Как пиСАТЬ эротические рассказы. Пособие для начинающих

Страница: 1 из 2

Хочу сразу предупредить, что в заголовке, в слове «пиСАТЬ» ударение — на последнем слове. А дальше по тексту, если нужно будет употребить слово «ПИсать» с ударением на первом слоге, я специально упомяну об этом. Строго говоря, то, что Вы сейчас читаете, не рассказ, а инструкция для начинающих писателей.

Прежде, чем набрать на клавиатуре хоть одну строчку эротики, подумайте... готовы ли Вы пиСАТЬ ПРО ЭТО? Вдруг Вы очень чувствительны, и сразу кончите? И будете кончать на каждой строке по три раза. Но это же неправильно, кто тогда будет реальным сексом заниматься? Тогда, добравшись до постели, можете опозориться.

Анекдот...

«Двое занимаются сексом в постели. Он...

 — Ты кончила?

 — Нет.

 — А я кончил. Ну, ты тут кончай пока, а я пойду, покурю на кухне».

Чтобы этого не произошло, вначале только читайте чужие рассказы. Если Ваши трусы (трусики, трусищи, штанишки, штанищи) и, пардон, прокладки не промокают, или промокают, но не сильно (не заметно через брюки, колготки, юбки, пальто, шубы и дубленки), то Вы можете приступать ко второму этапу... кончать читать (и, конечно, кончать КОНЧАТЬ) и начинать пиСАТЬ.

О чем пиСАТЬ? Понятно, что ПРО ЭТО, ну а конкретно? То есть, например, Вы любите ее (его), она (он) любит Вас. В смысле, любит стоя, сидя, лежа, снизу, сверху, под лестницей и рачком-с. Ну и х... с Вами! То есть, я не то хотел сказать, ну и хорошо! Кому это сейчас интересно? А Вы напрягитесь, придумайте сюжет, чтоб не оторваться от ЭТОГО ДЕЛА (от рассказа, блин, а Вы что подумали?). Например, суровая прабабушка заставляет маленького мальчика садиться пред сном на горшок, чтоб не ПИсался (вот здесь ударение, конечно, на первом слоге) в постель. А на самом деле, развратной старушке доставляет удовольствие видеть обнаженные гениталии мальчика и трогать их руками, заправляя его маленький членик в горшок, якобы для того, чтобы ни одна капля мочи не упала на ковер ручной работы с портретом вождя (или просто геометрическим узором — зависит от эпохи), постеленный в детской. Мальчик вырастает и продает старушку в рабство похотливым залетным марсианам, имеющим бабульку во все места. Подробно, на пяти-шести страницах, следуют оргии гнусных марсиан. Они используют бедную женщину, как хотят, а потом возвращают правнуку, который, вспомнив детские обиды, достает из широких штанин и мочится своей дряхлой голубке в рот. Бедная прабабка захлебывается, не выдержав уринотерапии. В финале рассказа вампиры, откопав тело прабабушки, надругиваются над ним. Вот это сюжет! Я, конечно, понимаю, что старикам везде у нас почет, нельзя так относиться к бабушкам, а молодым везде у нас дорога (типа, пошел ты на...), но иначе хорошего рассказа не получится. Хороший рассказ — это вам не х... собачий!

Вот, кстати о собачках. Можно, конечно, как Антон Палыч (Чехов) написать о даме с собачкой, о красивой возвышенной любви, но это из другой оперы, это не эротика, понимаешь. А можно, как Иван Сергеич (Тургенев), о привязанности Герасима к Муму. Но Герасим как привязался, так и отвязался, а к Муме привязал здоровенный камень и утопил. Трогает за душу? А то!

Но Вы напишите-ка лучше свою «Даму с собачкой», на современный лад, о здоровенном кобелище (овчарке, например), которого юная хозяйка (вариант... зрелая хозяйка, пожилая хозяйка) очень любила, кормила только Педигри. Но, однажды, хозяйская рука, почесывая и поглаживая любимца, непонятно как попала ему на такое место, обнаружила такой инструмент, которого не было ни у одного знакомого мальчика (юноши, мужика, старикашки-проказника). Задрав юбку и сняв стринги, врезавшиеся в спелую попку (вариант... панталоны, прикрывающие увядающую/уже давно увядшую задницу), хозяйка встала раком и с помощью куска докторской колбасы хорошего качества приманила пса к своим свежайшим прелестям (вариант... к увядающим/увядшим гениталиям). Кобелище, схавав докторскую, засаживает любимой хозяйке так, что она орет в восторге, как резаная. Приходит хозяин и, увидев такую картину, тоже вопит, как сумасшедший. Но его супруга не может сразу соскользнуть с жезла Рекса (таково устройство члена кобеля... пока не спустит, не отпустит). Наконец, лоно хозяйки залито под завязку, агрегат собаки возвращается в норму, пес достает из хозяйки и облизывает. Хозяин, возбужденный сценой соития четвероногого друга с горячо любимой подругой, заправляет последней не хуже пса. Все счастливы, особенно Рекс, который и колбасу съел, и хозяйке засадил. Вот это литература, понимаешь!

Или перескажите «Муму» по своему. Герасим, немой менеджер по продажам, нанятый бизнес-вумен японского происхождения, гейшей Чио-Чио-Сан, нежно любит (ну, Вы меня понимаете, о какой любви речь) ее собачку, Муму. Не имея возможности снять напряжение по-настоящему, однажды Герасим вставляет Муме очень грубо, но его член так велик, что бедная собачка умирает от множественных разрывов влагалища. Муж Чио-Чио-Сан, рикша Сан-Сэй, придя домой после изнурительных скачек с клиентами (и в особенности, с клиентками!), находит собачку мертвой и делает себе харакири ножом из подарочного набора, приподнесенного его супругой ко дню Самурая. Безутешная Чио-Чио-Сан уходит в проститутки, прихватив с собой сына Мойшу. Такая трагедия, рикша погиб, а гейша с Мойшей канули в недрах третьесортного борделя! Герасим умирает в страшных судорогах от чрезмерного онанизма. Отсюда и пошла поговорка «Не е#и Муму!», то есть, не надо этого делать, а то может быть плохо.

Второй вариант «Муму». Муму — это юная телка (в смысле, корова — девица), мирно пасущаяся со своими сестрами на лужайке. Герасим — немой помощник пастуха, не имея возможности высказать все о своей любви доярке Маше, пристраивается к пасущейся Муму. Он берет ее лаской, вся природа... лес, солнце, река, радуются молодому, но крепкому чувству подпаска к нежной телочке. Влюбленные не замечают, что 3, 14здец подкрался незаметно в лице, то есть в страшной морде быка Хозе (испанских кровей). Хозе устраивает корриду, делает из Мумы говяжью тушенку, а из Герасима — трупак. Вот такая зоофилия.

Конечно, собачью тему можно продолжить. Например, «у попа была собака, он ее любил...». Даже и не уговаривайте, не будем богохульствовать, и так про некоторых представителей духовенства такого в газетах начитаешься!

«Бабушка козлика очень любила...». Собственно говоря, любила козлика не бабушка, а ее внук, кузнец Вакула. Он каждый день подкрадывался к бедному животному, которое пыталось сделать рывок от своего мучителя. Не тут-то было! Мозолистые руки кузнеца раздвигали нежные ляжки козленка, и мощный жезл входил... , ну, сами знаете, куда. К несчастью, Вакула оказался потомком Дракулы, и однажды, после дикого оргазма, загрыз козлика и выпил всю его кровь. А сам стал козленочком.

Тему животных, мы, кажется, хорошо проработали, можете продолжить, если сами захотите.

О главном герое эротических рассказов. Как правило, многие писатели что-то для своих героев брали с себя самих, что-то — со своих знакомых. Так поступали даже великие — Лев Толстой и Иван Тургенев. Так вот, если Вы — маленький, толстый, очкастый, лысоватый, с большим животом, длинным носом, лопоухий, короче — полный урод, лучше об этом не пишите никогда. Герой рассказа должен быть высоким, мускулистым, крепким парнем, при виде которого женщины укладываются штабелями. Теперь о главном. Если у Вас не стоИТ (ударение на последнем слоге), то сообщать об этом не СТОит (ударение на первом слоге). Конечно, можно утешать себя анекдотом...

« — Какая разница между оптимистом и пессимистом?

 — Пессимист говорит... плохо стоит, а оптимист... зато как красиво висит!»

Но у героя должен стоять всегда на все, что движется. Опять же, о размерах. Если у Вас с ЭТИМ ДЕЛОМ не очень, не страшно. Вы свой стручок не вздумайте описывать. Герои эротических рассказов любят, видимо, измерять свои агрегаты. Может, они штангенциркули ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх