Но чтобы такое родство душ...

Косой взгляд Бархата никак не повлиял на порыв, который давно рвался из груди приятеля и только теперь нашел выход. Наверное, никто из их общих знакомых не понял бы его. Только Бархат. Но Бархату было все равно.

 — Мне с ней настолько легко и просто. Я забыл с ней, что такое притворяться, набивать себе цену. Мне вообще настолько осточертело понтаваться. Черт бы побрал эту мужскую привычку — вечно корчить из себя принцев датских. Главное, ведь не казаться, а быть. Быть самим собой. Правда?

 — Конечно, — Бархат согласился с легкостью и попытался отогнать от себя воспоминание о голой заднице приятеля и, обхвативших его худые бедра, пятках Арианы. Усилием воли он накрыл досадную картинку изумрудным пологом окружающей зелени.

 — Но ты не думай, что я у тебя ее отбиваю или, как говорится, из стойла увожу. Если что, ты только свисни, я сразу же уйду.

 — Третий должен уйти, — Бархат сокрушенно покачал головой.

Преданность и сострадание бросили на лицо друга осенний отсвет:

 — Она мен все рассказала... То, что между нами... то есть между вами было.

(Бархат дал на мгновение волю собственным бровям, как болоньевый человечек с аллеи; где он теперь, кто ему целует брови?).

Приятель с чем-то мысленно собрался и зашептал еще более взволнованно:

 — Ну, не получилось у тебя с ней, с кем не бывает... в первый раз. Неприятно, конечно. Но ведь еще не все потеряно. Сколько еще секса впереди... Ну, если ты очень хочешь, то ведь можно и втроем попробовать. Может быть, получится. Должно получиться.

Ответ закрутился в воздухе сизым сигаретным дымком: «А тебе не кажется, что всё это дрянь, дрянь, дрянь... ужасная!»

Бархат вдруг резко встал.

Решительность и легкость движений Арианы странным образом передалась ему. Рука сама нащупала за книгами футляр бинокля и вынула его расчетливым злым движением.

Он не видел ошарашенных глаз приятеля, не заметил испуганного взгляда Арианы, метнувшейся от балконной двери, словно опасаясь, что будет сметена решительным напором безумной одержимости. Прохлада, текущая с расчистившегося к ночи неба, мягко ударил в лицо и грудь, тщетно силясь остудить и то, и другое. Но тело все же стало еще гибче, еще податливее, а ноги просто подогнулись. Но отступать уже было некуда. Он поднял бинокль на уровень глаз, вдохнул прохладу поглубже и прильнул к окулярам.

В двух мутных по краям кружочках, постепенно сливающихся в один, плясали мириады мошек и жуков, отлитых из чистейшего Типперарского серебра. Сначала они просто мельтешили, но потом выстроились в стройный хоровод и закружились в одном направлении. Все быстрее и быстрее, пока не превратились в невыносимо ослепительную колючую реку, дикую и страшную. И он понял, что эта река зовет его, ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх