Племянница

Страница: 2 из 6

Олег на работе. Понимаете, у нас весь город перерыли, ремонтируют теплотрассы, отключили горячую воду. Две недели моемся в тазике. В баню трудно попасть. Вот решили к вам... Ты уж извини.

 — Ничего, проходите, будьте как дома. Баню, мы справим. Правда, зимой труба перемерзла, некогда заменить, но это дело поправимое. Вода рядом, натаскаем. А ты не хочешь представить мне эту очаровательную особу? — старался я быть как можно галантней.

 — Ой! Извини, — опомнилась Оксана. — Это моя младшая дочь, Диана. Ты ведь ее никогда не видел. Она у меня чисто городская девушка.

 — Очень приятно, — осторожно пожал я хрупкую руку.

Гости расположились на моем излюбленном месте, вишневой террасе, а я занялся баней. Через полчаса в печке весело затрещали березовые дрова. Я специально подбирал именно этот сорт дров, дающий великолепный аромат. Почему-то мне захотелось поразить юную особу прелестями русской бани. Когда я вернулся на террасу, на ней был накрыт скромненький стол. На нем стояла бутылка «Хозяин тайги». Городская жизнь не баловала мою родню. Стараясь сильно не смущать гостей, я добавил недостающее. На столе появилась первая свежая зелень, солененькие грибочки, деревенские копчености. Из погреба не забыл захватить и бутылку шампанского. У меня всегда в запасе было вино.

 — Надеюсь, Диане не помешает бокал шампанского? — наливая, поинтересовался я у Оксаны.

Та в растеренности перевела взгляд с меня на дочь.

 — Нет, не помешает, — поспешила ответить Дина, и взяла хрустальный фужер.

Легкий алкоголь быстро снял скованность гостей. Диана, в сопровождении Барбоса, пошла знакомиться с моими владениями. Барбос радовался Диане, как старой знакомой.

За разговорами время пролетело незаметно, и скоро баня была готова.

Девушка, также в сопровождении Барбоса вернувшись к столу, усадьбой осталась довольна. Меня это радовало. Не знаю почему, но мне хотелось ей сделать приятное. Ей редко приходилось выезжать на природу, и общение с ней должно было оставить хорошие впечатления.

Взяв необходимые вещи, женщины спустились с террасы, и я остался один. Как я хотел иметь дочь или сына. Любуясь ее еще детской походкой, я поймал себя на мысли, что меня к ней что-то влечет.

 — Саша! А веники у тебя есть, — из предбанника донесся голос Оксаны.

 — Да, — поспешил ответить я. — Они висят на чердаке.

Я совсем забыл, что еще вчера, наводя порядок в бане, как будто предчувствуя прибытие гостей, лестницу вынес на улицу.

 — Я не могу их достать, люк высоко, помоги...

Ну, раз просят, нужно помочь. У меня и в мыслях не было, что женщины уже обнажились. Взяв рядом лежащую лестницу, я открыл дверь просторного предбанника.

 — Ой!!! — вскрикнула Дина, закрыв ладонями глаза. Я растерялся. Нет, мне не раз приходилось видеть обнаженных женщин, но то, что увидел я здесь, поразило меня. Глупенькая, закрыв руками глаза, она выставила на обозрение все свое прекрасное тело. Небольшая, но красивая грудь, упругий подтянутый живот, аккуратно подстриженный холмик и стройные ноги, мой мозг запечатлел в доли секунды. Все это конечно произвело на меня впечатление, но как всегда, не вызвало ни малейшего желания. Почему-то Оксана не попала в поле моего зрения. Я ее не заметил. Сцена продолжалась не больше секунды. Ничуть не смутившись, я отвернулся и приставил лестницу к лазу. Когда я спустился, Дианы в предбаннике не было. Оксана, прикрывшись полотенцем, встретила меня с виноватой улыбкой.

 — Извини Саш... Я нечаянно... — и скрылась в парилке, сверкнув ягодицами.

Парились они часа два. Я слушал их хохот и визг. Мне почему-то было очень приятно. Я лежал на мягком диване в беседке в самом конце террасы, и воспоминания унесли меня в далекую юность. Я вспомнил Наталью, одноклассницу. Такую же юную, стройную. Мы гуляли по ночному парку. Была теплая звездная ночь, а вокруг ни души. Мы оказались на скамейке, прижавшись друг к другу. Я осторожно поцеловал ее в щечку, она не противилась. Обняв ее, я стал целовать ее плечи. Я чувствовал ее тяжелое дыхание, когда губы коснулись грудей. Мои руки беспрерывно скользили по шелку легкого платья. Но, когда мне непослушная рука проникла меж плотно сжатых глянцевых бедер, она напряглась, задрожала, и тихий стон, как гром оглушил меня.

 — Не надо туда... Прошу... — мне казалось, она теряет сознание.

Я сам был недалеко от обморочного состояния. Мое тело тряслось. Усиливалась боль в промежности. Я потерял контроль над собой. Я готов был на все, лишь бы, хоть на мгновение владеть этой сказкой. Наталью трясло, как от сильного озноба. Ее бедра ослабли, дав полную свободу моей жаждущей руке. Наши губы слились. Рука проникла под тонкую ткань легеньких трусиков, ощутила нежность кудрявой растительности, и утонула во влажной ложбинке. Там было мокро и горячо. Наталья напряглась, задрожала сильней, ее ласковый бугорок подался вперед, из уст вырвался сладостный стон. Она больше не тормозила меня. Обезумев, я встал перед ней на колени, руки проникли под платье, и легкая ткань заскользила по бархатному телу. Помогая, Наталья приподняла ягодицы. То, что увидел я при тусклом свете звезд, окончательно свело меня с ума. Я повалил ее на скамейку, прижавшись к ее животу. Мои губы ласкали живот, стремясь к влекущему бугорку. Наташины руки с силой прижали мою голову, бедра раздвинулись.

 — Как вам не стыдно, — как гром среди ясного неба, на нас обрушился старческий голос, а следом писклявый собачий лай. — Видели бы вас ваши родители...

Мгновенно Наташа вышла из оцепенения. Оттолкнув меня, забыв рядом лежащие трусики, не оглядываясь, помчалась по темной аллее. Напрасно я пытался догнать ее. Она как сквозь землю канула. Проклятый старик. С большим трудом я добрался до дома, сжимая в руках легкую ткань. Ныло в промежности, воспалились придатки. Каждый шаг давался с трудом.

 — Ты что так поздно? — с волнением встретила мать.

 — Мам... Потом... Я гулял...

Я зашел в ванну помыться, разжал руку. Вид невесомой ткани вернул меня в парк. Я поднес ее к лицу. Она еще хранила дурманящий аромат Наташиного тела, который снова вывел меня из равновесия. Я снова терял контроль над собой. Скоро стало легко и спокойно. Пришлось поработать и тряпкой, вытирая забрызганную стену. Я так и спал с трусиками в руках, а когда проснулся, постель была мокрой... С этого злополучного вечера Наташа старалась избегать встречи со мной. С тех пор она была для меня недоступна. Диана чем-то напомнила мою первую любовь. Чем-то они схожи друг с другом. Вот и сейчас давно забытые чувства незаметно подкрались ко мне. В промежности появилась легкая боль, заныли придатки. Я машинально просунул руку меж бедер...

 — Саша! — голос Оксанин вернул меня к реальности. — Мы истратили всю холодную воду. Если не трудно, принеси еще пару ведер, нам нечем ополоснуться.

Баня у меня хорошая. Стоит раз хорошо протопить, и вода горячей сохраняется дня три, а ее в теплообменнике более двухсот литров. Емкость для холодной воды, не меньше. И куда они ее истратили, лягушки. Рядом с баней находится летний душ. Двухсот пятидесятилитровая алюминиевая бочка за день хорошо нагревается на солнце. Когда не топлю баню, хожу в душ. «Нужно завтра же заменить лопнувшую трубу» — думал я, наполняя ведра водой.

 — Возьмите... — осторожно приоткрыл я дверь в предбанник.

 — Саша, мы в мыле. Неси сюда.

Я, замявшись на мгновение, в нерешительности открыл дверь в парилку. Терпкий аромат березовых веников, перемешанный с паром, лавиной обрушились на меня. Женщины, присев на корточки и прикрывая руками груди, с виноватыми улыбками смотрели мне прямо в глаза. Какое-то мгновенье казалось, что они просто ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх