В гостях у одноклассницы

Страница: 5 из 7

нагруженных носилок. «Интересно, как же они дышат в этих штуках?» — помнится, подумал тогда про них Игорь... Со стороны все это, повторяю, выглядело в высшей степени забавно, особенно, когда какой-нибудь девочке приходилось низко нагибаться, чтобы поднять с земли носилки с еще одной такой же бедолагой в противогазе. Узнать кого-либо из них было решительно невозможно, поскольку попки «санитарок» отличались друг от друга разве что расцветкой трусиков, а сами девочки и подавно были «на одно лицо». Кто-то из пацанов даже в шутку предложил устроить на эту тему что-то вроде викторины «Кто есть кто?», вот только объявления ее результатов дождались немногие. Потому что, как объяснил военрук, санитарки, оказывается, бегали здесь не просто так, а «отрабатывали действия на зараженной местности». И по правилам игры вообще не должны были снимать противогазов до самого ее окончания! Вообще-то это было форменным издевательством над девочками-семиклассницами, но никому и в голову не приходило протестовать. В конечном итоге, за первые полчаса игры ребятам удалось мельком увидеть потное, раскрасневшееся, как после бани, лицо всего лишь одной из несчастных «санитарок», неожиданно оказавшейся... Наташкой Брязгиной, старостой 7 «б» класса! Известная своей аккуратностью и исполнительностью, она, тем не менее, не смогла выдержать этой бесконечной пытки и после одного из забегов в сердцах сорвала с себя ненавистную маску, за что, естественно, тут же была объявлена «пораженной» и под улюлюканье команды соперников отправлена к зрителям. Остальные школьницы, несмотря на жару, духоту и ехидные реплики мальчишек, стоически не снимали противогазов до самого победного конца, хотя мучились при этом, судя по всему, ужасно. Ведь даже отдыхать в промежутках между стартами им приходилось... сидя в противогазах на поставленной в тени тополей длинной скамейке, где они, понуро свесив гофрированные хоботы и что-то мыча друг другу, приводили себя в порядок, вытряхивая из туфелек набившиеся туда камешки или подтягивая сползшие чулки. Игорь тогда, помнится, еще подумал, что их лица под масками, должно быть, тоже были такие же красные и потные, как у Наташки, но, поскольку видно этого не было, то Наташку ему было жалко, а этих безропотных и безликих девчонок — как-то не очень. В общем, зрелище это было одновременно и грустное, и смешное, и чуточку пугающее... И вот теперь выясняется, что одной из этих лысых уродин с хоботом как раз и была Оля Абросимова! Потрясающе... Игорю и в голову не могло прийти, что такая красивая девочка, как она, могла согласиться напялить на себя эту страшную резиновую маску, да еще и целый час бегать в ней, задыхаясь и обливаясь потом, на глазах у всей школы! Кто-кто, а уж Оля всегда ассоциировалась у него с чем угодно, только не с такими вещами, как война и противогаз... Но все-таки молодец она, конечно, раз такое выдержала!"Ну, теперь вспомнил?» «Кажется, вспомнил! — кивнул Игорь, — Только кто из них была ты?» «Не узнал меня, да? — смущенно хихикнула Оля, на секунду забыв о раздувающемся от воды животе, — Ну, еще бы! Чего улыбаешься? Думаешь, легко нам было по такой жаре носилки в противогазах таскать?!» «Да ничего я такого не думаю! — запротестовал Игорь, — Мне еще тогда вас было жалко... Ты лучше тогда скажи, кто была ваша «пострадавшая»?» «Пострадавшая? Сперва была Жанка Покатаева...» «Да ну!!!» «Что, и ее не узнал? На Жанку ведь тоже противогаз напялили, а потом на носилки уложили. Она, конечно, самая маленькая у нас, но все равно же тяжело! Правда, потом мы друг друга уже по очереди таскать стали... Ты чего опять улыбаешься? Ну, да, конечно смешно — все с такими рожами!» Усмешка, пробежавшая по лицу Игоря на этот раз никакого отношения к рассказу Оли, однако, не имела. Просто его мало-помалу начала забавлять сама сложившаяся здесь и сейчас ситуация... Согласитесь, не каждый день обыкновенному советскому школьнику случается непринужденно болтать со своей одноклассницей, в то время, как она, поминутно морщась от боли, стоит перед тобой на коленях со спущенными трусами и торчащим из попы резиновым шлангом!"Надо же — клизму самой Абросимовой поставил! Ну и дела! Рассказать кому, так ведь ни за что не поверят...» «Да это я так, о своем... — вернулся к разговору Игорь, — Ну, и как — дотащили свои носилки?» «Дотащили... — вздохнула Оля, — Только я упала один раз, под конец...» Вот этот момент «Зарницы» Игорь запомнил как раз очень хорошо, хотя и наблюдал его с приличной дистанции. Одна из девчонок перед самым финишем, очевидно, споткнувшись обо что-то, а может, просто выбившись из сил, вдруг выпустила из рук носилки и, эффектно сверкнув из-под задравшегося платья наполовину сбившимися в попку трусиками, кубарем полетела прямо на засыпанную керамзитом беговую дорожку. Кстати, волосы у той девочки, насколько он смог заметить, и впрямь были длинными и светлыми, точь-в-точь, как у Оли... «Так это была ты?!!» «Наверное... — пожала плечами Оля, — Там же, кроме меня, надеюсь, никто больше не падал?» «Ну, и как оно? Не ушиблась?» «Да нет, не очень... Только чулки порвала, — покачала головой девочка, — А вообще, конечно, ничего там хорошего не было. Бежишь, маска на голову давит, хобот болтается, сердце стучит, дышать нечем, резиной воняет — просто ужас! Да еще носилки тяжелые на себе тащишь... А как прибежишь — все равно же противогаз снять не дают. Только руку протянешь, а военрук уже тут как тут! Стоит, зубы скалит... А ты сидишь, как дура, с этим хоботом, даже отдышаться толком невозможно! Потом встаешь, снова куда-то бежишь... И так целый час. Я, когда все закончилось, противогаз уже сама снять не могла — к лицу прилип, честное слово! Хорошо еще, девчонки помогли... Не знаю, как я все это только выдержала?» «И правда — как?!» — подумал Игорь. «Но вот эта штука, — девочка покосилась на вставленный в попу шланг, — по-моему, еще хуже! Там хоть больно не было...» Игорь посмотрел на нее с откровенной жалостью. Казалось бы — куда уж хуже... «Да, тогда тебе точно не позавидуешь!» — искренне посочувствовал он девочке. Даже ему было утомительно держать на весу тяжелый резервуар с водой, хотя тот и стал уже заметно легче, чем вначале. А каково приходится ей? Оля согласно кивнула головой и даже попыталась изобразить подобие улыбки, но тут из ее живота раздалось глухое урчание и улыбка вновь сменилась гримасой боли... «Сколько там еще осталось?» — нетерпеливо спросила девочка. Игорь на глаз прикинул количество оставшейся в резервуаре воды. «Уже меньше половины!» — радостно доложил он. «Ну, тогда попробую как-нибудь дотерпеть до конца!» Оля стоически стиснула зубы и лишь сильнее выгнула спину, выпятив попку и запрокинув затылок. Игорю сразу бросилось в глаза, что ее живот, перетянутый эластичным пояском с резинками для чулок, уже заметно вздулся от заполнявшей его воды... Игорь сокрушенно покачал головой. «Не пойму я все-таки, зачем тогда тебе все это надо? На фига так мучиться?!» «Мама велела! Ты же слышал...» — не вдаваясь в подробности, ответила Оля. Однако Игоря такой ответ не устроил. Мало ли чего матери велят!"Знаешь, Игорь... — после секундного колебания тихо сказала девочка, — Ты только никому не говори. У меня в кишечнике что-то не в порядке...» «Да?!» «Может быть, даже опухоль...» — еще более понизив голос, добавила Оля. «И что теперь?» «А теперь завтра будет обследование. Ко-ло-но-ско-пи-я! Знаешь, что это такое? Засунут мне в задницу шланг с лампочкой — вроде этого, только толще — и станут смотреть, что у меня внутри. Да еще будут воздухом меня через шланг надувать — говорят, так надо... Бр-р-р! Будто я им футбольный мяч! Ну вот, а чтобы там внутри все было чисто, мне сегодня целый день ничего нельзя есть, и обязательно — клизма! Вот так! А утром, наверное, еще одну поставят! Если бы ты знал, как мне все это надоело!!!» В последней фразе Оли явственно проступили истеричные ...  Читать дальше →
Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх