Племянница

Страница: 5 из 6

жестокая», — думал я о Диане.

Остаток вечера провели молча перед телевизором. Шел детектив. Но я видел просто меняющиеся картинки, не мог уловить смысл увиденного.

 — Хороший парень, — вставая с кресла, сказал я, когда по экрану побежали титры.

 — Ага, — оживилась Диана. — И мне он понравился. Крутой парень.

 — Зачем же ты тогда с ним так обошлась?

 — С кем? — широко раскрыв глаза, не понимая, смотрела на меня Дина.

 — С Сергеем.

 — Вон вы о чем! Нет, я о главном герое. Сергей может быть и хороший парень, — как-то сразу посерьезнев, сказала она. — Но... , она не докончив, вышла на улицу. Небо давно коснулись вечерние сумерки, стало намного прохладней.

Я давно бросил курить, но в доме всегда лежала пачка дорогих сигарет, так, для гостей. Прикурив одну сигарету, я вышел на улице. Приятная прохлада приятно обдала мое тело. Сев на ступеньку крыльца рядом с Дианой, я с удовольствием глубоко затянулся, и сразу с непривычки закашлял.

 — Я раньше не замечала вас с сигаретой, — прервав свои мысли, оживилась она. — Знаете, курение влияет на потенцию мужчин, — я чуть не задохнулся, выронив сигарету.

 — Что ты можешь знать о потенции, — в свою очередь хотел пошутить я, когда кашель утих

 — Намного больше, чем вы думаете, — вставая, кокетливо улыбнулась она. — Ну, я в баню. Вы будете мыться?

 — Мойся, я позже...

 — Позже, это наверняка не сегодня. Я буду долго... , — и скрылась в предбаннике. А я так и остался сидеть на крыльце.

Через пару минут из предбанника донесся по-детски обиженный голос Дианы.

 — Дядя Саша! Но, я не могу достать веник.

 — Они на вышке.

 — Но, лестницы нет...

Странно, насколько я помню, лестницу я не убирал, но не заметил подвоха. Переборов себя и, ожидая вновь увидать умопомрачительную картину, я шагнул в предбанник. Диана непринужденно стояла, прислонившись в стене, всем своим удивленным видом показывая, что она здесь совсем ни причем. Стренги, единственно ее одеяние, прикрывали лишь самую малую часть ее тело. На этот раз я не стал воротить глаза, а нагло сверлил ее взглядом. Ее губ коснулась удовлетворенная улыбка.

 — Я сама... Подержите лестницу, — запротестовала Дина, когда лестница была водружена на законное место.

Шустро, как кошка, она вскарабкалась вверх. Снизу на нее смотреть не было сил, и я опустил глаза. В висках сильно стучало, дыхание участилось.

«Вот шельма!» — подумал я «Сейчас возьму ремень и выпорю».

 — Спасибо дядя Саш, — не заметил я, как она оказалась внизу, чмокнула в щечку и скрылась в парилке. С туманом в голове я побрел на террасу.

«Ну, за что мне такое наказание под старость лет? Ну, зачем я согласился, оставив ее?» — думал я, ложась на диван. Я стал ловить себя на мысли, что если будет так продолжаться, я просто могу не совладеть с собой и натворить глупостей. Во мне давно появилось с годами забытое желание. Нет, во что бы то ни стало нужно успокоиться, и взять себя в руки. Я резво соскочил с диван, забежал в дом и, схватив полотенце, направился в душ.

 — Дядя Саш, — остановил меня обиженный голос, донесшийся из приоткрытых дверей. — Мама длинную мочалку увезла, а вашей я не могу потереть себе спину, — ее глаза, выглядывающие из узкой щели проема дверей, излучали невинность. — Если нетрудно... Пожалуйста... , — она протянула мне поролоновую намыленную мочалку. Вел себя я как невинный мальчишка. Мне хотелось закрыть глаза и бежать прочь, подальше от этого дома. Но, противясь своей воле, как на расстрел, я шагнул вслед за Дианой. В голове сплошной шум, ноги как ватные, перед глазами туман. Ужас, что может с мужчиной сделать юная девушка. Я всегда осуждал педофилов, но теперь, кажется, становился им сам. Диана непринужденно стояла, облокотившись о верхнюю лавку, слегка наклонившись вперед. Ее глянцевое, без следов загара тело блестело от капель воды. Влажные волосы свисали на грудь. Хорошо подчеркивалась осиная талия, плавно переходящая в округлые ягодицы. Новый прилив крови усилил шум в голове, рассудок вот-вот покинет меня. Мочалкой в дрожащей руке, я осторожно провожу по бархатной коже. Мне уже нечем дышать. Как хочется, упасть перед ней на колени, и целовать каждую клеточку ее невинного тела.

 — Повыше немного, — непринужденно говорит она. — И бока тоже...

Мочалка выскальзывает из моих рук, и падает ей под ноги, отлетая под лавку. Я инстинктивно наклоняюсь за ней, нечаянно щекой касаясь бедра. Я не замечаю, что Диана уже повернулась ко мне, что она что-то мне говорит. Взяв проклятую мочалку, я пытаюсь встать, поднимая голову. Перед глазами аккуратный холмик кудрявых волос, играющий бриллиантами водных капель, плавно переходящий в зовущую ложбинку, легкая складочка у бедра. Рассудок окончательно покидает меня. Я прижимаюсь к лобку, губами захватывая шелковистые волосы. Из моих уст вырывается стон, трясущиеся руки прижимают к себе ее ягодицы. Мои губы скользят вниз к ложбинке, пытаясь проникнуть меж бедер. Я задыхаюсь. Нет никаких предрассудков, ведь она, возможно, мечта всей моей жизни. Ее руки плавно ложатся на плечи. Я не пойму, в ужасе она меня отстраняет, или наоборот... Я не знаю, сколько времени все продолжалось, мгновенье или часы, но только как ледяной водопад, в какое-то мгновенье, разум вернулся ко мне. Я резко встал, обливаясь холодным потом, я все еще трясся от страсти. Диана стояла с широко раскрытыми глазами. На чуть приоткрытом рте было подобие счастливой улыбки. Казалось, она не дышала.

 — Извини... , — краснея, без голоса выдавил я, и выбежал на улицу.

«Кретин... Старый дурак... Педофил...» — ругал я себя последними словами. «Что я наделал, придурок», — казалось, мне не может быть никакого прощенья. — «Как я теперь посмотрю Николаю в глаза? Что обо мне подумает Диана?» — не находил себе я покоя. «Все, решено, утром отвезу ее в город», — с этой мыслей, как в бреду, я незаметно уснул. Мне снился суд, страшный суд подростков. Я совершенно голый сижу в центре зала суда, а вокруг одни подростки. Председательствующий Сергей выносит мне приговор. Все молча слушают его обвинительную речь, я слушаю стоя на коленях. Приговор, изгнание из живых. Плавно, словно лебедь, в белой мантии ко мне подплывает Диана. Она приподнимает мою голову, целует в губы, и я просыпаюсь. Просыпаюсь от легкого поцелуя. Диана сидит на диване, поджав свои ножки, и ласкает меня поцелуями.

 — Прости меня, — говорит она, смущенно улыбаясь. — И не казни себя. Ты не виноват.

Этот переход на «ты», вывел меня из хрупкого равновесия. Я почувствовал себя ее сверстником.

 — Я специально тебя провоцировала, — нараспев продолжала она. — Со вчерашнего дня. Я знаю, ты хочешь меня. Поверь, это нормально. И я хочу тебя не меньше.

При этих словах я пытаюсь отстранить ее, но тщетно. Диана, скинув легкий халатик, срывает с меня рубашку и накрывает грудями лицо. Я снова задыхаюсь ее ароматом. Обхватив мою голову, она с силой прижимает мои губы к груди.

 — Ласкай меня... Всю меня... Нет больше сил... , — глушит меня ее сдавленный шепот.

Армия гормонов, до поры таящаяся в потаенных уголках моего организма, шквалом вливается в кровь. В мире нет больше звуков, только шум в висках и бархатный голос. Против своей воли, я обнимаю ее за талию, слегка приподнимаю, и ее тело скользит вверх к голове. Мгновение, и ее бедра сжимают мою сумасшедшую голову, по телу пробегает сильная дрожь. Смутно слышится звук разрываемой ткани, и последняя преграда покидает ее безупречное тело. Мои губы тонут во влажной, пылающей жаром ложбинке. Шелковые волосики приятно ласкают ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх