Морская Пена

Страница: 8 из 9

карие глазищи, прямой нос, темные волосы. Небольшая грудь, узкие бедра. Двигается она плавно, но, в то же время быстро и изящно. Тонкие пальцы, длинные, узкие ладони, музыкальный низковатый голос. Белая прозрачная кожа, сквозь которую просвечивают вены...

Марина слушала его, глядя в пол. Потом она внезапно приблизилась и, по прежнему глядя вниз, прошептала.

 — А ты мог бы... мог бы поцеловать меня? Как тогда?

Андрей медленно взял ее здоровую руку и нежно дотронулся губами до запястья. Она опять вздрогнула. Он поцеловал прохладную ладошку, каждый пальчик, тыльную сторону руки, снова запястье, предплечье, опять запястье, словно ставя невидимые, ласковые печати. Она больше не вздрагивала, но стояла тихо, как будто даже не дышала. Очень медленно Андрей обнял ее за плечи и поцеловал в лоб, в висок, нос, в закрытые глаза, коснулся ее губ, щеки, мочки уха, снова глаз... Она вдруг прижалась к нему и замерла, шепча что-то так тихо, что слов нельзя было разобрать даже приблизив ухо вплотную. Он продолжал целовать ее шею, подбородок и губы, ощущая волны теплой нежности, накатывающие откуда-то изнутри. Она снова стала вздрагивать при каждом поцелуе, не открывая глаз, обняв его за шею. Ее губы продолжали почти беззвучно шевелиться.

Ме-е-едлен-н-нооо... Ключица, ямка между ключицей и шеей, шея, мочка уха, шея... Она внезапно стала оседать на его руках, он подхватил ее под колени и перенес на тахту. Она не шевелилась. Губы, щека, шея... Слегка прикусить мочку уха... Она резко взохнула и немного изогнулась... Еще раз. Вздох, дрожь... Другое ухо. Поцелуй... Ключица, медленно провести языком вдоль ямки... Резкий взох, похожий на стон... Еще раз... Рука медленно гладит лицо, спускается ниже. Поцелуи удлинняются, ускоряются, опять замедляются. Осторожно распахнуть халат. Небольшая красивая грудь. Поцелуй. Дрожь... Еще... Еще... Ниже... Она сжимается. Нежно коснуться языком колена, голени, пальцев ног, еще, еще... Назад наверх, снова вниз... Руки гладят живот, колено... Дрожь, стон... Еще, еще, еще... Ниже... Осторожно, целуя, убрать ее руку. Почти не касаясь поцеловать нежнейшую кожу, согревая ее дыханием... Не потерять голову от запаха!... Еще поцелуй, ниже... Чуть приподнять ее бедра. Поцелуй, еще, еще, еще... Шумное дыхание, рука комкает простыню... Осторожные круговые движения языком, еще, еще... Чуть быстрее, чуть медленнее, опять быстрее... Тонкий протяжный стон, тело выгибается и опять опадает. Не терять голову! Опуститься пониже, еще... Пальцы находят нужное место, в то время как язых медленно проникает во влажные тайны. Быстрее, еще... Девушка бьется и кричит, потом выгибается почти на мостик и без сил падает вниз. Отодвинуться. Аккуратнее, еще аккуратнее... Осторожно. Ме-е-едлен-н-но-о-о. Нежнее. Еще нежнее... Боже, как горячо... Ее тело судорожно подается навстречу. Быстрее, медленнее, быстрее... Сильнее, еще... еще... Слабее... Накатывает знакомая дрожь. Стоп. Нажать на золотую точку. А что там у нас с поставками? С поставками, я спрашиваю, что? И погоды нынче мерзкие. Дрожь пропадает. Медленнее, быстрее, еще... Ее колени взлетели вверх, низкий стон, тело извивается и дрожит, он чувствует волнообразные спазмы... Быстрее, еще... Медленнее... Чуть в сторону, в другую... Сильнее... Еще... Ее запрокинутое лицо блестит от пота, судороги, крик, резкие движения навстречу. Сильнее, еще... Все с начала... Еще... Стон, волны... Девочка моя... радость... девочка... девочка... девочка моя... моя... моя... моя...

ДЕ-Е-ВО-О-О-ЧКА-А-А-А!!!

Марина спала. Андрей полюбовался ее стройным телом и тихо поцеловал в губы. Она что-то пробормотала и перевернулась на живот, по-детски уткнувшись в подушку. Он накрыл ее одеялом и прилег рядом. В голове проносились какие-то бессвязные обрывки мыслей, где накатывающий сон перемешивался с явью. Последняя была о том, что непонятно, откуда у нее такие глазищи? И у матери и у отца, судя по фотографии, глаза были вполне обычные... Проснулся он от легкого прикосновения прохладных пальцев к лицу. Марина лежала, положив голову ему на грудь и тихонько гладила его по щеке. Увидев, что Андрей проснулся, она отняла руку и молча уставилась на него.

 — Так не бывает, — еле слышно прошептала она через минуту.

 — Как не бывает?

 — Принцев не бывает. Все принцы продали белых коней и купили пиджаки от Кензо... Или ящик водки. Они не скачут за тридевять земель, они отрастили брюхо и смотрят «Окна». Или зажигают в Сан-Тропэ, в каком случае в принцессах недостатка они не испытывают. А принцесса не спит в хрустальном гробу, она в бигудях и рваном халате жарит яичницу на завтрак. А принц ее по пьяни поколачивает. Чтоб крепче любила. И хорошо так тоже бывает только в книжках по сексологии. А у меня не может... Я ведь даже сама не могла...

 — Ну... Конь мой не белый, а мокрый асфальт, к тому же трехлеток и слегка битый.

И Сан-Тропэ, боюсь, пока не потяну. В общем, принц из меня, скажем откровенно, как из гуано снаряд.

Она улыбнулась.

 — Метафоры у вас, Ваше Высочество, безусловно выпуклые...

 — Рады стараться... А не угодно ли будет Вашей Светлости апельсинового сочку? Очень способствует.

 — Ага. Только вставать... сил нет.

 — Это последствия сотрясения мозга, — уверенно заявил Андрей, — но мы, белоконные принцы, стакан сока, да сей момент!

Ее прохладная ладошка медленно гладила его грудь и живот, голова все также покоилась на плече. Она о чем-то ненадолго задумалась, потом решительно скользнула вниз. Он нежно перехватил ее за плечи и притянул обратно.

 — Стоп. Куда направились?

Она уткнулась носом ему в плечо.

 — Ну... Я знаю... Я... Всем мужикам это нравится.

 — А где они? — вкрадчиво поинтересовался Андрей.

 — Кто?

 — Все мужики?

 — ???

Он осторожно взял ее голову в ладони и посмотрел ей в глаза.

 — Начинаем легкий ликбез. Приемлимо все, что нравится обоим. Разрешите подчеркнуть, о-бо-им! Применительно к конкретной ситуации, мне абсолютно наплевать, что нравится или не нравится «всем мужикам», поскольку я их здесь не вижу. Но, даже если признаться, что ты права, и, в этом плане, я один из «всех мужиков», мне почему-то кажется, что это не очень нравится тебе...

Она лежала тихо.

 — Ну почему я такая уродина? — прошептала она еле слышно.

 — Где уродина?

Андрей нежно повернул ее на спину и поцеловал в открывшуюся грудь. Она тихо охнула.

 — Не вижу... я... никакой... уродины...

Выспаться не получилось.

Они ввалились на этаж с цветами, шариками и шампанским. Солнце било в открытые окна, пробивая листву деревьев, раскрашивая стены в клетчатый зелено-белый узор. Пожилая медсестра замахала руками и грозно двинулась в их сторону.

 — Мадам, — галантно надвинулся на нее Виктор, — мы буквально на минуточку. Такое событие невозможно... Поймите правильно. Эти розы, не согласитесь ли, как нельзя подходят к вашим...

Отворилась дверь и в коридор вышел доктор.

 — А-а, опять явились? Со вчерашнего дня ничего нового. Обе ваших дамы в норме. Младшая изволила изрядно погадить, старшая между кормлениями носится по этажу, что твоя ракета. Короче, завтра с утра забирайте, а то у меня голова от нее кругом. Мария Владимировна, выдайте, голубушка, им халаты, и пропустите уж...

Сестра неодобрительно поджала губы, но спорить не стала.

Они приоткрыли дверь и пошли в палату. Марина стояла над колыбелькой и тихонько напевала: «Спит Гавана, спят Афины, спят осенние цветы. В Чёрном море спят дельфины,

в Белом море спят киты.» Она обернулась на звук открываемой двери и, радостно пискнув, бросилась к Андрею ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх