Морская Пена

Страница: 5 из 9

плечами.

 — Когда-то хотела в институт поступать, но... Туда готовится надо, а тут... Да и не на что. Попытаюсь секретаршей какой-нибудь где-нибудь пристроится, а там видно будет.

Андрей ненадолго задумался.

 — Так. Ладно. Поживи пока тут. Обещаю вести себя, как джентельмен. Ты знаешь отличие джентльмена от врожденного джентльмена? Джентльмен, войдя в комнату к не вполне одетой леди, воскликнет: «Пардон, мадам» и удалится. Врожденный джентельмен воскликнет: «Извините, сэр!»

Марина звонко расхохоталась. Андрей невольно залюбовался ее стройной фигуркой и подумал, что если она еще может смеятся над заплесневелым анекдотом, то в петлю пока точно рано. Задним числом он похвалил себя за повышенный такт. Учитывая недавный приступ, спровоцированный словами, ее реакция на «вход джентльмена в комнату к не вполне одетой леди» могла быть и другой... Психолог херов!

 — А заявка? — спросила девушка отсмеявшись?

 — Порешаем, — сказал Андрей, каким-то другим голосом. Короче, вот эта комната — твоя, тахта имеется, еще имеется белье постельное в том ящике. Имеется также...

 — Провод, совсем новый, лампочка неоновая... — в тон ему вдруг продолжила Марина.

Андрей удивленно уставился на девчонку.

 — Ничего себе... Это кто ж сейчас «Понедельник» читает?

 — Да мы тут так, плюшками балуемся, — с притворной скромностью опустив глаза долу, сообщила девушка.

Недоверчиво помотав головой, Андрей провел краткую экскурсию по квартире.

 — Твоя задача лежать и спать. Иногда вставать и есть. Холодильник в коридоре... Только не лопни.

Марина снова улыбнулась уже совсем беспечно.

 — Телевизор не смотреть, читать док велел поменьше, но книги в той комнате, на полке. Музыка здесь, компютер на столе, но не увлекайся. Это твоя ванна, только гипс какой-нибудь полиэтиленкой обмотай, халат вот, получите. Мда... Не коротка кольчужка-то?

Халатом Марину можно было обернуть раза два, как кусок колбасы.

Я в той комнате. Завтра, с утра, я уйду, буду вечером. Вот номер мобилы, ежели что — звони. Да, завтра работяги придут, кухню делать, не обращай внимания.

Девчонка стояла, держа в руках халат, и молча смотрела на него.

 — Почему? — тихо произнесла она наконец — мне нечего... мне нечем...

 — А я сентементальный, — скроив плаксивую рожу рявкнул Андрей, — и вообще, я только с виду страшен, а душа у меня хрупкая и ранимая, как эдельвейс...

Она слегка улыбнулась.

 — А эдельвейс ранимый?

 — А хрен его знает, сударыня...

Он вышел из дома, когда Марина еще спала. Постояв немного на морозном воздухе, Андрей посмотрел на перевязанную ладонь, подумал о чем-то, потом вытащил телефон и медленно набрал номер.

 — Гиви Александрович? — голос его был сух и бесцветен.

 — Андрюшенька? — обеседник говорил с легким кавказским акцентом, но слов не коверкал — рад слышать, сынок. Как дела? Почему не заедешь, не проведаешь старика?

 — Спасибо Гиви Александрович. Взаимно рад. Все дела, дела... Гиви Александрович, у меня просьба.

 — Конечно, дорогой.

 — Нельзя ли мне одолжить на несколько часиков Равиля и Ицхака.

В трубке наступило продолжительное молчание.

 — Ты хорошо подумал, сынок? — раздался наконец голос Гиви

 — Да — ровно ответил Андрей

 — У меня сложилось впечатление, что такое решение, если оно необходимо, ты... воплотил бы сам...

 — Ваше впечатление верно, Гиви Александрович. Если мне, не дай Бог, потребуются... радикальные меры, я ими займусь сам. Но пока мне этого не нужно.

 — Тогда почему э-э-э... именно они?

 — Мне нужны люди, которые... не увлекаются, при определенных обстоятельствах.

 — А ты сам?

Лицо Андрея исказилось.

 — А я боюсь, что увлекусь... Ой, как я увлекусь...

 — Я понял тебя, сынок. Ну что ж... Время, место?

 — Еще раз спасибо. И, Гиви Александрович... Мы в полном расчете.

 — Ну-ну. Они молодцы не дешевые, но так уж и в полном?

 — Именно, Гиви Александрович. В полном.

Двое одетых в легкую темную одежду молодых людей вылезли из подъехавшей машины за пол минуты до срока. Они были одного роста, с ничего не выражающими, незапоминающимеся лицами. Андрей приветствовал их сдержаным кивком. Они отошли в сторону и он коротко, не вдаваясь в подробности, описал ситуацию. На их лицах по прежему не было видно абсолютно никаких эмоций.

 — Задача? — коротко произнес израильтянин

 — Мне не нужен покойник, даже и через какое-то время, если печень, к примеру, сдаст. И не нужны перманентные внешние повреждения. Проще говоря, через недельку-другую он должен уйти на своиx ногах, с двумя глазами, руками и ушами. Все остальное... по обстоятельствам. Кроме того, эта гнида — пожилая, не знаю, что у него с сердцем, вот коргликон, если ласты начнет клеить. После воздействия, мне нужно с ним поговорить, то есть, во-первых, перепонки не бить, во-вторых... побудьте рядом. Равиль, если увидишь... Вобщем, попридержи меня, если что. И последнее. Не начинайте, пока я не увижу картинки. Все на свете бывает...

Они позвонили коротким звонком. Через некоторое время, за дверью послышался кашель, шаркающие шаги и хриплый голос: «Хто там?»

 — Телеграмма от Марины Владиленской.

Щелкнул замок и дверь приоткрылась. Не дожидаясь пока она откроется полностю, Андрей вмазал по ней ногой и влетел в квартиру. Перед ним стоял толстый, неопрятный, лысый человек, одетый в грязноватую майку и тренировочные штаны с пузырями на коленях. Маленькие красноватые глазки перебегали с одного посетителя на другого, лицо было покрыто многодневной седоватой щетиной. От человека сильно пахло чесноком и перегаром, а рукой, с траурными ногтями, он задумчиво почесывал объемистое брюхо. Из глубины квартиры надрывался Полип Тырпыров со своей «Зайкой» и тянуло кислятиной. Андрей почувствовал, что голова пустеет, а тело становится легким, как облако... Все мысли пропали, осталось только обрюзгшее лицо в перекрестье прицела, и он смотрел на него пустыми глазами снайпера. Мужчина попятился.

 — Чего на...

Андрей коротко и резко ударил его по голени. Мужик рухнул и задохнулся от боли, глаза его побелели. Андрей захлопнул дверь, наклонился, схватил его за остатки жирных, немытых волос и прошептал в заросшее волосами ухо:

 — Фотографии где?

 — Хахие... фооафии?

Андрей кивнул Равилю. То сделал неуловимое, танцующее движение, мужик хрюкнул, и осел без движения. Пощупав пульс на шее и брезгливо вытерев пальцы, Андрей быстро прошел в соседнюю комнату. Оборваные обои, мусор, пустые бутылки... На покрытой грязным матрасом кровати лежала длинная, сухая и жилистая женщина в грязном халате. Она спала, открыв рот, рядом с кроватью стояла недопитая бутылка дешевой водки и блюдце с какими-то объедками. По верхней губе женщины ползла непонятно откуда взявшаяся зимой муха. Кроме кровати в комнате присутствовал комод и тусклая лампочка без абажура, свисавшая с потолка на проводе.

 — С кузнецовского фарфора трапезничают, декаденты, — мрачно подумал Андрей и шагнул к комоду.

Быстрый обыск ничего не дал, простукивать стены времени не было. Он задумался. Выйдя в коридор, Андрей завернул в совмещенный санузел. Стараясь дышать ртом, он опустился на колени и заглянул под ванну. Там было темно, отчетливо виднелась только паутина и какая-то дрянь у самого края. Схватив чудом уцелевшую швабру он начал шуровать под ванной, пытаясь зацепить все,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх