Морская Пена

Страница: 4 из 9

выходил; он заглядывал в дверь, когда она переодевалась; он наровил посадить ее к себе на колени и пошарить потными ладонями по ее телу, и она, будучи вполне вменяемым ребенком, чувствовала под собой его напрягшийся орган. Потом он начал прижимать ее в коридоре и на кухне, шепча уже вполне откровенные непристойности, норовя поцеловать слюнявыми губами и дыша перегаром. Она пробовала жаловаться матери, но та не верила, и, если была пьяна, то орала, что та еще мокрощелка и неча про мужиков думать. А потом, когда матери не было дома...

 — Потом, внезапно услышал Андрей свой собственный глухой голос, который он с огромным трудом проталкивал сквозь ледяной ком, занявший место всех внутренностей, — потом он пришел к тебе в комнату, когда ты учила уроки. Он был пьян и от него пахло потом и немытым телом. Сначала он говорил, что очень тебя любит и просил доставить ему удовольствие в доказательство, что ты тоже его любишь. Ты его отталкивала, тебе было неприятно, тогда он ударил тебя наотмашь, а заорал, чтобы ты, сучка, не выдрючивалась.

Ты пыталась выбежать из комнаты, но он схватил тебя за волосы и еще раз ударил. Потом он расстегнул грязные брюки, и вынул огромный...

Андрей услышал тихий звук плача, но он не мог остановиться. Он был не здесь, и ком в животе затопил все тело, леденя кровь, замораживая душу и заполняя голову.

 — Он сказал, что если ты его укусишь, он тебе повыбивает все зубы. От него невыносимо воняло, тебе было трудно дышать, седые волосы на мошонке лезли тебе в лицо, на спущенных до колен трусах выделялась коричневая полоска. Ты задыхалась и плакала, тебе было очень страшно и противно, а он сопел и кряхтел. Потом он задергался и, задвинувшись тебе в горло, кончил. Тебя тут же стошнило, а он заорал, чтобы ты немедленно все убрала.

Потом, когда ты стояла в ванной и пятнадцатый раз чистила зубы, пытаясь избавится о этого вкуса, он ввалился и стал униженно стонать и причитать, что он не хотел, что это ты во всем виновата, ходишь тут в трусах и в маечке, чтобы ты ничего никому, а то он... Ну, например, убьет тебя, себя и мать. И ты промолчала... Пару недель он старался не попадаться тебе на глаза, потом все повторилось. Со временем он стал изобретательнее. Например, привязывал тебя за руки и за ноги к кровати и насилывал, резал бритвой, прижигал сигаретой. Возможно фотографировал. Ты кричала от боли и ужаса, а он сопел и потел и из угла рта у него текла слюна... Он был достаточно умен, чтобы оставляемые следы не были настолько травматичны, что необходимо было обращаться к врачу. Только один раз он... увлекся и сломал тебе ключицу. В травме он сказал, что ты упала на улице. Обычно же через три-пять дней все подживало, и он приходил опять... Ты стала плохо спать, несколько раз просыпалась в мокрой постели, за что тебя ругала мать, обзывая зассыхой, ты стала плохо учиться. Потом ты начала убегать, а тебя ловили и возвращали...

Голова разламывалась. Андрей вынырнул из холодного, темного омута на поверхность, жадно глотая воздух. Перед глазами плавали красные пятна. Трясущимися руками вытягивая сигарету из пачки, он постепенно сознавал, что он больше не шестилетний мальчик, затаившейся в темной спальне, ждущий шагов в коридоре и жадных пальцев, шарящих под одеялом... Он помотал головой, разгоняя дурман. Вскочил, шипя от ярости на себя, но вдруг понял, что Марина не лежит свернувшись в комочек страха и страдания, а сидит на тахте и смотрит на него своими невероятными заплаканными глазищами. Они помолчали. Внезапно она грустно улыбнулась.

 — Похоже, я не одна такая?

Андрей медленно сел.

 — Извини, Бога ради. Это я переел.

Марина улыбнулась чуть менее грустно.

 — А что?... Угадал?...

Она зябко пожала плечами.

 — Процентов на восемдесят. Даже про фотографии... А как ты?...

Андрей скривил губы в неприятной усмешке.

 — Видишь ли, Мариша, до определенного возраста, мальчики внешне отличаются о девочек одной незначительной деталью. Этим различием, тем не менее, можно успешно пренебречь. Было бы желание. А происходит все почти по одному сценарию. Только у меня оба родителя приемные были. И, — Андрей запнулся, — она принимала деятельное участие... A жаловаться я пытался ее подруге...

Они опять помолчали.

 — А как... А как ты... вы потом жили?

 — Да ладно, я тебя старше-то всего на одинадцать лет. Давай уж на ты. Да так и жил. В пятнадцать я от них сбежал окончательно. В Питер. Там поступил в Суворовское. Они заяву написали, но я к начальнику училища пришел, наплел чего-то, он отмазал. Потом училище, армия, Чечня... Потом ушел из армии, начал крутиться. Вот, не олигарх, не браток, но и не бедствую.

 — А... — Марина явно колебалась — а у тебя проблем... Ну... не было проблем...

 — С девушками?

Марина, сглотнув, кивнула.

 — С первой были. Очень боялся, что я теперь не мужчина, после... после всего. Но как-то обошлось.

Марина смотрела в пол.

 — А я на мужиков смотреть не могу. На 8 марта в школе одноклассник подошел, цветочки принес. Он и раньше на меня засматривался. Принес, говорит, поздравляю, пошли в кино после уроков. А я на него гляжу и думаю, что вот пойдем в кино, потом он целоваться захочет... А я не могу. Я вся грязная, как... Я ведь не только с... тем. Я когда раньше убегала, меня проводник в поезде поймал. И говорит, либо... давай, либо в милицию сдам... А потом все равно сдал. И еще все того перед собой вижу. Так и не пошли. На выпускном танцевать не могла. Мне мальчик руки на талию кладет, а я все те лапы вспоминаю... И не могу. Сказала, что танцевать не умею. Попробовала один раз с подружкой... Никак. Лучше, чем с... ним, но все равно никак. Пару недель назад он опять полез. Мать пьяная, как всегда. Я вывернулась и убежала. Хотела с крыши спрыгнуть. Страшно очень, не смогла. А куда идти-то? Вернулась, он спит. Позавчера опять. Я нож схватила, реву... Говорю, не подходи, зарежу, а он ржет и идет. Я в него нож кинула, рукояткой в рожу попала. Пока он моргал, сбежала. Все, думаю, хватит. Рублей двадцать в кармане завалялось, купила какой-то водки в ларьке. Глотнула, для храбрости... Пошла на угол, и думаю, третья машина моя. Ну и...

Резкий звук разбившегося стекла заставил обоих вздрогнуть. Андрей с удивлением посмотрел на осколки бокала в руке и капающую кровь.

 — Он ломал стекло, как шоколад в руке... Блин, задумался.

 — Сиди, я сейчас.

Она спрыгнула с тахты и побежала на кухню.

 — У тебя салфетки есть? Тут словно Мамай прошел...

 — Куда ты скачешь, дубина?! У тебя сотрясение мозгов! Ляг и лежи!

 — Но у тебя же кровь!

 — Ляг, кому говорю! Не помру, не дождешься...

Он перевязал руку и налил Марине и себе немного вина. Она снова забралась с ногами на тахту и уставилась на него.

 — Больно?

Андрей поморщился.

 — Неприятно, но до свадьбы заживет.

Они снова помолчали, но это молчание было куда более комфортабельным для обоих.

 — Слушай, а откуда ты про меня... ну все узнал? Адрес... А-а-а... То-то я думаю, что ты телефон так странно держишь в ресторане. Сфотографировал камерой в телефоне, а потом позвонил на мобилу кому-то из знакомых в милиции и фотку сбросил...

Андрей усмехнулся.

 — Быстро...

 — А чего про меня сказали?

 — Что обжора.

Она снова хихикнула. Потом посерьезнела.

 — А чего теперь? Он же опять телегу накатает... Я туда больше не вернусь. Лучше в петлю.

 — В петлю никогда не поздно...

Андрей побарабанил пальцами по столу.

 — А какие у тебя планы были?

Марина пожала ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх