В гостях у одноклассницы

Страница: 4 из 7

— Сейчас, подожди...» Она забросила за спину левую руку и двумя пальцами осторожно развела себе ягодицы в стороны. «Вот... Теперь видно, куда засовывать?» О, да! Теперь узенькое отверстие ее заднего прохода лежало перед Игорем, как на ладони! И даже кое что еще, о чем мальчику и думать-то было неприлично... Смазанный вазелином пластмассовый наконечник легко протиснулся в попу девочки. Сначала Игорь ввел в кишку только его. Потом, вспомнив о просьбе Оли, решил, что этого будет недостаточно, надавил посильнее и принялся пропихивать вглубь уже и саму резиновую трубку, и продолжал делать это до тех пор, пока во что-то не уперся. «Дальше не лезет!» — виновато сообщил он девочке. Только теперь Оля, которая какое-то время не реагировала на это явное насилие, почувствовала, что у нее внутри происходит что-то неладное. «Ой, ты же меня так насквозь проткнешь! — вскрикнула вдруг она, внезапно ощутив нарастающую тупую боль в кишках, — Решил весь шланг в меня запихнуть?» «Ну, извини! Я как лучше хотел! — Игорь виновато пожал плечами, — Ладно, успокойся... Что теперь?» Теперь Оле предстояло самое неприятное. Девочка несколько раз глубоко вздохнула животом, готовясь принять в себя воду. «А теперь открой зажим и подними грелку повыше! Чтобы текло быстрее...» — сказала она, внутренне напрягаясь. Не успел Игорь снять зажим с вставленного в попу девочки шланга, как по телу Оли пробежала легкая судорога, а сама ее попка тут же покрылась гусиной кожей. Лицо девочки исказила недовольная гримаска. «Ой, мамочка! Ой-ей-ей-ей!!!» — застонала она, хватаясь за живот и поворачиваясь к Игорю. «Ты чего?» — испугался тот. «Игоречек, миленький! Зачем же ты ледяную воду туда налил?!» «Ты же сама холодную просила!» — возразил Игорь. «Холодную, в смысле — не кипяток!!! Но ведь не ледяную же!!! — на глазах девочки, казалось, вот-вот выступят слезы, — Знаешь, как больно?!» Игорь не знал. Ему самому клизму не никогда ставили (о чем он, признаться, совершенно не жалел), так что об ощущениях девочки в этот момент мог только догадываться. Правда, подобного рода процедуру родители как-то раз проделали с его старшей сестрой, засунув ей в попу большую резиновую грушу и выдавив внутрь все ее содержимое, чем сестра была очень недовольна. При этом она была также недовольна и жутко стеснялась того, что маленький Игорек, особенно не таясь, нахально подсматривал за всем происходящим с ней через приоткрытую дверь комнаты. Сестра давно уже выросла, и даже поступила в институт, но Игорю до сих пор бывает смешно, когда она, бывало, принимается учить его уму-разуму. В таких случаях он почему-то всегда не к месту вспоминает ее, лежащую со спущенными трусами лицом к стене на застеленной клеенкой кровати, огромную резиновую грушу с противно пахнущей хозяйственным мылом водой в прокуренных пальцах отца и, наконец ее, сестры, протяжные жалобные стоны и оханье, доносящиеся из-за двери... Должно быть, это было и вправду неприятно!"Может быть, воду сменить?» — нерешительно предложил Игорь. Оля ответила не сразу — хотя она и испытывала сильнейший дискомфорт, но начинать всю процедуру заново ей все же не хотелось... Прогнувшись чуть сильнее и выпятив живот, чтобы дать воде свободнее вливаться внутрь, она принялась одновременно поглаживать его рукой, пытаясь таким образом хоть немного унять резь в кишечнике. Так ее учила мама... Вообще-то, приступы боли случалось с ней во время клизм и раньше, просто сегодня она была особенно сильной... «Ладно, не нужно! — решила она, когда первый спазм, наконец, отступил, — Кажется, полегче стало... Попробую дотерпеть!» Тяжело вздохнув, Оля слегка разогнулась и уткнувшись лицом в лежащую на кровати подушку, стала ждать окончания мучительной процедуры. Из живота девочки периодически раздавалось приглушенное урчание — заполнявшая его холодная вода то и дело вызывала новые болезненные спазмы. Кроме того, «доктор» Игорь по незнанию не догадался заранее выпустить из трубки воздух, и теперь его вместе с водой загнало в кишечник Оли, что причиняло юной пациентке дополнительные неудобства. Сам же Игорь, чувствуя себя уже не доктором, а скорее, палачом, молча стоял рядом, уставившись туда, где длинный резиновый шланг клизмы скрывался в щели между пухленькими ягодицами очаровательной одноклассницы и не переставал удивляясь ее терпеливости. Ему было очень неловко перед Олей за все свои оплошности. «Ну, как ты там?» — сочувственно поинтересовался он у девочки. Та молча пожала плечами — и так, мол, ясно, что ничего хорошего она сейчас не испытывает. «Ну, вот, что ты сейчас чувствуешь?» — продолжал допытываться Игорь. Оля удивленно вскинула брови. «Тебе ни разу клизму не ставили, что ли?» — спросила она. «Ни разу! — подтвердил Игорь, — Как-то незачем было!» «Везет же некоторым... Вот сам бы попробовал, тогда и вопросов бы не задавал!» — шутливо посоветовала ему девочка, изо всех сил пытаясь не обращать внимания на все возрастающее давление в кишках. «Нет уж, спасибо! — улыбнулся во весь рот Игорь, — Всю жизнь без этого обходился, и дальше обойдусь! Лучше ты мне расскажи, а я послушаю!» Вздох девочки больше напоминал протяжный стон... «Ну, как это тебе объяснить? Это же почувствовать хоть разок надо! Сначала просто становится холодно в животе. Потом начинает изнутри распирать, все больше и больше... Ну, и больно тоже бывает. Короче, неприятно все это до ужаса. По-моему, даже хуже, чем в противогазе бегать!» «А что, приходилось?!» — удивленно посмотрел на девочку Игорь. «Еще бы! А ты забыл, что ли? Я тогда чуть не задохнулась!» — в голосе Оли прозвучала искренняя обида. Игорь стал мучительно вспоминать, где это он мог видеть Абросимову в противогазе. Может быть на «Зарнице» в конце прошлого учебного года... Но разве она там была?"Что, правда забыл? — продолжала недоумевать Оля, — Ну-ка, вспоминай!"Зарница», жарко еще очень было... Слушай, а может, ты болел тогда?» Игорь действительно не принимал участия в этой военной игре. После болезни его освободили тогда от физкультуры, а заодно уж и от «Зарницы». Но игру, хотя и не с самого начала, он все-таки видел, из любопытства забежав ненадолго на школьный стадион, чтобы поболеть за своих. Вот только самой Оли он там что-то не заметил... «Нет, почему же? — сказал он, — Как раз «Зарницу» я смотрел, почти всю! Кстати, какое наши там место заняли?» «Второе, кажется... Сама уже не помню!» «Слушай, а что ж ты там такое делала, что я тебя не видел?» «Совсем не видел? Жаль! Это, наверное, интересно смотрелось... А были мы там, Игоречек, с Лариской Савченко и с Жанкой Покатаевой санитарками! Знаешь, что это такое? — усмехнувшись принялась рассказывать Оля, посматривая на постепенно пустеющую кружку в руках Игоря, — Главное, сами напросились дуры... Думали — ну, руку там кому-нибудь надо будет перебинтовать или ссадину йодом намазать... А нас вместо этого заставили туда-сюда носилки с «пострадавшими» таскать! Да еще в противогазах! Представляешь?» Вот оно что! Игорь на «Зарнице», естественно, больше следил за мальчишками, которые, нарядившись в военную форму, бесстрашно бросали друг в друга взрывпакеты и очертя голову носились по полосе препятствий с настоящими автоматами. Но он сейчас он вспомнил также, что тогда мимо них действительно то и дело пробегали какие-то незнакомые девчонки в противогазах и с красными крестами на нарукавных повязках. Специально он за ними не следил, но и совсем не обращать на них внимания, конечно, не мог. Выглядели они забавно. Формы военного образца ни для кого из девочек у военрука не нашлось, так что бегать им пришлось прямо в школьных платьицах, сверкая голыми коленками, а иногда и кое-чем поинтереснее. Даже несмотря на скрывавшие их лица резиновые маски было видно, что это занятие не доставляло им ни малейшего удовольствия: дыхание девочек-санитарок было натужным и прерывистым, а их худые ноги буквально подгибались под тяжестью ...  Читать дальше →
Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх