Любовь простодушных

Страница: 2 из 11

зрелищем.

Надо ли говорить, что едва мои руки коснулись ажурных панталончиков, как господин Петух вновь вскочил и был готов к бою. В самозабвении я целовал все, что мог достать мой рот и язык.

Но этого было мало. Главное — завоевать трон любви! И я начал действовать еще решительнее. Казалось, вот... сейчас... будет победа, как вдруг Анна внезапно вскрикнула, юбки замелькали и посыпались вниз. Все рухнуло в одно мгновение: с противоположной стороны ограды неожиданно появился огромна бык и ткнулся холодным мокрым носом в лицо девушки, чем привел ее в неописуемый ужас.

Она завизжала от страха:

 — Вальтер! Вальтер! Спаси меня от этого гадкого зверя!

Я, приводя в порядок ее платье, постарался. успокоить и увел трусиху прочь от злосчастной изгороди. Вскоре мы оказались в глубине рощицы и обнаружим замечательное местечко в тени деревьев:

 — Милая, посиди немного, отдохни и приди в себя я так хочу тебя.

И снова с жаром стал обнимать и целовать её. Казалось, кузина уже поняла, что решительный час пробил. Розовые щечки ее вспыхнули. Она опустила. глаза и позволила положить себя на шелковистую траву. И тут же мы прижались друг к другу, замерли в пламенном поцелуе.

 — Анна, о, Анна, — шептал я, — дай мне твой язычок, любовь моя. Навстречу моим губам стремительно выскочил бархатистый язычок девушки. Она глубоко и прерывисто вздохнула в предвкушении наслаждения. Все мои желания покорная Анна выполняла теперь безропотно. Одну руку я подложил ей под голову, другой осторожно снял шляпку. При этом не переставал целовать ее глаза, щеки, губы и страстно сосать сладкий кончик языка. Волна возбуждения захлестнула нас. Я попросил:

 — Ну, не стесняйся, возьми в руку это чудесное копье. Оно доставит тебе удовольствие. Кузина нервно погладила его и прошептала:

 — Вальтер, я умираю от желания отведать запретного плода, но я не умею и боюсь.

Говорила она еле слышно, неразборчиво, а пальцы ее руки продолжали робко скользить по поверхности возбужденного прибора вверх-вниз, вверх-вниз. Мои руки снова преодолевали мучительно сладкий путь сквозь лабиринты юбок. Рот был занят непрерывной осадой ее губ, языка. Так продолжалось до тех пор, пока она не задрожала вся от возбуждения. Моя рука добралась до трона наслаждений и сразу оросилась горячим...

 — Любовь моя, жизнь моя, — воскликнул я, отрывая губы от нее, — я должен попробовать вкус твоего нектара!

Мигом перевернувшись, я прильнул лицом к ее уже побежденным бедрам. Страстно целовал все, до чего дотягивались мои губы, высасывал сладкий сок ее вагины. Сунул язык глубже, нашел жемчужинку и стал ее разминать. Все это страшно возбуждало, хотелось непременно продлить наслаждение.

Анна в экстазе сжала мою голову, стараясь удержать ее между точеных ножек. В свою очередь я намочил слюной палец и почти беспрепятственно ввел в ее смуглый анус, продолжая языком щекотать бусинку. И вот она, наконец, судорожно сжала мой пенис взяла его в рот. Чтобы доставить ей еще большее удовольствие, я лег сверху. Она водила языком вокруг пурпурной головки моего змея, а чуть позже стала нежно и любовно покусывать его своими жемчужными белыми зубками.

Не скрою — это было верхом блаженства. Кузина испытала новый оргазм, слизывая последние капли спермы. От избытка эмоций мы были почти без сознания. Какое-то время я лежал, бессильно раскинувши на траве. Вдруг я почувствовал, как ее губы вновь сжимают мой инструмент. Эффект был потрясающи член снова стал крупным и твердым.

«Ну, вот и настал момент показать Анне настоящую любовь!» — мелькнуло у меня в голове.

Я быстро раздвинул ее ножки и встал между них на колени. Разложил юбку так, чтобы не испачкалась травой. Девушка лежала в сладком ожидании ее лицо горело, глаза затуманились, губки приоткрылись, крепкие, упругие ягодицы чуть-чуть подрагивали.

От нетерпения я тоже сходил с ума. Ждать больше не мог. Страсть переполняла меня. И я решительно ввел свой гордый клинок в ее невинное лоно. По телу кузины пробежала дрожь. Она широко открыла глаза и, полная нежности и любви, прошептала:

 — Я знаю, Вальтер, дорогой, ты сейчас ранил меня. Но, мой милый, я должна пройти через это. Только ты помоги мне, будь осторожным...

Анна обняла меня за шею и стала целовать. Ее язык забрался в мой рот. Расслабившись и отдавшись чувствам, она приподнялась, чтобы лучше встретить удар пениса. Помогая, я подложил руку под ее ягодицы направил вздыбленный член точно в цель. Сильно толчком ввел головку на дюйм и ощутил таинственную преграду. Девушка вздрогнула от боли, но глаза безмолвно просили продолжать наступление. — Радость моя, обхвати меня ножками, — произнес я, на мгновение освободившись от ее поцелуя. Она выполнила пожелание с судорожной страстностью. В этот момент я сделал самый мощный толчок членом и мгновенно очутился в горячей глубине. Король Приап смел все препятствия к нашим наслаждениям. Она вскрикнула от острой боли, и я овладел цитаделью скрытых прелестей.

 — Милая, радость ты моя! Ты любишь меня! Отважная Анна, как хорошо. ты перенесла мою дерзкую атаку! Полежим немного, а затем — вперед к новым наслаждениям.

Я зацеловал ее, желая выразить свою радость, любовь и благодарность. Чувствовал, как мой кинжал нежно обжимают подвижные стенки бархатных ножен. Это оказалось слишком острым ощущением и, не сдержавшись, сделал еще один толчок пенисом. Прекрасное лицо Анны исказила гримаса жуткой боли. Поэтому я постарался сдержать нетерпение. Вскоре испытал оргазм и погрузился в истому.

Однако через несколько минут моя дорогая кузина загорелась огнем желания, и мы начали новое восхождение к наслаждению. Острая боль прошла. Ведь рану залечило надежное лекарство — мое семя. Анна чувствовала в сладкой неге, как мой дружок сновал в тесном кольце пухленьких губок, доставлял ей радость скольжением вглубь и наружу. Испытав еще три — четыре экстаза, мы буквально впали в нирвану.

 — Моя милая кузина, нам пора возвращаться, чтобы не нанести ущерба здоровью от чрезмерных стараний.

 — Как возможно, чтобы такое замечательное наслаждение было чрезмерным и нанесло вред здоровью?

 — воскликнула она страстно. Однако я все равно вынул игрушку из вагины. Она улыбнулась и пролепетала краснея: — Прости, дорогой Вальтер, мою глупость.

Но, кажется, по-настоящему ранен ты, а не я. Посмотри на своего краснокожего.

 — Ах, ты, маленькая плутовка, — возразил я и горячо ее поцеловал. — Ведь это кровь твоей невинности. Позволь мне поухаживать за тобой.

И я нежно приложил носовой платок к ее припухшему разрезу, а затем вытер свой отросток.

 — Этот платок, моя дорогая Анна, хранить буду как сокровище и доказательство твоей любви,. которую ты мне подарила сегодня.

Мы поднялись с зеленого ложа, помогая друг другу уничтожить следы нашей тайны. По дороге на виллу Анна молчала, а я доверительно посвящал ее в секреты искусства любви.

 — Как ты думаешь, твои сестры и Франк имеют какое-либо представление о радостях секса?

 — Думаю, что они были бы не против испытать эти прелести на себе, — ответила Анна. — Я часто слышал; от Франка, когда мы его целовали, что это зажигает его с ног до головы. Затем она долгим взглядом посмотрела мне в глаза

 — Ах, Вальтер, боюсь, что ты будешь считать нас гадкими девчонками. Не скрою, но нередко, перед тем как лечь в постель, я и мои сестры обнажаемся и сравниваем фигуры. Иногда даже делаем кудряшки из волос на лобках у меня и Софии или балуемся маленькой прорезью Полли. Бывало, что мы изображали мальчишек. Эти игры вызывали у меня непонятно приятное чувство. Суть его я теперь знаю благодаря тебе, дорогой кузен. Хорошо, если бы ты заглянул к нам как-нибудь.

...  Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх