Карьера Артура Хаксли

Страница: 3 из 4

для уточнения распределения министерских портфелей, но он знал, что совет рассмотрит совсем другой вопрос.

Пола всю ночь и плакала и радовалась, она заснула только ближе к утру. Но утром она встала с чувством нежной, хотя и грустной радости, конечно ведь сегодня ее Артур (он всегда будет ее Артуром) станет председателем совета министров и это наполняло ее душу неподдельной и искренней радостью.

Она возилась с завтраком на кухне и смотрела телевизор, она не хотела пропустить ни единой минуты этого утра. В 9 утра начались новости. Диктор долго рассказывал, какой сегодня день, показывали кадры предвыборных баталий, показывали Артура, короля, что-то еще подобное, в общем, шел обычный анонс предстоящего политического шоу. Сообщил он и том, что утром политический совет партии на своем экстренном совещании дополнительно уточнит распределение министерских постов.

Потом диктор перешел к другим новостям.

И вдруг ему на стол положили лист бумаги и одновременно что-то сказали по телефону. И это «что-то» вывело его из равновесия (хотя Пола знала, что это был очень профессиональный диктор), он замолчал и не сразу продолжил новости.

Собравшись с мыслями, Грэхэм Дильстрем продолжил новости...

«Уважаемые телезрители! Мне только что сообщили, что на утреннем совещании политического совета Партии новой демократии Артур Хаксли, который через два часа должен был официально получить поручение короля сформировать правительство ушел с поста лидера партии, председателя политического совета и вообще вышел из рядов партии. Подробности этого чрезвычайного события сейчас расскажет наш корреспондент, который должен был освещать итоги совещания! У меня пока комментариев нет!!!»

Пола так и упала на стул перед телевизором.

Все члены политического совета собрались к 9 часам, как и положено, и перешептывались о том, что еще придумал лидер, ведь все уже решено.

«Уважаемые друзья! — начал Артур, — позвольте мне открыть совещание политического совета, смею вас уверить я не на долго задержу ваше внимание.

Должен вам сообщить, что вчера от вашего имени моей будущей жене было нанесено глубокое личное оскорбление, а я был поставлен перед совершенно нелепым выбором или стать председателем правительства или жениться на Поле Флемминг. Аргументация этого была такой, что, мол женщина, которая когда-то ошибалась в юности (хотя вы знаете в чем состояли ее ужаснейшие нарушения общественных устоев), не может стать женой председателя правительства. К сожалению как мне передали такое же мнение и у короля.

Конечно, по идее я должен поставить партийные интересы выше личных, но я не могут этого сделать, так как искренне и глубоко люблю Полу, и преданно любим ею, я дал публичное обещание жениться на ней. Для меня нет сомнений в этом человеке.

И главное — я сделал вывод, что, к сожалению, мои взгляды на идеалы партии серьезно разошлись со взглядами членов политического совета.

В этой ситуации я не могу оставаться лидером партии и быть ее членом, соответствующее заявление я передаю новому лидеру — Серпенсену.

Благодарю за совместную работу и желаю успехов».

Артур достал из лежавшей перед ним папки лист бумаги, молча передал своему заместителю, и вышел из зала заседаний совета. Затем, уже в коридоре, его догнал Кэл, он кричал...

«Ты не можешь так поступить, Артур, ты, что сошел с ума?»

 — Дорогой Кэл, вы поставили меня перед таким выбором, вот и разбирайтесь теперь сами!

Он спустился в вестибюль здания, в котором размещалась штаб-квартира его партии, там уже столпились журналисты, ожидавшие новостей о распределении портфелей, они еще не знали какая их ждет сенсация. Увидев Артура, они кинулись к нему с микрофонами на перевес и уже открыли рты для вопросов, но он остановил их жестом руки...

«Господа! Я должен сообщить вам, что только что ушел с поста лидера Партии новой демократии и председателя ее политического совета, а также в целом вышел из партии! (немая сцена).

Я сделал это по причинам личного и политического характера.

Вчера советом партии и королем мне был в вежливой форме практически предъявлен ультиматум... или я становлюсь председателем совета министров или женюсь на Поле Флемминг.

Я был вынужден сделать выбор не в пользу государственного поста.

Во-первых, потому что люблю Полу и не представляю свою жизнь без союза с ней, мне бы не хотелось, чтобы у страны был несчастливый и хмурый премьер. Хочу особо подчеркнуть... я действительно был готов взвалить на себя ответственность и обязанности главы правительства, но я знал, что рядом со мной будет любимая и любящая женщина. Я искренне считаю, что без нее я не смогу эффективно и энергично, так как бы мне действительно хотелось, работать на посту председателя совета министров. Поэтому я прошу моих избирателей понять меня.

Во-вторых, я целиком и полностью доверяю ей и считаю, что допущенные ей, когда в юности глупости не являются помехой нашему браку и моей должности председателя совета министров.

В-третьих, такой подход моих бывших коллег говорит о том, что, у меня с ними разное понимание идеалов партии. Я строил партию исходя, в том числе из того, что мы должны оценивать и относиться к людям, ориентируясь на их реальные действия и качества, а не на формальные критерии, и уж тем более мы не должны постоянно вспоминать им ошибки молодости.

Поэтому я принял такое непростое решение. Согласно уставу партии новым лидером является Кэл Серпенсен. Так что к 11 часам к королю поедет именно он».

Корреспонденты ошалели от этого и даже ничего толком не успели спросить у него.

Ответив на ряд незначительных вопросов, Артур вышел из здания и направился к своей машине, ему уже звонил возмущенный Рэндольф. После того как они обменялись парой «нежных» слов, Артур спокойно выключил сотовый телефон и завел машину.

Пола растеряно сидела посреди кухни и опять не понимала, что ей делать... то ли радоваться, то ли плакать. С одной стороны ее любимый и самый желанный человек остался с ней, а с другой стороны цена этого была непомерно большой. Она просидела так минут 20, а затем вдруг бросилась в спальню. Она только успела скинуть с себя махровый домашний халат и одеть обворожительное нижнее белье и полупрозрачный легкий халатик, как дверной звонок залился долгим и радостным трезвоном.

Пола открыла дверь и первое что увидела — это большущий букет цветов. Потом из-за букета появилось счастливое лицо Артура... «Я послал их всех к черту, любимая, я не могу без тебя, я хочу тебя, родная, я хочу, чтобы у нас с тобой был ребенок!»

Артур вошел в гостиную, положил на столик цветы и снова залюбовался своей Полой...

«Как же ты хороша, родная! И я еще о чем-то раздумывал!»

Он крепко обнял ее и прошептал... «Слушай, давай отключим все телефоны!»

«Так вот оно в чем дело! — подумал Ян Снайдерсон, который также как и Пола смотрел новости по телевизору, только в своем гостиничном номере, — Как же я сразу не догадался об этом! Нет так не должно быть, никто другой не может возглавить совет министров кроме Артура.»

Он снял с нее халатик и его руки нежно «прошлись» по родному телу Полы, он ощутил тепло ее нежной смугловатой кожи, ее легкое дыхание, упругие округлости ее грудей, напрягшиеся соски, биение сердца. Его губы страстно слились с ее губами.

А руки Полы нежно, но энергично раздевали Артура.

Потом от нетерпения их обнаженные красивые тела повалились прямо на пол.

Сегодня ее тело казалось ему еще более желанным и соблазнительным, еще более близким и родным. Еще пару часов назад он был на распутье, и эта женщина как бы уходила от него, ее заслоняло, что-то другое... карьера и власть. И вот теперь, когда он сделал выбор, он хотел насладиться ей — ее прекрасным телом.

Она ощущала под своими руками его мускулистое красивое тело, она чувствовала его возбуждение, чувствовала ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх