Окрестности Онежского озера

Страница: 1 из 2

Однажды осенью, осиянный Обожествленными образами — о, ошизоидно-офигенными!

Отец Онаний обстоятельно-отрешенно, обходил отдаленные окрестности Онежского озера. Обалденная, охорощенная окрестность ОНЕГИ — обожествляла, она очищала, она одухотворяла Отца Онания.

Острая ожелтевшая отава обколола Онанию онучи, он обошел *озимь* окольно, округ ограждения, окружающего овсы. Огромный овраг отсекал окраину околка. Онаний отправился, обильно обросшим осинами, околком, округ Онеги. Ознобный *орфей*, освистывал обнаженные овершья осинок.

Олени отшарахнулись отфыркиваясь, они отпрыгнули, отскакали, от Отца Онания. Отвлекая от *огрешенных образов* Онания овевал, освежал осенний, очень озонированный *орфей*.

Оскользнувшись об оволглый, обнавоженный оберег Онеги, он обмарал обувь об *отправления* отроков, обвонявшись.

Отец Онаний, оконфуженно огляделся окрест. Озеро Онега, отбрасывало оранжевые отблески, ослепляя Онания. Осетры оплескивались, около обогретой отмели озера. Около осетров окружив отмель объедали оветвья омелы ондатры.

Он обозрел, *Обитель очищенных отроков*, около онной отдаленнее; — *Обитель очищенных отроковниц*, озолоченные овершия обителей, озаряли оранжевые отблески.

Обе *Обители* окружали огромные ограды, окованные ожелезненными очень острыми ограждениями, оберегавшими отроков, о особенно отроковниц, — от омерзительных обманов, остального огрешенного общечеловеческого оскотиненного общества!!!

Онаний очень, очень огорчился:

 — Оранжевые отблески — ожидай оморожения!

Опять *озимые* обморозятся! Овес-то опадет, от *отморозков* осенних. Оснежило-бы, отогрелась-бы *озимь*. — 

Окраина озера Онеги обильно обросла омелой. Отененныйобережек, облюбовала, окупываясь Оленька. Обойдя овраг, Онаний оказавшись около Ольги оторопел — он *очумел*,

остолбенел!!

Отвлекшись от ожидаемого охолодания, от *Обожествленной Одухотворенности*, он обозрел омывающуюся обнаженную Ольгу...

Огромные окорока, огузок, оба округлых *orangada*, осемнадцатилетней отроковницы; отуманили очи, ослабили органы Онания...

Очи Ольги, окрашенные охрой, ослепляюще ожгли Отца Онания!

О, он — Отец Онаний, обрушился от *Обожествленных облаков*, огрешенно оземь. Омерзительный отросток отвратительно, опохабленно обратился ОГРОМАДНЕЙШИМ ОСТОЛОМ!... Отец Онаний, отпихнув онучем одежонку Ольги, обнял отроковицу.

 — Ольга, отдайся! Озолочу. Осеребрю. Ожерельями ониксовыми овешу! — 

Он обхватил Оленьку, обеими *оглоблями*, остервенело общупывая, оглаживая овлажненную отроковницу.

ОЖАДНЕЛА, ОСАТАНЕЛА ОЛЕЧЬКА...

Озноб Ольги, обратился окраснением, она обогрелась, обсохла, обмякла. Оленька отрешенно одышливо отуманилась;

 — *Обмокла*... Ох отдамся! Ой ослабла... — 

Она оскотинившись, отдалась Отцу Онанию, обещанные ониксовые

ожерелья обвили оголовье; обрушили *омараленные общественные отношения*, они-же опоскудили, опохабили осемнадцатилетнюю отроковницу! Ох-х-х, она облядвенно отдалась!.

 — Охо-хо-хо, оттуда, обратно, опять... — 

 — Очень охуительно-обворожительно. — 

 — Ой, опять оттуда! — 

 — Оленька-Олененочек, оп-ля-ля! — 

 — Онаний оха-ха-ха! — 

Онаний остервенев оцарапал, оранил Олю, ониксовым ожерельем.

Она осторожно освободив оголовье от ожерелья, ощупала опухающую окровавленную околоушную область.

Ольгиту оставила охота отдаваться Онанию, оба *orangada* опали, овисли, она огляделась округ. Омелы окружали около-береговую окраину озера, обникнув оветвием, обтеняя обережье. Овсянка озорно освистывалась. Ольгите очудилось:

« — Отдалась облезлому оцелоту! — 

 — Оля *облуживает* Окапи оплешивевшего! — 

 — Отроковица *отяжелеешь-фить*! От оглупления, от ожаднения — оборона отсутствует Оленька!

 — Ольку обабили, обдурили! — 

Оля обиженно отвернулась от овсянки, оглядывая облака.

Оленька, отрешенно отсчитывала; огромные обеленные облака, — :

« — Одно... Осьмое... Одиннадцатое... О, Онаний оканчивает!... «-

 — Обожаемая оргазмируй, Оленька опаздаешь, оканчива-ю-у-у-ю!!! — 

Отец Онаний очень обильно оргазмировал. Ольга Осиповна ощупала окровавленное обритое отверстие, обспермленное Онанием...

 — Обабил отроковицу-то! Окровавил *Оленьке-Олененочку* отверстие! Отяжелею-ить остолоп, оплати — обрядный оброк!

Отдай обещанное ониксовое ожерелье, *озолоти* обещал-ить! — 

Она обрыдалась *обманными* слезами. Оленька обдумывала *оргазм*:

« — Онанист обалделый, окончил ОДИН!!! Оплатит-ли? —»

Она обнадеженно оглядела Отца Онания; Олюшка ожидала обещанное *озолочение*, обещанные ожерелья. Она обмечталась:

« — Ох обогащюсь от остарелого опороска! —»

Оберег, около Ольги, обшаривала оляпка охотясь. Оляпка, обмачивая оголовье, обныривала озерный омут. Отловив огромного окуня, она

очень обрадованная, отлетела обедать.

Онаний однако обмечтался об остатных отверстиях Ольгушки!

Одно отверстие Оленьки обработавши, он осмелел:

« — Оба оставшихся отверстия Ольги Осиповны,

оприходую однако-же! — «: обдумал он обмануть, *оглоушенную* Олю.

Он ощупавши оголил, обмякший отросток, отправив оный Ольгите...

 — *Олененочек*, облобызай *орган*, он-то ослабел-с! — 

Она отбросила опрочь отросток, озверело опросив Онания:

 — Оплатишь обещанное? — 

 — Обожествленные отцы, оплату отрицают... — 

Обнаглевши ощерился, обсмеявшись Онаний.

 — Онанист обосранный! — 

 — Ох-ма, Оторва! — 

Онаний обкрутив округ Олюшку, опять отправил отвердевший *остол* опершийся Ольге Осиповне, об отмытое, озером Онегой; — *очко*! — 

Ольгита отскочила, обернулась округ оси. Отросток оказался опять около очей Оленьки. Она обороняясь, огрела отмашью *остол*! Ох, орал-же Онаний!!Отросток, откачнулся обмякая, опускаясь около

оголенно-открытого, огневленного отверстия, олигофренки Ольги. Она *ощетинилась*, оскалилась:

 — Откушу отросток! Оплати, охуевший осел обещанное! Оба отверстия

отказываюсь отдавать! *Очко* Онания — осмеяние отроков...

Они обсуждают, *озабоченного* онаниста Онания; от Оксанки ослышана!

Отец Онаний охренел, обомлел, остолбенел, обозлился:

 — Оксана; — от кого? — 

 — Обещай оплатить — отвечу! — 

 — Оплачу охульница, ответствуй. — 

 — Оксанке обсказала Орина, она ослышана от Олеськи, Олеся-же

*общается*, отдаеться Офеньке! О, Офеня — осуждал, осмеивал оба отверстия Отца Онания! Отроки Остап, Онуфрий, Олег, Осип; обсуждали,

обхихикивали, очень огромное *очко* Онания! — 

*Озабоченный*, Отец Онаний озадаченно, обстоятельно обтер оголенную окаемку *очка*, опосля обследовал *очко*, общупал оглубленное отверстие, огрязнив отходами организма обе *оглобли*, отверстие *очка* — оказалось округленным, обычным. Онаний овеселился, обжалось *очко-то*...

Он облегченно отмахнулся от отвратительных оскорблений отроков.

 — Охульницам — оплата *Обожествленными Отцами* отвергаеться! — 

 — Оплати охаивание отроков, отвратительный орангутанг!

Отец Онаний отчужденно отодвинулся, оголовье оного, откачнулось от Ольги. Он охлажденно ответствовал:

 — Ольга Осиповна, — охаивательницу *очищенных* отроков,

осудит общество! Отлучение от *Обители*... ОСТРАКИЗМ — С!!!

Обструкцию *Онафемой* Ольга Осиповна обещаю-с!! — 

...  Читать дальше →
Показать комментарии
наверх