Диалог

Страница: 2 из 2

«спецодежды», мне становится жарко от твоих пламенных речей... Куда бы ее кинуть? Пожалуй, тебе на плечо положу... Вот ведь рассеянность, я позабыла надеть бюстгальтер, видишь? И блузка, как назло, такая узкая, груди так и рвут ее, тоже хотят про «нетленные» слова послушать. Смотри, как сосочки в розовых ореолах напряглись. Сейчас проткнут полупрозрачную ткань. И все это великолепие к твоим словам навстречу устремилось. А ножки я сдвину, чтобы не смущать тебя. Что с тобой? Ты как будто горишь? Слова не вспоминаются? А ты постарайся, напряги память, цитату вспомни. Как ты считаешь, я достаточно высоко подняла юбочку, или еще поднять? Пожалуй и ножки снова раздвину... Вот так... Хочу — раздвину, хочу — сдвину, а розочка там, между ножками, словно распускается, когда ножки раздвигаются. Правда, забавно? Распускается и опять собирается в бутончик. Теперь снова распускается... И все — по моему хотению. Твоей мысли хорошо витается в глубинах моей вселенной? Я специально напротив торшера села, чтобы ей было видно, куда устремляться. И цвет бутончика ярче при свете, правда? Вот он сейчас распустился, и лепестки в росе... Кто же слизнет росинки?

 — Господи, я больше не могу! Не могу! Я тебя съем, Солнышко!!!

 — Конечно, мой милый, съешь меня, иди сюда! Нет, постой, разденься скорей. Мне нравится твой торс, особенно красиво шея входит под ключицы. В этой ложбинке так уютно моим губам! И твои плечи... Теперь меня раздень. Сними чулочки... Нет, не руками... Щекотно, мурашки побежали... Слизни их. О-ой! Не могу! Теперь юбку... расстегни сбоку... быстрей. Ложись на спину. Я присяду над тобой, и лепестки еще больше распустятся... Видишь, росинки стекают, скорей лижи... Ты нащупал пестик... О-о! Хорошо... всасывай губами... И я твой пестик поласкаю, он в небо устремился...

 — М-м-м... Как свежа, чиста и ароматна твоя роза!... Милая, как мне приятно, когда ты его зубками прикусываешь... ласкай его-о-о! Боже мой! Солнышко мое золотое. Больше не могу! Сядь на него, сейчас он взорвется.

 — Да, да... М-м! Я тоже...

 — Дай ножку! А-а-а-а!...

 — А-а-а-а!...

.

.

.

 — «Ты жива еще, моя старушка? Жив и я — привет тебе, привет!»

 — Болтун... Почему ты подошву мне лизал в этот момент?

 — ... Когда ты яички своими пальчиками придавливаешь, и процесс начинается, я изнемогаю. Это не передать словами, но это — пик Победы, апогей, кульминация, я просто сатанею от переизбытка чувств к тебе. В такой момент я умереть могу от разрыва сердца, если чем-то не погашу это остервенение чувственности. Тебе это, наверно, не понятно, да? У тебя бывает такое же чувство от какого-то над тобой действия?

 — Не скажу... Хочешь меня помыть?

 — А то! Хочу, конечно.

 — Тогда неси меня в ванную.

 — ... Ты легкая, как три пушинки!

 — А почему, как три?

 — Ну, не четыре, же.

 — Неси же скорей! Если бы меня несла твоя болтовня, я бы уже под душем стояла.

 — Нет, своей болтовне я тебя не могу доверить. На руках надежней. Вот и ванная. Сейчас воду включу... Становись на ноги.

 — Вон ту мочалку бери, она помягче.

 — Хорошо... А у меня грубая, как наждачная бумага. Я с утра ей как натрусь, так из ванны вылезаю, как из... ну, в общем, становлюсь, как новорожденный.

 — Пошляк... С шеи начинай... Хорошо, теперь плечи и груди...

 — У тебя такие груди! Вот стоял бы всю ночь и мыл, и мыл, пока... все мыло ни кончилось.

 — На ноги мыла оставь.

 — О! Твои ноги я бы мыл всю жизнь.

 — Это тебе так кажется, пока они не твои.

 — Ну вот, испортила песню! И охота тебе поэзию в прозу обращать?!

 — Это я так, от досады, что все проходит. Все новое красиво, а когда привыкнешь, интерес потерян. То, что вчера восторгало, сегодня раздражает. А когда раздражает, какая уж тут поэзия?

 — Поэзия кончается, когда душа устает. Мы не бережем новые красивые вещи, и красивые чувства тоже. Вот если ты пойдешь в этих туфельках, которые я с тебя снимал, в футбол играть, сколько времени они тебе будут нравиться? Мы не бережем друг друга. Мы стесняемся красивых слов, красивых, благородных, поэтических отношений. Сильная, развитая, богатая душа устает нескоро. А вот скудная, убогая, мелкая и вовсе не сможет подняться до поэзии. Сама посуди... сколько времени чувак будет любить чувиху? Трахнет один раз, а потом станет новую чувиху искать. Так я думаю.

 — Возможно, ты и прав, но ты меня не моешь и сам не моешься!

 — Заговорился, извини... Да ты и так чистая. Как тебе удается после рабочего дня оставаться свежей, как пятилетняя девочка? Запах твоего тела просто пьянит меня! У тебя какой-то секрет есть?

 — Конечно, я перед твоим приходом не футбол гоняю, а час в ванне лежу, и пользуюсь хорошей туалетной водой и дезодорантами. И, разумеется, надеваю на себя не футбольную форму. Без секрета невозможно обаять мужчину, особенно такого привередливого, как ты.

 — Ну, почему привередливого?

 — Извини, такого романтичного, поэтичного, одухотворенного и прочая, и прочая ценителя женской красоты.

 — Тогда ладно.

 — Отнеси меня в постель, мой хороший! Я и вправду устала, но мне с тобой так славно...

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх