Перевал

Страница: 2 из 3

неподвижное тело и подошел с головы. Рука медленно потянулась к капюшону, но дождь резко стих.

 — Мистика, — вслух произнес он, отдергивая руку.

У него появилось нестерпимое желание бежать прочь. Много мистических историй он слышал о «Проклятом». Он вспомнил историю, однажды ночью, рассказанную старым геологом у жарко горящего костра. Историю, про без вести пропавшую альпинистку, якобы случившуюся много лет назад, когда Сергей еще был ребенком. Как она пропала, до сих пор остается тайной. Ее долго искали, но не нашли. С тех пор, один раз в год, в день своего исчезновения, она появлялась под перевалом в образе великолепной брюнетки, а чаще в образе любимой девушки и, зачаровывая своей красотой, увлекала отбившегося от группы мужчину. Позже их находили, кого сорвавшегося с отвесной скалы с множеством переломов, кого замершего, почти голого в леднике с другой стороны перевала. Она мстила мужчинам, они виноваты во всем. Сергей не верил в эти истории, но ему стало не по себе. Геолог говорил, что пропала она в конце июня, как раз в этот день, двадцать пятого. Он вспомнил, как два года назад, приблизительно в это же время, погиб парень из Томска. Его искали два дня. Он сломал себе шею, сорвавшись в узкую трещину. Несчастный случай? А вдруг... С бешено колотящимся сердцем, он попятился назад, но кто-то крепко схватил его за ногу. Душераздирающий крик нарушил привычное молчание тайги. Он упал, больно ударившись о камень, попытался встать, но «кто-то» не хотел его отпускать. Ужас, полностью завладевший им, заставил приготовиться к обороне.

Огромное облегчение после сильного стресса почувствовал он, когда обнаружил, что нога просто запуталась в корневище старого кедра. Сев на сырую траву, под струями усилившегося дождя, Сергей попытался освободить ногу, но корни, как капкан, плотно обхватили ее. Пришлось снять ботинок. Увлекшись этим занятием, он на время совсем позабыл о находке, а когда вспомнил, ее не оказалось на месте. Новая волна тревоги, новый страх обрушились на него. Не решаясь пошевелиться, он просидел так с минуту, в ожидании неизбежного. Он готов был поверить в историю, случившуюся много лет назад, как сквозь шум дождя, откуда-то из-за камня, он услыхал приглушенный стон, который на мгновенье прогнал все страхи. Обогнув камень, он сразу заметил пропажу. Человек сполз с камня и ничком лежал между двух больших валунов. Капюшон откинулся на спину и по густой мокрой копне волос Сергей понял, это девушка. Осторожно, как будто передним не милое творение природы, а дух погибшей альпинистки, он осторожно повернул ее на спину. Мгновенно все страхи и переживания бесследно улетучились, когда он увидел ее лицо. В этом полуживом человеке Сергей сразу узнал Наташу, студентку с параллельного курса экономического факультета.

 — Наташа... Наташа... Что с тобой? Очнись... , — стал он трясти бесчувственное тело. Но в ответ она только тихо стонала.

Наталья была довольно хрупкой девушкой. Сергей мог бы поднять ее без особого труда, но насквозь промокшие вещи, сделали ее неподъемной. Ему все же удалось поставить ее на ноги и, поддерживая под плечо, повести ее к лагерю. Двести метров, отделяющие прижим от палатки, показались ему бесконечными. Измучившись, они добрались до нее, когда над тайгой сгустились хмурые сумерки, а шум усилившегося дождя вытеснил все посторонние звуки.

С большим трудом, в течение получаса ему пришлось воевать с насквозь пропитанной влагой одеждой. И когда мокрые вещи оказались в углу, его вновь охватила тревога. При тусклом свете походного фонаря, совершенно голая, лежа на спальнике, бледная, как сама смерть, Наташа наводила страх на своего спасителя. Ее бледное лицо, с закатившимися глазами, слипшиеся волосы, синие, как слива губы, заставили до боли сжаться сердце, по телу пробежал неприятный холодок. В сознании снова всплыл образ пропавшей альпинистки. С дрожью в теле, он хотел уже покинуть палатку, как та тихонько застонала. Этот тихий стон, зов о помощи, на фоне беспрерывной дроби дождя, придал ему силы и он, преодолевая усилившееся волнение, потянулся к рюкзаку за неприкосновенным запасом, к фляжке с водкой, которую всегда брал с собой.

 — Не надо... Прошу, не надо... Сергей откинулся в угол палатки, сердце обдало неприятным холодком. Сильно запрокинув голову, прогнув красивую грудь, Наташа, посиневшими пальцами крючьями, терзала ткань спальника. Она бредила. Что дальше она говорила, Сергей не мог разобрать. Успокоившись, он достал фляжку, и принялся растирать чуть ожившее тело. Его ладони, обильно смоченные водкой, скользили по ледяному телу, пока в том не начинала теплиться жизнь. Постепенно ее синие ноги начали наливаться жизненной краской, затем руки, грудь. Через час перед Сергеем лежало удивительное живое существо, о котором он даже не мог и мечтать. К своему удивлению он заметил что, несмотря на ее ослепительную наготу, на ее умопомрачительный обвод высоких грудей и «точеных» бедер, на аккуратный пухленький бугорок между ними, в меру заросший кудрявой растительностью, не чувствовал ни малейшего возбуждения, только необъяснимый страх и усталость. Собрав последние силы, он просто натянул на нее спальный мешок и плотно застегнул молнию. Наташа безучастно лежала и когда она оказалась в коконе, свернулась в калачик и мирно засопела. Только теперь Сергей почувствовал, как он устал. По телу прошел легкий холодок, но это не холод страха, просто холодный воздух снова пробрался к его разгоряченному работой телу. Немного отдохнув, захватив Наташины вещи, Сергей покинул палатку, и занялся костром. Благо дров он запас достаточно. А ночь полностью вступила в свои права. Не видно ни силуэтов окружающих гор, ни блеска узкой ленты реки. Только то, что вырывает из темноты луч фонаря. Дождь незаметно стих и через полчаса Сергей, под тентом у ярко горящего костра, развешивал вещи Наташи. На душе стало заметно веселей. Окрестные кусты, освещенные ярким светом костра, успокаивающе действовали на переволновавшуюся душу Сергея. Когда очередь дошла до узеньких трусиков, волнение вновь вселилось в него. Но это не то волнение, которое он испытывал последнее время. В глазах отчетливо всплыл образ обнаженной Натальи. Привычный ритм сердца нарушился, дыхание стало частым, прерывистым. С трудом сдерживая дрожь в своем теле, он обессилено сел на бревно рядом с костром, как и забыв, повесить предмет туалета. А образ Натальи так и стоял перед ним. Она стояла перед ним ничуть не смущаясь, весело смеясь, подставив свое изумительное личико навстречу ласковому солнечному свету. Ее роскошные волосы рассыпаны по загорелым плечам, силуэт будоражит воображение. Но вот ее образ меняется. Перед ним альпинистка. Внутри все обрывается. Сергей мотнул головой, отгоняя видение, и снова вокруг темнота. Костер еле горит. Сколько он так просидел, он не знал. Подбросив дров, он снова вошел в палатку.

Наталья так и лежала на боку, свернувшись в калачик. Луч фонаря скользнул по ткани мешка и осветил ее лицо, слегка прикрытое уже просохшей прядью волос. Сергей вздрогнул. Ему показалось, что она смотрит на него и слегка улыбается. По телу пробежал неприятный холодок. В этой позе уж очень она походила на монашку из кинофильма «Первая сила», ползущую по вентиляционному коробу, в которую вселилась душа казненного преступника. Но, Наташа мирно спала, подложив руку под щеку. Затаив дыхание, Сергей с минуту, не моргая, смотрел на нее, затем, взяв карабин, быстро покинул палатку. Закурив, подсохшую сигарету, он прилег недалеко от костра. Огонь весело плясал на просушенных березовых дровах, играя причудливыми тенями, которые казались живыми то, приближаясь вплотную, окружая Сергея то, исчезая за вековыми стволами деревьев. Несколько раз он резко вскакивал, напряженно всматриваясь в темноту. Ему казалось, что духи «Проклятого» окружают его. Но яркая вспышка костра в очередной раз разгоняла все тени, освещая поляну лагеря, и он, успокоившись, снова ложился к костру.

 — Да что это ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх