Идеальная жена

Страница: 3 из 23

я тоже спущу. Хорошего понемножку» — и он, аккуратно отойдя от двери, двинулся обратно.

Раскинувшись на простынях, он вслушивался в звуки, доносящиеся из ванны, и предвкушал, теребя рукой свои набухшие причиндалы. Громкость стонов-всхлипов Ольги между тем все нарастала, и, дойдя до наивысшей точки, вдруг оборвалась. «Ну все, наигралась, сейчас нарисуется». Супруга между тем еще немного поплескалась, и наконец появилась во всей красе, размякшая и довольная, улыбаясь во весь рот.

 — У ти какая! — у Георгия аж дыхание перехватило, — Ну, давай колись, сколько раз мне изменила?

На супруге было только небольшое полотенце, обернутое вокруг бедер. Долой оковы, сдерживающие страсть! Георгий, сев на кровать, привлек супругу к себе, сорвал полотенце и жадно припал к набухшим половым губкам. Вылизывая и высасывая каждую складочку, он чувствовал, что жена чуть приседала, разводя колени и слегка подаваясь тазом вперед, чтобы ему было удобнее.

 — Слушай, это было что-то! Четыре раза! И с каждым разом все сильнее! А последний я вообще отключилась! — говорила Ольга восхищенно-удовлетворенным голосом, поглаживая его по голове, а он все втискивался, все вжимался в нее языком, губами, и даже чуть-чуть, очень аккуратно, покусывал клитор. Наконец, терпеть мочи не осталось, и он, завалив супругу на постель, начал подниматься с поцелуями все выше и выше, от лобка к пупку, от пупка к груди, где, разумеется, задержался, работая над сосками. Оля сама дотянулась до его фаллоса, и, раскинув ноги, направила куда надо. Вошел как по маслу. Еще бы, дама только что вся искончалась в ванной, да и языком он сейчас поработал нормально. Делая, как говорится, медленные возвратно-поступательные движения, Георгий навис над супругой, ощущая, как она начала ритмично сжимать и расслаблять вагинальные мышцы, подстраиваясь под его ритм. Глаза ее, как обычно, были слегка прикрыты, так что не поймешь, смотрит она на него, или нет. А губы, наоборот, держала слегка приоткрытыми, влажными, и между ними наружу уже начинал пробиваться стон — пока еще слабенький, еле слышный.

Она была идеальной партнершей в постели. Чувствовала партнера прекрасно, и могла поддерживать его эрекцию столько, сколько надо — своими ли руками, ртом ли, или сильными влагалищными мышцами. Вот и сейчас, вроде бы отдавая инициативу супругу, Оля, хотя и была внизу, но зато, так сказать, полностью владела его членом, а значит, и мужчиной. Ну какой мужчина, даже под страхом смерти, выйдет из такой прекрасной женщины в эти минуты! Да никогда! Ну Георгий и не выходил. Точнее, выходил, но не до конца, и снова входил, и снова выходил, и снова входил... Прямо вечный двигатель какой-то. Жаль, что силы не бесконечны.

Ритмично двигаясь вверх-вниз, Георгий давно уже сдерживался, как мог. Взгляд его блуждал по телу супруги, все чаще задерживаясь у нее между ног, где разворачивалось самое прекрасное действие на Земле — любовный акт между ее прекрасной распустившейся розой и его напряженным нефритовым стержнем. Это говоря по-восточному. А по-западному — его член все энергичнее заныривал в ее вагину, все размашистее становились его движения, все шире расходились ее ноги. Георгий чувствовал, как Ольга все крепче и крепче сжимала его член своими мышцами, и понимал, что долго не протянет. «Да что же она творит, я же сейчас кончу!» — думал он.

 — Не жди меня, кончай, я после ванны еще никакая, — как будто услышав его мысли, прошептала супруга. Эти слова оказались спусковым крючком. Георгий мгновенно увеличил темп, и, больше ни капли не сдерживаясь, начал самозабвенно долбить Ольгино многострадальное влагалище. Пожирая глазами ее выгибающееся под ним тело, он чувствовал, как потоки спермы уже начали свое движение, пока где-то внутри, сопровождаемые сладкой болью в яйцах, потом все ближе, ближе... Внезапно Оля начала коротко вскрикивать тонким голосом, ее бедра пришли в движение, голова заметалась по постели, запрокинутые руки вцепились в простыню — и Георгий, добитый всем этим, бурно и с громким криком кончил. Двигаясь какое-то время по инерции внутри нее, он чувствовал, что жена остается напряженной. Наконец, остановившись, он приподнялся на локтях и заглянул ей в глаза.

 — Ну что, котенок, ты все еще никакая? — спросил, целуя ее.

 — Ах ты зараза, — улыбаясь, произнесла жена. — Ты меня все-таки завел, а кончить не

дал успеть.

 — Ничего, это мы сейчас исправим, — и он двинулся с поцелуями в обратный путь, теперь постепенно сползая по ее телу сверху вниз.

Добравшись наконец до основания по-прежнему раскинутых ног, он начал целовать ее набухшие губки. И ее лобок, и ее половые губы всегда приводили его в восторг своими выпуклыми формами. «Смотри, моя писечка опять обиделась, вон как губки надула!», — любила говорить Ольга, бесстыдно демонстрируя ему свое богатство к месту и не к месту. А он и рад был просить прощения у «писечки», и тут же присасывался к ней поцелуем, вовремя и не вовремя. Вот и сейчас, перемежая поцелуи и щекотание языком, он как бы просил прощения за то, что она не успела вместе с ним испытать наслаждение. Слегка посасывая клитор, он беспокоил его легкими прикосновениями языка, стараясь прикасаться к нему со всех сторон. Ольгино дыхание уже сменилось на более шумное, одной рукой она гладила по голове мужа, время от времени надавливая немного на затылок, стараясь притиснуть его язык и губы сильнее к своим прелестям, другой рукой теребила сосок груди. У Георгия от неудобно задранной головы начала затекать шея, но он мужественно терпел, быстро-быстро работая языком в окончательно размякшем влагалище, чувствуя вкус коктейля, образованного Ольгиными соками и своей спермой. Впрочем, долго мучаться ему не пришлось. Заахав тоненьким голоском, супруга начала кончать, уже двумя руками прижимая к своей промежности его голову. Судорожные подергивания постепенно становились все реже, и наконец, дернувшись последний раз, она замерла, полностью «расслаблятая».

Уложившись рядом с женой, Георгий прижался к ее теплому бочку, разместив свою правую руку ей между ног, и начал тихо поглаживать покрасневшие половые губки, приговаривая... «Тише, моя киска, тише, успокойся, расслабься, моя мягкая!», время от времени заныривая сразу двумя пальцами внутрь, и не забывая задевать клитор. Ольга, только что лежавшая совершенно неподвижно, тут же начала проявлять признаки жизни.

 — Издеваешься, да? Как это я от такого могу успокоиться?

 — А ты постарайся расслабиться, и не обращай внимания на то, что я с тобой делаю, — 

Георгий, поцеловав жену, продолжал свой коварный якобы расслабляющий массаж. Она, почувствовав, как его вставший член уперся ей в бедро, взяла его в ладонь и попыталась дрочить, но ей было неудобно, и, оставив эти попытки, просто сжимала его пальцами. А рука мужа уже полностью переместились в область клитора, постепенно, помаленьку увеличивая темп и нажим. Ловя подушечками пальцев постоянно ускользающую пуговку клитора, Георгий делал ими круговые движения, стараясь зацепить эту горошинку со всех сторон. Иногда пальцы ныряли ниже, там, где было помокрее, и с новой порцией смазки тут же возвращались назад. Да уж, не хватало еще натереть клитор. Надо поаккуратнее.

Вообще, самое прекрасное зрелище на свете, это когда смотришь на женщину, озабоченную только своим оргазмом. И когда этому занятию ничего не мешает, в том числе и твои собственные телодвижения. Да и сложно все-таки, наверно, полностью ей расслабиться с членом внутри — ее наверняка заботит и то, чтобы партнеру было тоже хорошо. А при куннилингусе лица ее не видно, ракурс не тот. Сейчас же, приобняв супругу за шею левой рукой, и вовсю, но аккуратно и нежно двигая в ее промежности правой, Георгий видел ее лицо во всей красе... полуприкрытые глаза, полураскрытые пухлые губы, румянец на щеках, трепещущие ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)
наверх