Трудный выбор

Страница: 2 из 5

настроении. — Да, ваза для цветов — на кухне. Только смотри, горячей воды в нее не налей.

Через секунду Алла появилась в комнате, на ходу оправляя волосы. Андрей успел разглядеть, что топик заправлен в шорты наскоро. Проследив взглядом за перемещением пришедшего молодого человека на кухню, девушка, наконец, привела одежду в порядок.

 — И это тебе сегодня предстоит делать поминутно, — прошептал Андрей, выразительно глядя на сестру. Пригласила бы их по одному — в крайнем случае, разделась бы один раз за вечер. А теперь тебя постараются раздеть при каждом удобном моменте. И неудобном тоже.

Алла хотела что-то возразить, но не успела. Из кухни вышел, улыбающийся во весь рот Вовка. Вазу он держал на вытянутых руках, словно собираясь подарить ее еще раз. Ввалившись в комнату, немедленно сложил губы трубочкой и попытался дотянуться ими до Алкиной щеки.

Андрей улыбнулся и деликатно кашлянул.

Юношу словно ударило током. Он замер в той позе, в которой услышал посторонний звук, как будто ему сказали, что за спиной хищное привидение. Хорошо еще вазу не уронил. Со стороны это выглядело так комично, что Алла покраснела, отвернулась и зажала рот ладонями — только бы не расхохотаться. Правда, быстро овладела собой.

 — Володя, познакомься. Это мой брат, Андрей. Андрюша, это — Володя.

Андрей встал и как можно более дружелюбно протянул руку.

 — Рад видеть, Алла много рассказывала.

 — Да? — Молодой человек вымученно улыбнулся. — Мне тоже очень приятно. Только очень неожиданно, я даже не знал, что ты... Вы здесь...

 — На ты, на ты... Даже не думай. Мне казалось, сестра говорила, что я могу зайти.

 — Она говорила, — юноша поискал глазами Аллу, но та «под шумок» скрылась. — Просто в доме так тихо, я думал, нет никого.

 — Ты расслабься, располагайся. — Андрей дотянулся до магнитолы, настроенной на какую-то случайную радиостанцию и отрегулировал звук по минимуму, только ради фона.

Володя беспомощно кивнул и примостился на самом краешке стула, как будто готовясь в любой момент с него вскочить. Андрей ободряюще кивнул и пошел на кухню, где раздавался звон ножей и вилок. Алку он застал в весьма странном состоянии. Девушка согнулась над ящиком со столовыми приборами и заходилась от беззвучного смеха.

 — И что тебе, собственно, смешно?

Алла в ответ замахала рукой с зажатой в ней вилкой.

 — Извини, пожалуйста, остановиться не могу. — Девушка глубоко вздохнула и вытерла слезы. — Он там сейчас сидит и думает — получит он нагоняй за то, что в коридоре ко мне приставал или ты ничего не заметил.

 — Я так страшно выгляжу?

 — Ну-у! Не страшно, но солидно. А главное ты — старший брат, и тебя положено бояться. Они же не знают, что тебя рассердить даже мне редко удается.

 — Во всяком случае, — Андрей пожал плечами, — пока он мне не кажется каким-то уж необычным. Парень, как парень.

 — Только с такими комплексами, что «мама, не горюй». Самый скучный, самый некрасивый, самый глупый... Это в зависимости от того, куда собираемся.

 — Пока этого не заметно. Под юбку он тебе довольно оперативно полез.

 — Со мной-то он смелый. Я его еще ни разу не отшивала. При этом — посмотрел бы ты на него в обществе — забьется в угол и сидит там весь вечер. А во второй раз вовсе не пойдет. Еще и кучу причин придумает, чтобы мне не ходить. Я, конечно, не сильно на это обращаю внимание — собираюсь и иду. Он злится, обижается. Потом либо под конец вечера все-таки является, или дня два со мной не разговаривает. Нет, — Алла задумалась, — на два дня его никогда не хватало. Подходит и делает вид, что ничего не произошло. И опять белый и пушистый на некоторое время.

 — Если все так, как ты говоришь, то непонятно, что тебя рядом с ним держит.

 — Ну, знаешь, рядом — это громко сказано. Не живу же я с ним. В промежутках между «закидонами» он не так уж плох. Он эрудированный, образованный, с ним поговорить интересно. Другое дело, дай ему волю, он только и будет, что водит меня по музеям и выставкам, да грузить разными умными мыслями. Я, конечно, люблю искусство, но иногда хочется расслабиться иначе.

 — А у второго, что не так? Павел, кажется. Ты уж предупреди...

 — Почему сразу «не так». Пашка тоже приятный человек. Но у него иногда агрессивность проявляется совершенно немотивированно, что мне не нравится больше всего. Точнее так, он часто не понимает, что пора остановиться. Остроумием бог не обидел, но у него дружеское подтрунивание может легко перейти в издевательство. Опять же, со здоровьем все в порядке, поэтому если уж он решит вечерком расслабиться, то потом его нужно выковыривать из-под стола. А это совсем не просто.

 — Почему?

 — Придет — увидишь...

Словно в воду глядела. Ребята даже вздрогнули, таким резким показался звонок. Алла в сердцах даже вилку бросила.

 — Будет время, замени мне его. Я заикой когда-нибудь сделаюсь. Особенно если никого не жду. А то ходят тут всякие, то картошку, то сахар предлагают, а я до потолка подпрыгиваю.

Алла умчалась открывать. Почти сразу же послышался густой бас. Краем глаза Андрей видел, что теперь его сестра благоразумно встала в проеме между коридором и комнатой, а значит, дотянуться до нее у Павла не было ни малейшей возможности. Время шло, но молодой человек почему-то в комнату не спешил. Из кухни Андрей не слышал, что он так долго втолковывает Алле, но по отдельным репликам можно было догадаться — извиняется за позавчерашний вечер. Пауза затягивалась. Девушка это поняла, протянула руку и буквально впихнула приятеля в комнату. Андрей, внимательно следивший за развитием событий, чуть не поперхнулся недоеденным бутербродом. Хотя сам он и считал себя человеком достаточно крупным, высоким и широкоплечим, Павел не шел с ним ни в какое сравнение, будучи почти на голову выше и раза в полтора шире. В дверь он проходил боком, основательно прижав Аллу к косяку, хотя она и сделала все, чтобы увернуться.

 — Слушай, — Алла появилась на кухне вновь, и что-то хотела сказать, но брат ее опередил, — ответь мне на два вопроса, только на два. Как должен чувствовать себя твой закомплексованный Вовка в компании этого... хм, атлета? И еще — сколько же он позавчера водки выжрал, если с концами свалился. С такой-то живой массой.

 — Про второе я тебе вряд ли расскажу — не следила. Да и трудно за ним уследить. Сидели, разговаривали, потом смотрю — глазки «в кучку», на стол заваливается. Сначала сказал — устал на работе. Совершенно трезвым голосом сказал. А потом тебе рассказывала, что было. А что касается Вовки, то пусть сам с собой борется. Я ему что ли твердое женское плечо должна подставлять.

 — Крута ты, сил нет — Андрей, наконец, справился с бутербродом. — С таким подходом к жизни, непонятно — кто тебе нужен. Какой, в смысле.

 — Как ты! — Алла смотрела на Андрея в упор и под его взглядом глаз не отвела. — Ты мне, конечно, можешь компетентно объяснить, как я неправа, выбрав идеалом брата. Но лучше не надо. Должен же быть хоть такой идеал...

Алла устало улыбнулась и загремела дверцей духовки, извлекая горячее творение своих рук.

 — Главное, сексом с этой парочкой твои взгляды заниматься не мешают. Иначе было бы совсем обидно. Кстати, ты с обоими занималась любовью?

 — С обоими... — голос Аллы поскучнел. — В том-то и дело, что я с ними, а не они со мной. Когда мы с Вовкой первый раз в постели оказались, можно было подумать, что я его насилую. Двадцать лет парню,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх