Кабинет сексопатолога

Страница: 2 из 4

Но от сознания чего-то запретно — ужасного, что с ним сейчас произойдет и что сейчас его будут проверять на самое сокровенное, в чем он не решился мне признаться сразу, его полувзведенный член медленно но неумолимо начинает увеличиваться в размерах и встает на всю 18 сантиметровую длину, как солдат по команде, слегка покачиваясь в такт с участившимся от волнения пульсом.

Для меня этот момент тоже сексуально волнителен и мой х$й топорщится из-под брюк столь же сильно. Хорошо, что парень не видит этого под моим халатом.

Для большего удовольствия я разместил аудио-плейер, включенный на запись в специально приготовленную для этой цели подставку рядом с головой моего подопечного, так, чтобы процесс импровизированного допроса фиксировался на магнитофонную ленту. Парню, конечно это вовсе не по душе, но его мнения в такой ситуации никто и не спрашивал..

Достаю эякулятор, смазываю катетер токопроводящей смазкой и уверенным движением всаживаю до упора в дырочку на торчащей головке члена юноши.

Наблюдаю как напрягаются его мышцы во время попыток инстинктивно вытолкнуть инородный предмет, отпрянуть и зажаться, подтянув коленки. Тщетно — катетер имеет защиту от выпадания и выдавливания. Открывается замок специальной кнопкой, незаметной непосвященному.

Спокойнее. сейчас тебе будет очень приятно и попытайся не сопротивляться, иначе может быть больно — нарочно пугаю моего затихшего в ремнях подопытного мальчика с широко раскрывшимися от ужаса голубыми глазами и пульсирующим членом. Торчащий из отверстия его набухшей розовой головки спермоприемник с проводами дополняет картину.

Медленно, растягивая удовольствие, включаю прибор на малое возбуждение и смотрю

не отрываясь на реакцию подростка.

 — — А... А... О... — вижу как начала вздыматься его красивая грудь от участившегося дыхания.

Беру стетоскоп и прикладываю к левой части его загорелого торса, слушая учащенные биения сердца.

Теперь важно не переусердствовать и не дать ему преждевременно спустить.

Постепенно увеличиваю силу тока и частоту раздражений срамных нервных окончаний внутри спермовыводящего канала моего испытуемого. Начинается агония.

Парень выгибается вперед стремясь всем своим необычайно стройным и красивым телом навстречу всепобеждающему оргазму.

Но не тут-то было. Замечая для себя порог его сексуальной чувствительности, я резко снимаю нагрузку, выводя регулятор почти на ноль.

 — — А. Аааа... не надо. не надо... ЕЩЕ. ЕЩЕ ХОЧУ... ПОЖАЛУЙСТА ЕЩЕ. СКОРЕЕ.

Бедный пацан трепещет как лань в путах и вид его доводит меня почти до крайней степени возбуждения. Чувствую как сочится мой член и снова слегка поворачиваю регулятор.

 — — Ну дак как молодой человек, онанизмом занимаемся? — садистским тоном в голосе

снова спрашиваю я.

 — — ДА... ! Да! Только не останавливйте ЭТО. — умоляет он не в силах совладать с огромным желанием поскорее излить свою сперму.

Парень не замечает всю парадоксальность ситуации. Его молодой организм полностью подчинен только одному всепоголощающему половому желанию... Слышу в стетоскопе как бешено бьется его сердце... Мощный приток крови толчками наполняет его напружинившийся член. Однако импульсы приходящие из хитроумно сконструированного прибора не позволяют свершиться главному событию. Юноша давно бы уже помог себе руками, но крепкие наручники на запястьях за головой надежно предохраняют его от подобного рода поступков.

Мысленно представляю себя на его месте и память четко воспроизводит всю гамму чисто мужского ощущения сильного, пока неутоленного желания — любыми способами кончить мощным неупраляемым спуртом. Знаю какое пламя сжигает его сейчас, трепыхающегося в конвульсиях с беспорядочно сокращающимся сфинктером и мышцами малого таза, тщетно пытающимися вытолкнуть весь накопившийся заряд, так и подступающий к самому краю его вздыбленного, разъяренного почти до предела полового органа. Этого момента и дожидался я всю свою смену. Хоть бы еще продлить сладостное моему сердцу зрелище такой сексуальной пытки!.Хоть бы не нагрянула с проверкой какая-нибудь очередная комиссия. Хотя дверь и предусмотрительно закрыта мною на щеколдочку, но скопившаяся толпа очередников может привлечь внимание начальства и тогда мне придется нести всякую чушь в свое оправдание.

Вижу как благодаря потугам извивающегося молодого тела в спермоприемнике появляется смазочная капелька жидкости — так называемый продукт куперовых желез. Эти выделения еще не сперма, однако они являются верным признаком сильного полового желания. Да и сам я ощущаю мокрящий холодок у себя на конце под врачебным халатом.

Снова садистски выключаю раздражитель переводя прибор на ждущий режим. Мальчонка стонет закусывая нижнюю губу, понимая что его оргазм откладывается...

 — Ну теперь расскажи, как часто ты доводишь себя до удовлетворения? — тихим голосом обращаюсь я к подопытному. Юноше трудно сосредоточиться после сильного возбуждения. Рассеянно переводя взгляд на меня он облизывается и пытается понять смысл моего вопроса.

 — Отвечай, как часто ты дрочишь свой орган? — снова повторяю свой деликатный вопрос.

Парню не отвертеться. Видимо в его мыслях лихорадочно происходит перебор вариантов ответа. Ведь если он ответит невпопад, то что еще придумает этот свихнувшийся сексопатолог? Вдруг возьмет да и включит свой пыточный прибор на полную силу и потом еще долго придется ходить медленно и плавно, чтобы не причинять боль истерзанному мужскому достоинству и яичкам.

Внутренне я весь сконцентрирован на том, чтобы не прозевать тот порог его терпимости, когда его мужское естество сможет наконец выстрелить мощным фонтаном продуктов предстательной железы в смеси со спермиями и всеми необходимыми соками, предназначенными для поддержания жизнедеятельности его живчиков.

Наконец, в его прекрасной голове созрел-таки ответ и я слышу почти правду.

 — Каждое утро и еще вечером перед сном — мужественно выдавливает он из себя ужасно интимную тайну. Видимо от мысленного напряжения, возбуждение ослабевает и я вижу как постепенно теряет свою упругость и наклоняется в сторону предмет обсуждения.

 — Вот и хорошо, сразу бы так. А то н-е-ет — передразниваю его в ответ. Вижу, что мальчик доволен собой и скрывать теперь ему уже ничего не надо. Всем своим видом он ожидает дальнейших событий. Может быть уже все окончено, и этот издеватель наконец выпустит его прочь, подальше от этого ужасного кабинета. Но я и не думаю останавливаться, и снова протягиваю руку к прибору. Это не остается незамеченным, и мне слышен глубокий печальный вздох в тишине. Включаю прибор на 30% мощности, заставляя парнишку дернуться и застонать не то от удовольствия, не то от безысходности своей участи. Сейчас он опять достигнет своего порога и прибор, получая ответные импульсы, безжалостно прекратит раздражение. принося корчащемуся от сексуальных мук молодому мужчине необыкновенные ощущения, которые, ручаюсь, оставят неизгладимый след воспоминаний.

АААА... ООООО. НУ ЧТО ЖЕ ВЫ, Я БОЛЬШЕ НЕ МОГУ. ПОЖАЛУЙСТА НЕ ВЫКЛЮЧАЙТЕ!. — умоляет вспотевший от бесплодных усилий бедняга.

 — Потерпи еще, дружок-онанист и скажи мне, а девочки тебя интересуют? — издевательски продолжаю я учинять ему допрос, не обращая внимания на его мольбы.

Понимая, что увиливание от заданных вопросов приводит к продолжению мучений, он уже не раздумывая, произносит — Конечно.

Была ли интимная близость хоть с одной из них? — продолжаю я тоном инквизитора.

В этот момент прибор, уловив спад возбуждения включается на установленные 30%.

ОООООО. ООООО-Х. Да. Ну е$ался я со своими одноклассницами. раза три, но спускать приходилось на постель. — они боялись забеременеть — зная теперь, что неопределенный ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх