Идеальная жена

Страница: 5 из 23

 — Да всем угодили, просто раз так жарко, ну и вообще... — все, мысля у него остановилась. Ольга, с понимающей усмешечкой в глазах, с по-прежнему задранным подолом подошла к нему вплотную.

 — Ну раз так, драгоценный муженек, снимай их сам! Но имей в виду, платье у меня

просвечивает, и от ветра, бывает, вверх взлетает. Так что будь готов, что на твою жену будут пялиться все, кому не лень!

 — Да на тебя и так все мужики пялятся, — произнес Георгий вдруг охрипшим голосом. Опустившись на колени, он взял руками резинку трусов и медленно потянул ее вниз. Прямо перед его носом возникли две пухлых дольки, с гладкой, бархатистой кожей. В мозгу автоматически включился автопилот, и его губы соединились с ее губами. Все, стыковка произведена. Не отрывая рта от ее промежности, он дал жене выступить из трусиков, причем губки ее от этого пришли в движение.

 — Ну все, обратно их получишь перед отъездом! — оторвавшись от тела, произнес он, и помахал трусиками.

 — Интересно, а если я потеку, мне что же, совсем не садиться? Я же все платье намочу, если сяду!

 — А ты тампаксом затыкайся, а когда садишься, садись не на платье, а прямо на кресло! — засмеялся Георгий.

 — Я и так постоянно хочу, а теперь вообще на мужиков начну бросаться! Смотри, держи меня покрепче, иначе к концу отпуска в дверь не пролезешь из-за рогов! — жена, изящно изогнувшись, вообще сняла платье через голову, и, повернувшись к нему спиной, наклонилась и сильно прогнулась, опираясь руками о кровать. Обернув к нему лицо с уже полузакрытыми глазами, произнесла...

 — Хочу, чтобы ты меня раком трахнул!

Вообще она не так уж часто первая проявляла инициативу. Что-то, видимо, действительно сильно подействовало на нее. Мгновенно избавившись от одежды, Георгий, видя, что она уже совсем мокрая, безо всяких обычных предварительных «лизингов» почти с размаху вставил ей.

 — О-о-о-ох! — супруга все-таки не сдержалась, но уже через несколько секунд, когда член в несколько толчков полностью погрузился в нее, начала расслабляться, и через некоторое время уже вовсю оттопыривала задницу, стараясь задрать ее повыше, навстречу движениям мужа. Обхватив ее за талию, Георгий методично задвигал член раз за разом на полную глубину.

 — Знаешь, а я сама хотела тебе предложить сходить на нудистский пляж, но боялась, что ты ругаться начнешь! — дергаясь в такт его движениям, сказала жена.

 — Давай встань на четвереньки! — Георгий, не вынимая конец, начал подталкивать супругу на постель. Переместившись на коленях на середину кровати, причем не прекращая акта, с новыми охами и ахами продолжили скачку. Ольга опустилась на локти, отчего ее попка вообще задралась выше головы, и вовсю стонала.

 — И знаешь, — в перерывах между стонами продолжала она говорить, — мне самой хочется, чтобы на меня на голую мужики на пляже пялились, и чтобы у них на меня вставал, и чтобы они, глядя на меня, драчили...

От этих слов у Георгия снесло башню. Вцепившись в тугие ягодицы жены, он с размаху загонял ей во влагалище свой одеревеневший кол, и взгляд его был намертво прикован к их сочленению. Член между тем уже ощущал напряжение мышц вагины, Ольга стонала практически непрерывно, и вот... И-и-и-э-э-х! Догоняй, родна-и-и-я-а-а-а!!! Чувствуя, как сперма толчками вбрасывается во влагалище Ольги, Георгий, как сквозь туман, услышал вдруг какой-то посторонний шум со стороны балкона. Продолжая засаживать на полную длину свой изливающийся брандспойт, ощутил полный и сильный обхват всего члена мышцами супруги, и через некоторое время — влажное скольжение. Тоже, значит, успела кончить.

По инерции двигая тазом, Георгий приподнял голову и успел заметить какое-то

движение у окна. Так, очень хорошо, уже подсматривают. Да ладно, не жалко, пусть наслаждаются. Все реже и реже задвигая супруге, он непрерывно гладил ее по восхитительным полушариям ягодиц, время от времени разводя их в стороны, чтобы лучше было видно нежное пятнышко ануса. Надо будет ей сегодня туда вставить, если силы еще останутся, подумал он, и вновь посмотрел в сторону балкона. Там уже никого не было. Может, показалось?

Через полчаса, узнав у местных как добраться до нудистского пляжа, они уже мчались в маршрутке по прибрежному шоссе. Ольга, сидя на сиденье напротив парочки кавказцев, старалась незаметно натянуть платье пониже, но куда там! Даже когда жена стояла, оно сантиметров двадцать до коленей не доставало, а уж сидя вообще задиралось по самое... ну, в общем, вам по пояс будет. Ну, по пояс или нет, но ноги ей приходилось очень тщательно сжимать, иначе... Трусики она, как Георгий заметил, хоть и взяла, но сейчас-то они лежали в пляжной сумке! А сумка стояла на коленях Георгия, скрывая бугор на штанах. Да к тому же светлых. Как он будет выходить, черт его знает. В маршрутке у него встал сразу, как только он заметил, что все особи мужского пола уставились на голые ноги супруги. Она делала вид, что не замечает откровенных взглядов, но что-то не очень получалось, и краска стыда не сходила с ее щек. А двое кавказцев настолько откровенно буравили ее между ног своими взглядами, что, казалось, там уже начинало дымиться. Да еще и перекидывались репликами на своем языке, ухмыляясь. Георгий подозревал, что когда супруга еще только усаживалась и не успела еще свести ноги и одернуть платье, она могла сверкнуть пару раз своими побритыми губками на всеобщее обозрение. В общем, ситуация была та еще. Так что когда такси подкатило к их остановке, Георгий с облегчением полез наружу первым, прикрываясь сумкой. Обернувшись к двери и подавая руку жене, он услышал что-то типа... «Вах!», и тут только до него дошло, что Ольга, выходя, должна была сильно наклониться. Да уж, вид для мужиков в маршрутке открывался интересный.

Супруга выскочила из «Газели» красная, как рак, и тут же начала оправлять задравшееся платье. Когда «Газель» отъезжала, все (!) до единого пассажира смотрели в их сторону.

 — В следующий раз тебя арестуют за нарушение общественного порядка и создание опасной ситуации на дороге, — Георгий с улыбкой обнял жену. — По-моему, тебя в маршрутке сейчас все мужики перетрахали в своих мыслях.

 — Господи, стыд-то какой! У меня же есть платье подлиннее и потемнее, чем это, чего я его не надела!

«Знаем, чего ты его не надела», — подумал Георгий, — «В нем прелести твои сложнее разглядеть, потому и не надела». — Да ладно тебе, все в порядке, — произнес он вслух, целуя жену, — зато людям удовольствие доставила.

Дорога быстро вывела к морю. И пляж открылся вдруг, сразу. Довольно длинный, но узкий, зажатый между прибоем и кустарником. И на нем — тела. Не так много, как на обычном пляже, но зато все — обнаженные. Одиночных было не очень много, все больше парочек, а также несколько компаний. Некоторые располагались подальше от моря, среди кустиков. И — Георгий не поверил своим глазам! — в двух местах занимались любовью! При всем честном народе! У самой воды девушка под парнем задирала ноги чуть ли не за уши себе, а он вовсю наяривал ей, и набегающая волна, того и гляди, грозила смыть их в море. А ближе к кустам еще одна весьма молодая особа, стоя на четвереньках и выставив на всеобщее обозрение аппетитную задницу, делала минет своему лежащему напарнику. Вот так пляж! Георгий сразу вспомнил вопрос молодого человека, который рассказывал им, как сюда добраться. «А какой вам пляж нужен — семейный или молодежный?» — и его ухмылку, которой они тогда не поняли, когда ответили... «Конечно, молодежный!». Теперь кое-что прояснилось.

Ольга резко затормозила и растерянно взглянула на мужа.

 — Все, поздно поворачивать! — произнес он, подталкивая ее вперед.

Идя вдоль линии ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)
наверх