Западня

Страница: 1 из 2

Мы втроем поднимаемся по лестнице. Я чувствую их два желающих меня взгляда. Моя попка, обтянутая маленьким резиновым платьицем, назло им виляет с каждой ступенькой больше и больше. Наконец мы останавливаемся перед дверью. Входим. Кто-то моется в ванной. Квартира однокомнатная, но комната очень большая, все стены в стеллажах, окна зашторены. Из мебели только большой полированный обеденный стол и кровать, она вызывающе пуста, несмотря на то, что может вместить человек пять. Вдруг из ванной раздается крик. Максим и Денис переглядываются. Взяв инициативу в свои руки (только для того, чтобы пройти, покачивая бедрами), направляюсь в ванную комнату. Открываю дверь. Наш третий друг — Дмитрий, стоя под душем, жадно сосет сосочки молоденькой девушки. На вид ей лет семнадцать. Худая фигура как у малышки, груди стоят как две маленькие пирамидки.

Увидев меня, она прикрывает свою грудь и черненький волосяной треугольник руками. Дима, наоборот, расплывается в улыбке, вылезает из ванны, вытирается и уходит, Еще раз оглядев девочку, улыбаюсь и выхожу. Иду на кухню. Выясняется, что Дима и Аня (так зовут эту малышку) недавно пришли. Чувствую на себе взгляд Дмитрия, член которого топорщится под полотенцем. Мои же телохранители жадно смотрят уже не на попку, а на ляжки, обтянутые платьем. На столе коньяк и апельсины. Выпиваю залпом большую рюмку и назло им, сильно виляя задом, исчезаю. Медленно и тихо вхожу в ванную. Аня стоит спиной ко мне. Ее молочное худое угловатое тело вызывает во мне какую-то щемящую жалость. Я тихо-тихо раздеваюсь и голенькая влезаю в ванну, закрывая шторку. Она поворачивается и удивленно смотрит. Открывает рот и хочет что-то сказать, но я, взбодренная коньяком, целую ее взасос. Она пахнет чем-то детским, почти молочным. Я медленно глажу ее остренькие груди, сосочки которых уже сильно напряжены. Другой рукой скольжу к попке. Она крепка как орешек. Наконец моя рука находит вожделенную щель, эти набухшие губки, и тут я начинаю понимать мужчин. Я щекочу ее пальчиком. Аня закрывает глаза и приоткрывает ротик. Вода льется по ее плечам, грудке, животику и бедрам. Боже, как же она хороша. Она начинает громче дышать с каждым новым движением моего пальчика. Я беру ее сосочек в рот и жадно сосу его. Вдруг она открывает глаза и отстраняет меня. Я ничего не понимаю и сажусь на деревянную перекладину поперек ванны. В ее молодых зеленых глазах блестит бесовский огонек. Через две-три секунды мои ноги на ее худеньких плечах, а ее молодой проворный язычок уже лижет мои срамные губки. Кончик языка давит на мой набухший клитор. Я чувствую, как из меня выделяется капелька, и вижу, как Анна быстро слизывает ее и глотает. «Подожди, я сейчас», — ее грудной голос доносится откуда-то издалека. Через минуту понимаю, что я одна. Выключаю душ и включаю воду из крана. Она бьет сильной струей. Уже почти инстинктивно приближаюсь к этой струе, раздвигаю ноги, й вот это водяное копье вонзается прямо в мое лоно любви. Соски набухают, дыхание перехватывает, в голове стучит кровь. От наслаждения я начинаю повизгивать. Вода бьет и бьет мою нежную розочку. Я щиплю себя за набухшие соски. Терпеть нет сил. Закрываю глаза. Вдруг дверь открывается и входят Дима, Максим и Денис. Они уже голые. Я резко вырываюсь из-под струи (вроде бы что такого, но мне хочется, чтобы этот оргазм был только моим). «Нет, Натали, продолжай». — Максим подталкивает меня к крану. Я смотрю на его член. Он еще висит, но уже достаточно набух. Пока я оглядываю орудие Димы и Дениса, Максим настраивает кран. И опять, опять это чувство полета. Опять я одна, опять набухают от боли соски. Я закрываю глаза и, уже никого не стесняясь, начинаю повизгивать и постанывать, Вода доводит меня до исступления. Вдруг чувствую на груди член, еще один бьет меня по лицу и трется о губы. Я беру его в рот и начинаю глубоко, жадно сосать, покусывая головку. Слышу стон. И опять, опять одна вода. Я больше не могу. Меня бьет дрожь. И я кончаю. Кончаю. Я взлетаю куда-то высоко, а вода бьется, бьется о ворота любви. Я смотрю на свою киску — из нее нагло и вызывающе торчат набухшие губки. Я поворачиваю голову. О, Боже! Клитор опять начинает пульсировать. В ряд стоят три голых мужчины, вернее, нет, не три мужчины. Я их не вижу. Я вижу лишь три члена и три руки, которые дрочат их. На каждом из них по капельке. Головки оголились. Я ласкаю, по очереди облизываю их. Они не ждут чего-то большего.

«Мальчики, я сейчас приду, идите в комнату». Боже, как кружится голова. Еле-еле поднимаю свое молодое тело, на которое вожделенно смотрят три этих взрослых красивых мужика. «Ну идите же». Денис хрипло произносит: «У тебя три минуты». Затем они уходят. Я быстро вытираюсь, но тягучая жидкость все равно стекает по ляжкам. Я натягиваю черные чулки, поясочек-резиночку и черный лифчик, который только поддерживает мои круглые, большие груди. Надеваю туфли на каблуке. Сердце бьется, ноет грудь, бешено пульсирует мой клиторочек. Я выхожу из ванны. В комнате темно, слышны какие-то всхлипывания, частое дыхание и мужское кряхтение. Постепенно глаза привыкают к темноте. Я различаю мужчин. Они сидят, откинувшись на спинку кровати и широко раздвинув ноги, Аня быстро по очереди посасывает их орудия. Она абсолютно голая. И опять во мне что-то переворачивается. Противная девчонка. Она сделает меня лесбиянкой, а я так люблю мужчин. Я тихонько подкрадываюсь сзади и встаю коленями на пол. Ее киска, терпко пахнущая и вся мокрая, почти касается моего лица. Она так увлечена облизыванием и сосанием членов, что ничего не замечает. Я высовываю свой язычок и нежно-нежно провожу им от маленького очаровательного ануса к твердому клиторочку. Солоноватый ее вкус заполняет весь мой рот. Она на минуту затихает и стоит на четвереньках, отклячив свою сладострастную попку. Я лижу ее, делаю вертикальные и горизонтальные движения язычком. Слышу какое-то щенячье повизгивание. Ее бьет дрожь. Она уже обо всем забыла. А я все пью и пью этот терпкий нектар. Я влезаю на кровать и трусь своей, теперь тоже мокрой киской о ее попку. Дима притягивает голову Ани к своему члену и повелительно тыкает им в полуоткрытые губы Ани. Но она уже ничего не понимает. Она вся дрожит и все больше и больше оттопыривает свою попочку. Аннушка ложится на спину, я сажусь своей киской ей на лицо, а сама тыкаюсь в ее мокрую попку. Мы доставляет друг другу наслаждение и тихонько постанываем. Больше в мире никого нет, лишь я и она. Вдруг кто-то резко поднимает меня, я сажусь киской на Анино личико, а в мой рот властно вводится чей-то член. Этот кляп продвигается все дальше и дальше, мне уже нечем дышать, но я заглатываю его больше и больше. Язычок Анны работает быстро и ловко. Вдруг я ощущаю, что сижу на чем-то двигающемся. Я открываю глаза, но не вижу ничего, кроме выбритого лобка и изредка мелькающих яичек перед самым моим лицом. Движения подо мной становятся быстрее и быстрее. Анна уже не лижет, а дышит в мою щель. Слышится какое-то урчание, какие-то вздохи. Анечка, моя милая Анечка начинает постанывать. Мои соски вдруг чувствуют тупую боль; один ласкает их зубами, другой пальцами. Я тоже начинаю тяжело дышать. Все мое тело погружается в какое-то другое пространство. Я уже ничего не чувствую. Я просто лежу на спине, а меня гладят сильные мужские руки. Я поворачиваю голову. Боженька ты мой, на что же это похоже? Моя Аннушка лежит на спине, ноги ее высоко задраны и напоминают крылья, рот приоткрыт, на ней сидит Денис и быстро, энергично врезается своим копьем в это молодое, девичье, узкое, вкусно пахнущее пространство. Анна уже кричит, вся она в напряжении. Но вот Денис увеличивает темп, вот она закатывает глаза, рот искривляется в блаженной, сладострастной улыбке, вены на шее вздулись. Темп невыносим. Лежа рядом, я подпрыгиваю от их толчков. Бедное влагалище моей Аннушки! И вот — крик, крик мужчины, спустившего свой курок в лоно этой маленькой хрупкой брюнетки. Она же лежит без движения. Странно, но у нее реакция как у мужчины. Она уже спит. Денис слезает с нее. Весь его член в этой ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх