Место 37

Страница: 3 из 6

Но, изрядно провозившись с застежками (я не помню где и какие они были!), лифчик все-таки, хоть и с ее помощью (она помогала мне как котенку, запутавшемся в силках), я умудрился стащить и при этом услышал странную для моего любовного предэкэкстазного состояния фразу, высказанную ею в довольном и спокойном тоне...

 — Слава Богу, ты не коллекционер.

 — Почему? — глупо спросил я.

 — Коллекционер не имеет проблем с застежками женской одежды.

 — Почему коллекционер это плохо? — с еще глупым видом спросил я.

В ответ она тихо рассмеялась и придвинулась ко мне ближе. Я не стал тратить драгоценного времени на выяснение ущербности коллекционеров (да плевал я на всех коллекционеров мира, чем бы они ни занимались!) и осторожно и тщательно приступил к лакомому блюду — ее грудям. Они трепетали в моих ладонях как птенцы, ласковые, нежные, они сами вливались мне руки, переливались как мед, они жаждали моих поцелуев, и запах, запах, запах — они пахли свежим спелым ананасом с едва уловимой долей цитрусовых! Я целовал и нежно с боков, и жестко по кругу — они хотели всего! Маленькие соски поначалу чуть разочаровали меня, в ответ на мои попытки поласкать их языком, соски выскальзывали изо рта, мне все никак не удавалось насладиться ими сполна. Ольга, стоя на коленях и держа меня за голову обеими руками, что-то без устали шептала. Я слышал этот шепот, но, увлеченный до крайности, не разбирал толком фраз, а она все что-то повторяла и повторяла. Наконец я сообразил, о чем она говорит... «Покусай их, немножечко покусай, пожалуйста, я очень люблю это». Вне себя от поощряемой вседозволенности, я, прихватив сосок нижней губой, осторожно придавил его верхними зубами... «Так?» — заглянул снизу ей в глаза с немым вопросом. «Да, так и можно посильнее» — услышал я благодарный шепот. Ее тело придвигалось ко мне ближе, руки мои скользили по ее безукоризненной талии ниже и ниже, вот я держу ее за бедра, вот ее ноги в моей власти... Я с силой стаскиваю с нее юбку (а может, она сама ее сняла, не помню) и колготки до колен, совершенно не интересуясь, что происходит со всеми этими ставшими абсолютно ненужными причиндалами, кажется, она сама разобралась с ними в дальнейшем.

И вот она остается только в трусиках, модных, с узкой полоской сзади и «кружавчиками» спереди. Ольга спускает ноги с лавки, не торопясь и плавно изогнувшись снимает их и остается обнаженной, в совершенной красоте, красоте от Бога. Она ничуть не смущается своей наготы, знает, знает, что красива и... ждет. Ждет меня, придурка и обалдуя, дарит себя мне, отдает себя мне, мне, мне!!! Неужели мне сейчас такое совершенство??? Я по-хозяйски укладываю ее на спину, в темпе стаскиваю с себя всю одежду, расшвыривая ее по углам, и, как величайшую на свете хрупкую драгоценность раздвигаю за круглые коленки ее великолепные стройные ножки, с желанными углублениями и выпуклостями. Не отрывая глаз от предвкушенного зрелища великой тайны Евы, медленно, стараясь не придавить ненароком что локтями, я осторожно ложусь на нее, ощущая ответное движение каждого участка этого великолепного бархатного тела, его тепло, его желание, его неистребимую жажду ласки. Вход у нее оказался неожиданно слишком низким, и мне с трудом, почти спустившись лицом до ее живота, удается просунуть свое орудие, но меня там ждали и ждали уже давно. Ольга — большая умница, быстро уловила мои затруднения, она согнула ножки в коленях и прижала меня к себе ими. Я блаженствовал. Я вылизывал ее живот (даже не предполагал, что женский животик может быть сладким на вкус), дотягивался до грудей и покусывал ее соски (именно так, как она меня научила!), ощупывал руками все тело и даже, кажется, что-то где-то шлепал. Вроде бы много раз повторенное действие... тюда-сюда, тюда-сюда, но Ольгина вагина оказалась до сумасшествия необычной. Нет, она не применила ни одного профессионального приема проститутки (впоследствии оказалось, что она в совершенстве владеет и их искусством), но ласку члена внутри вагины я не испытывал ни до нее, ни после. Это были вовсе не судорожные мускульные конвульсии, характерные для неопытной девушки, это была мягкая нежная изысканная женская ласка, по всей поверхности, от головки до корня.

Я взглянул ей в лицо... Ольга, запрокинув голову, глубоко дышала, все ее тело как будто плыло по волнам, глаза были закрыты — Я НЕ ЗРЯ ЗДЕСЬ НАХОЖУСЬ! Она резко вздрогнула, мой член оказался резко зажат, ее ноги распрямились, она открыла глаза и улыбнулась. В глазах больше не было ни капли лукавства, зрачки были расширены и светились небесной и всепоглощающей добротой, она улыбалась самой загадочной улыбкой на свете — улыбкой Джоконды. Мой сдерживаемый до этого аппетит раскрепостился, я мягко перевернул ее на живот (она без суеты повиновалась) и, раздвинув коленом ножки, вошел в нее. Это оказалось еще слаще! Ее крепкая, без единой складки с бархатистой прохладной кожей попка оказалась именно на том месте, где надо, чтобы испытать еще большее наслаждение. Ольга уже не поддерживала меня, она, очевидно подустав, лежала раскинув руки ноги и лишь в момент экстаза раза два или три дернулась подо мной, что сделать было не так-то просто — мой вес существенно превышал ее. Я медленно сполз с нее и во все глаза любовался ее телом с единственной и навязчивой мыслью — как она оценивает меня и мои старания? Почувствовав мой немой вопрос, она, чуть повернувшись, показала мне большой палец вверх — в душе моей все закрутилось и взлетело от восторга — ура, я ей понравился.

Ольга мягкими грациозными движениями выскользнула из-под меня и деловито стала копаться в своей дорожной сумке. Наконец она вытащила полиэтиленовый пакет, он оказался полон дамских трусиков самых невероятных цветов и моделей. «Тебе какие больше нравятся?» — кокетливо спросила она. Уставившись на предлагаемое произведение дамской изощренности, я довольно тупо выдавил из себя...

 — Никакие. А зачем они нам?

 — Да? — с радостным сомнением произнесла она — Тогда... полежи со мной.

Я с радостью повиновался. Ольга легла у стенки, спиной ко мне. Мне великих трудов стоило примоститься между ней и столиком, даже пришлось ухватиться одной рукой за полочку на стенке — иначе бы я на первом же толчке поезда свалился на пол — вот было бы смеху. Я прижался к Ольге всем телом (кажется, в камасутре это называется позой лотоса) и с наслаждением ощущал каждый кусочек ее тела, душа моя пела. Почувствовав мое состояние, Ольга прошептала мне в ухо... «Я очень люблю ласку, очень! Мне всегда ее не хватало. А с тобой... много ласки» — тут она поправилась — МОРЕ ЛАСКИ».

Мы болтали о чем попало, кажется, я даже рассказывал до предела пошлые анекдоты, Ольга от души хохотала, я готов был делать все, что угодно, лишь бы слушать ее ангельский смех и ощущать ее телодвижения, ленивые и грациозные, как у пантеры. Конечно, долго просто лежать я не смог, да и как это можно сделать, когда ее круглая и упругая попка непроизвольно и настойчиво будоражила мое мужское достоинство. Я не мучал ее больше акробатическими номерами, а просто счел имеющуюся позу самой удобной и в перерывах между обменами опытом о прошлых похождениях и сексуальных опытах, то и дело отпускал в бой своего друга. Я целовал ее шею, ласкал языком ее хрупкие плечи, добирался до ушек и просто зацеловывал душистые щечки, точнее те их участки, до которых мог дотянуться. «Ты так и не дал мне поспать» — с некоторой укоризной, но без сожаления сказала она под утро. «Спать!!?? С тобой спать!!?? — возмутился я от души. Ольга посмотрела внимательно мне в глаза и наградила мне глубочайшим поцелуем, поезд меж тем подходил к станции. Одевшись и направившись в тамбур покурить, я неожиданно обнаружил, что мы не догадались закрыть дверь купе на защелку, войти мог кто угодно во время наших «занятий». И тут меня опять посетила мысль ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх