Место 37

Страница: 1 из 6

Я помню чудное мнговенье,

Передо мной явилась ты... ,

И я забыл твой голос нежный,

Твои небесные черты...

А. С. Пушкин

Пушкин — гений.

Он увидел, восхитился, воспел и... забыл.

Я — нет...

Тот, кто говорит, что Бога нет, глубоко заблуждается! Христианский синоним Бога — Любовь. Если это не Бог, то нечто потустороннее, всесильное и могущественное, управляющее людьми. Хорошо, пусть не управляющее, но ДАРЯЩЕЕ любовь — это точно. Вы не согласны? Хорошо, пусть это будет называться традицией, заложенной в нас генами, и я тогда от души благодарю того далекого немытого предка, который наделил меня геном способности хотя бы однажды почувствовать себя счастливым.

Я уже не смогу педантично, минута за минутой, изложить всю последовательность событий, но думаю, что это и не нужно, тем более это было давно — прошедшие годы исключили из памяти события малозначимые, каковыми бы они не казались важными тогда. Я уверен, что суть не в действиях и событиях как в таковых, а в личностных ощущениях, которые и являются на самом деле слагаемыми состояния, понимаемым в обиходе как счастье. Женщины со мной наверняка согласятся, что именно эмоции и составляют собственно жизнь, мужчинам же это сделать труднее, эмоции для нас исключение, считаемые часто вредными из-за грозящей вероятности потери контроля над собой.

Пухлая белобрысая кассирша за мутным стеклом окошка билетной кассы вокзала лениво протянула руку за паспортами...

 — Вам куда?

 — В Н-ск. Купейные места есть?

Кассирша, даже не взглянув на меня, машинально перелистывала документы.

 — Обратные билеты брать будете?

 — Нет.

Кассирша, закончив перелистывать паспорта, с невесть откуда взявшимся доброжелательным интересом всмотрелась в меня, поразглядывала мою физиономию и заявила...

 — Ну и правильно! Держите билеты!

Неудомевая, я расплатился и глянул на билеты — места 37 и 38.

Это было «глас небес» и вы поймете далее почему.

Она увольнялась. Увольнялась по банальному случаю — конфликт с руководством. Ольга с самого начала работы на фирме отличалась крайне независимым характером, любой намек на ущемление ее достоинства, не говоря уж о прямом оскорблении, приводил ее в бешенство. «Как он смеет мне указывать, как это делать! Что он в этом понимает? — с обидой бормотала она себе под нос — Он, что экономический ВУЗ закончил? — этот вопрос она задавала уже в мою сторону. Мои благие увещевания о том, что руководитель необязательно должен иметь высшее образование по всем направлениям деятельности фирмы, успеха, как правило, не имели, всхлипывая и утирая белоснежным платочком покрасневший от расстроенных чувств носик, Ольга продолжала терроризировать меня. «Вот Вы, Сан Сеич, тоже ведь начальник (формально Ольга входила в возглавляемый мной отдел), но Вы же мне не «тыкаете»!» Это было верно, должность моя была маленькая, начальства надо мной пруд пруди, короче говоря, основной своей обязанностью я полагал терпеливое получение пинков от руководства, благо мой уравновешенный характер, сдобренной к тому же огромной долей «пофигизма», позволял мне без особых проблем пропускать мимо ушей любые выпады начальства вне зависимости от ранга и степени дебилизма последнего. «Да плюнь ты — заканчивал я беседу — он обыкновенный дурак, а на дураков обижаться не стоит, себе дороже». Эта фраза, как правило, оказывала на нее самое благотворное воздействие, я понемногу приучил ее не обращать внимания на неумных людей, относиться к ним, например, как брешущей собачонке.

Но на этот раз дело обстояло гораздо хуже. Начальство самым непостижимым образом прознало о причине недавнего прогула Ольги — к ней приезжал ухажер из Нижнего Новгорода, и они провели день наедине в номере гостиницы. Отказаться от любви ради копания в бумажках Ольга патологически не могла. Сейчас кажется странным, но этому ее знакомству я содействовал самым непосредственным образом — на очередные курсы повышения квалификации ее направил именно я, хотя должен был бы ехать сам, или послать туда кого угодно, только не ее — ей там было просто делать нечего, курсы были весьма далеки от ее специальности. Почему я принял такое решение, до сих пор не могу понять... то ли жалость сработала, то ли желание пнуть таким образом собственное начальство, то ли доказать ей, что и я что-то могу для нее сделать. Скорее всего, я уже тогда попал под действие ее чар — Ольга была чертовски красива и соблазнительна. Живая как ртуть, общительная, доброжелательная ко всем без исключения, с изящной подвижной фигуркой и лукавым взглядом томных карих глаз — да, она была из разряда именно тех женщин, вслед которым непроизвольно поворачиваются мужчины. Надо сказать, что на фирме я прослыл сердцеедом, и вовсе не потому, что был красив (вот этого-то точно никогда не было!), а, скорее всего из-за того, что стойко сносил женские чары, женщин же у нас было предостаточно.

В женской части коллектива курсировало множество самых экзотических и парадоксальных слухов и подозрений относительно моей скромной личности — от подозрений в импотенции до точной информированности о владении мной тайным личным гаремом с соответствующими жуткими извращениями. Я никому так и не успел объяснить, что так уж был устроен... даже при самом внимательном отношении к женщине-коллеге я никогда не путал сослуживицу с любовницей, проще говоря, исповедовал принцип «где живешь — не гадь». Моя личная жизнь на стороне всегда оставалась (да и остается по сей день) сверхтайной для кого бы то ни было, виной чему была еще и рефлекторная осторожность относительного интимных отношений, продиктованная, как я понимаю, полным обид детством. Иначе говоря, жизнь выдрессировала меня таким образом, что из боязни быть обиженным, я никогда и ни с кем не имел любых откровенностей. Но... только что в мою голову пришла совсем уж крамольная мысль — интуитивно Я ГОТОВИЛ ЕЕ ДЛЯ СЕБЯ!!!

Она однозначно увольнялась, все мои уговоры и увещевания натыкались на стену ее твердой решимости, и тут до меня дошло, что больше Я ЕЕ НИКОГДА НЕ УВИЖУ. Что мне оставалось делать? Правильно, прыгнуть в уходящий на всех парах поезд. И я прыгнул! Я знал, что ей некуда идти, приличная работа ей в ближайшем будущем не светит и что ее мучит не столько отсутствие денег (Ольга была замужем за обеспеченным человеком), сколько социальная изолированность и ощущение собственной ненужности и никчемности бездеятельного человека. Мне удалось уговорить приятеля — директора маленькой фирмочки, договориться с моим начальством, чтобы поручить мне срочное задание съездить куда-нибудь. Ничего иного, как смотаться по пустяковому делу к черту на кулички, куда не летают самолеты, а добираться надо на двух поездах (с пересадкой на другой поезд в Н-ске) и далее на автобусе, он мне предложить не смог. На радость мне эта командировка носила экономический характер, Ольге я представил ее как мои личные безвыходные обязательства перед «крутыми» людьми (надавил на ее жалость, и с успехом) и попросил ее съездить со мной, так как я экономическими знаниями не владел. К моему удивлению, она без уговоров согласилась, и я рванул за билетами. Номера мест в билетах меня тогда не натолкнули ни на какие мысли. Отметив про себя, что это, наверное, где-то рядом с туалетом, я решил не забивать себе голову (в вагоне разберемся), отвез Ольге ее билет и паспорт, не преминув меж тем попутно заглянуть на страничку с датой ее рождения — она была намного моложе меня.

На вокзал я явился задолго от отправления поезда и, совершенно не отдавая себе отчет — зачем я это делаю, купил в ближайшем киоске бутылку полусладкого шампанского, пару шоколадок и букетик бордовых роз. Ей-богу, абсолютно никаких планов по поводу Ольги я не строил и, кроме как влиянием потусторонних сил, объяснить свои покупки до сих ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх