Морская Пена

Страница: 9 из 9

на шею. Она буквально светилась таким нереальным, невозможным, осязаемым счастьем, что старый циник Виктор поперхнулся очередным витьеватым приветствием, вздохнул и, пробормотав что-то типа: «Ну... я тут, насчет завтра... внизу», изчез. Андрей держал ее за талию и не мог отвести глаз от ее сияющего лица. Он гладил волосы, целовал лучистые глаза, шею, руки и не находил слов. Она тихо смеялась и прижималась к нему, как ребенок, потираясь носом о щеку. Потом она отпрыгнула, схватила его за руку потащила вперед.

 — Смотри, она спит. А во сне дрыгается, как в животе. А ест то как...

 — Таки есть в кого.

Она опять тихо засмеялась. Андрей любовался ее гибким легким силуэтом, который носился по палате, что-то тихонько напевая.

 — Слушай, подруга, мне любопытно, ты можешь иногда ходить? Или только скакать как Быстрый Гонзалес *?

 — А что?

Андрей закатил глаза и потряс головой.

 — Любезная супруга. Поскольку вам через, примерно, месяц, исполнится целых девятнадцать лет, возраст, что ни говори, солидный, позвольте довести до вашего сознания правила пристойного поведения для молодых, правильных рожениц. Полагается вам вовсе не носится по всей больнице, изводя медсестер и доканывая дока вопросами: «а почему это у дочки на пузике прыщики?», а лежать на койке и отдыхать, вальяжно принимая посетителей с цветами и поздравлениями и подставляя свою очаровательную попку под уколы. Смею также отметить, что неплохо бы, в этой самой койке, читать умные книжки, — Андрей покосился на стопку книг на тумбочке, — поскольку у означенной молодой роженицы через две недели сессия. Почему, вы спросите? Я вам отвечу! Потому, что моя драгоценная супруга есть последняя бестолочь, и не пожелала пойти в академку, как все нормальные люди. Вместо этого, она, на сносях, таскалась в свой долбаный институт и пугала там преподов немеряным брюхом, вне всяких сомнений, вымогая зачеты угрозами родить прямо на их глазах...

На этом месте его грозная речь была прервана самым беззастенчивым образом. Андрей, почувствовал ее теплые губы, ее невероятный, сводящий с ума запах, ее легкий, тонкий язычок...

 — Маринка, — пороговорил он оторвавшись, глядя в ее огромные, шалые глазищи, — прекрати...

Она улыбнулась своей особенной улыбкой, которая так меняла ее и без того красивое лицо, и посмотрела на него снизу.

 — А что такое? О-о-о... Мой дорогой суженый, я нахожу, что у вас произошло, э-э-э... восстание жезла жизни...

Ее узкая ладошка скользнула вниз.

 — Маришка, перестань! А то... А то... А то Таську разбудим!

Это подействовало. Она отпрыгнула и легко подбежала к колыбельке.

 — Не-е. Спит.

Андрей подошел к ней сзади и, обняв, уткнулся в шею, чуть выше ключицы.

 — Как ты себя чувствуешь хоть, чудо в перьях?

 — А, — она махнула рукой, — как именинница. Иногда побаливает, но доктор говорит, что все пройдет через недельку.

 — Больно было?

 — Не-а. Доктор хороший! Он чего-то кольнул, все чувствую, и, вроде, даже, больно, а как-то по барабану. Как будто это и не я вовсе. Вобщем, не я первая, не я последняя. Кстати, о докторе...

Она в притворном расстройстве повернулась к Андрею

 — Доктор сказал, что в ближайшие две-три недели нам не светит... м-м-м... радость плотских утех.

 — О как... Ну так правильно... Нельзя же...

 — Да ладно... Она опять глядела на него своими огромными глазами, из которых просто хлестала радость. — Видите ли, ваша развратная жена тут получила несколько весьма дельных советов.

Андрей слегка опешил.

 — Э-э-э... от кого?

 — От старших товарищей. Здесь одна классная тетка третьего позавчера родила. Так вот, некоторые советы были тривиальны. Ну, вы меня понимаете... Хотя, эта испробованная практика и приводит к весьма приятным результатам. А некоторые... Ну вот, скажем...

Она подлетела к Андрею, схватила его за шею, пригнула его голову пониже и зашептала на ухо что-то такое, что тот был вынужден призвать все свое самообладание чтобы не покраснеть, как старшекласник. Марина вновь отпрыгнула, вскинула руки и закружилась по палате, как тоненькая, воздушная юла. Потом вдруг вскочила на табуретку, подняла голову и тихо проговорила: «Кто создан из камня, кто создан из глины, а я серебрюсь и сверкаю! Мне дело — измена, мне имя — Марина, я — бренная пена морская.»

Андрей развернулся, подхватил ее на руки, вновь подивившись, что после родов она не поправилась ни на грамм, прижался лицом к ее плоскому теперь животу и пробормотал: «Пена... Моя пена... Девочки мои, глупые, ненаглядные... Чудо ты! Морское...»

* Быстрый Гонзалес — персонаж детских мультфильмов. Очень быстро бегающая мышка.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх