Идеальная жена

Страница: 15 из 23

Да это сплошь и рядом происходит в семьях, и ничего, живут дальше. Но сразу вылезала подленькая мыслишка... большая часть измен мужьям неизвестна, или они всего лишь догадываются об этом. А здесь не только наверняка знаешь, но еще и все произошло с его же собственной подачи! Но, с другой стороны, чего скрывать — все это его дико возбуждало, и получал он такое удовольствие, какого не помнил никогда. И сейчас, даже несмотря на ревнивые мысли, Георгий с трудом удерживался от того, чтобы не начать мастурбировать, воображая себе, чем там Ольга с Евгением занимаются. Сжав перенапрягшийся член рукой, он твердо решил не кончать в одиночку, а дождаться жены, и пытался не представлять, как Евгений целует его жену, лапает за все интимные местечки, как заставляет взять в рот, как берет ее в одной позе, в другой, в третьей... Как спускает и забрызгивает все Олино лицо своей спермой... В конце концов, плюнув на воздержание, Георгий ожесточенно задрочил. Ну если сильно хочется, то можно.

Но спустить ему не дал звук открываемой двери. Георгий резко перевернулся на живот, скрывая свой стояк, и притворился спящим. Через секунду дошло... что за глупость — сон в семь вечера! Ладно, не спим мы, не спим. Вас ждем. И волнуемся, между прочим.

 — Привет, — жена стояла у дверей, глядя на него. Лицо у нее было... Да что тут говорить — лицо у нее было довольное и счастливое сверх всякой меры. Она непрерывно улыбалась, даже не пытаясь сдерживаться, глазки сияли, щечки горели, ну и так далее. Вскочив, Георгий без слов заключил ее в объятия. Расцеловывая ее в розовые щечки, повлек в постель. Быстро сломив слабое сопротивление, стащил платье, повалил на спину, раздвинул руками бедра и припал ртом к источнику наслаждений.

Все было, как в прошлый раз, утром. Раздолбанная дырка, размякшие губки, раздроченная вульва. И язык снова летал внутри, «как по сараю воробей». Но теперь Ольга расслабилась практически сразу, и лежала, отдаваясь оральным ласкам мужа и принимая их, как должное после своего свидания с Евгением. Это входило у них в семейную привычку — делать куннилингус жене после ее общения с любовником. Мужу нравилось вылизывать ее раздолбанное гнездышко, видя перед носом результаты работы хрена любовника, жене нравилось, наверное, чередование члена любовника и языка мужа. Все довольны, всем хорошо. Все остальное неважно.

Супруга потекла, потом кончила. Спуская в рот мужу, не давая отклониться от хлещущей струи, снова держала его за затылок, заставляя пить себя, такую сладкую и сочную. Поелозив напоследок всем его лицом — носом, губами, ртом — по своей мокрой вульве, она наконец-то отпустила волосы мужа, и позволила ему лечь рядом.

 — Оленька, милая, я тебя очень люблю, — прошептал он ей на ухо.

 — Я знаю, любимый. Я тебя тоже.

Теперь она поползла с поцелуями сверху вниз. Лицо, грудь, живот (с пупком), лобок, внутренняя поверхность бедер, перекинулась на мошонку. И наконец, ее губы прикоснулись к нему, третьему участнику их постельного действа. Покрывая поцелуями его от конца до корня, обрабатывая язычком, складывая алые губки бантиком и надавливая багровой головкой члена на них так, что они с натугой расходились, пропуская ее в рот, Оля помаленьку разворачивалась на постели, пока не оказалась в позиции «шестьдесят девять». В конце концов, ухватив жену за задницу, Георгий взгромоздил ее на себя и впился своим ртом в размякшую плоть любимой супруги. Было очень приятно ощущать тяжесть ее тела, чувствовать свой фаллос в ее рту, как она его сосет и перекатывает от одной щеки к другой, а рукой перебирает его яйца. И не менее приятно было тискать, мять и раздвигать руками ее ягодицы, и путешествовать языком и губами от клитора, через развратную широкую щель, через промежность, к коричневой маленькой дырочке. Все еще маленькой. Значит, Евгений там не побывал? Ладно, разберемся. А пока — очередной засосик в район промежности. Все-таки как близко расположены эти дырки друг от друга!"Опа, опа, срослась пизда и жопа!».

И так они одаривали друг друга оральным удовольствием до тех пор, пока природа не скомандовала им... «Старт!». Точнее... «Финиш!». А еще точнее... «Спуск!». Первым приплыл Георгий, чувствуя, что его член погружается в тесное горло жены. Так что его спуск происходил прямиком в пищевод, минуя рот. Приходилось мычать прямо в вагину жене. Показалось или нет, но что-то типа эха он услышал. Еще продолжая отсасывать последние капли, супруга тоже замычала, вынула член изо рта, и комната огласилась ее охами-вздохами-стонами. Постепенно судорожные подергивания стали затихать, и наконец она обессилено вытянулась на муже.

Так и лежали, уткнувшись носами между ног друг другу, валетом, приходя в себя.

 — Ну что, киска моя, рассказывай, как позагорала? — обратился Георгий к размякшей письке, и поцеловал ее в клитор.

 — Это ты с кем разговариваешь — со мной или с ней? — жена задвигала бедрами.

 — С вами обеими. Чувствую, вы обе вели себя сегодня как плохие девочки. Кстати, — 

Георгий раздвинул Олины ягодицы и поцеловал пятнышко ануса, — а как вела себя твоя попка? Что-то я не вижу, чтобы она была у тебя растянута. Вы что, не пробовали сюда вставлять?

 — Попробовали разок, но не очень удачно. — Супруга, протянув назад руку, потрогала пальчиком свою дырочку. — Вроде он и языком меня обработал, и крема пол тюбика извел, и я расслабилась нормально, но как только он начал вводить свой херище, я буквально взвыла от боли. Сначала еще пыталась удержаться от крика, в рот полотенце засовывала. Но он давил и давил, и я не выдержала, закричала уже в голос, умоляя прекратить. Ну, он и прекратил, хотя, как потом сказал, ввел уже до половины. Когда вытащил свой членище обратно, у меня там все огнем горело. Может, надо было в другой позе пробовать, например, лежа, а то я в обычной, раком, стояла. Но, что интересно, через минуту все прошло, и дырка уже закрылась, я пальцем проверяла, да и Евгений смотрел. И, еще интереснее, захотелось еще раз попробовать. Но он меня уже трахал в обычную дырку, во влагалище, и я решила — потом повторим. Ну а потом закрутилась, и как-то все в другую дырочку его пускала. Туда он заходил без проблем, причем неоднократно. Кстати, милый супруг, твой хуй снова встает. Все-таки как ему нравятся рассказы, где твою жену ебет другой!

 — И ему нравятся, и мне, да и тебе тоже, — углубившись носом в глубокую сырую расщелину, гнусавил Георгий. — Здорово тебе здесь распахали. Сколько раз он сюда кончил?

 — Раза четыре. Ну да, два раза до попытки в попку, и два после.

 — Расскажи поподробнее, с самого начала.

 — Если с самого начала, так он еще в маршрутке приставать начал. Я чуть со

стыда не умерла. Мы ехали на передних сиденьях, и он прямо при шофере запустил мне руку под подол, и как я ни пыталась сжать ноги, все равно умудрился пробраться пальцами между бедер, и пол дороги дрочил мне клитор. Платье задралось почти до пояса, шофер больше на ляжки мои таращился, чем на дорогу, а Евгений сидит себе с невозмутимым видом, как будто так оно и должно быть. Как я не кончила, не понимаю. Но лужа с меня, наверно, натекла порядочная, уж не знаю, что потом с ней шофер делал. Ну а мы, как вышли из маршрутки, возле первого же куста тормознулись. Евгений просто встал передо мной на колени, накинул подол платья на голову, и языком за какие-то две-три минуты довел меня до оргазма. К пляжу я так и пошла, с сырыми ляжками, даже не подтираясь.

Все. Обстановка на подводной лодке требовала срочного погружения. Георгий развернул жену на сто восемьдесят градусов, аккуратно уложил на себя, раздвинул ей бедра и погрузил в ее торпедный аппарат свою торпеду. Вот теперь он был готов к схватке.

 — Дальше!

 — Дальше он вообще фортель ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)
наверх